РОДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ XIX ВЕКА. ГЕНЕАЛОГИЯ В.И. ДОЛОЦКОГО

А.А. Новожилов
Н.В. Белозерова

Санкт-Петербург, июнь 2017

Данная статья была подготовлена для печати в одном их церковныъ журналов, но так и не увидела свет. С разрешения заказчика помещаем ее здесь.

Цель статьи — исходя из рассмотрения части генеалогического древа профессора В.И. Долоцкого (1815–1885) показать, как разветвленные родственные связи накладываются на профессиональные отношения в среде выпускников и преподавателей Санкт-Петербургской духовной академии XIX века. Вводится понятие «семья СПбДА» — неформальное сообщество выпускников и преподавателей академии, объединенных как пересечениями по совместной учебе или службе, так и родственными связями. Оценивается вклад рода Долоцкого в историю РПЦ.

Ключевые слова: Санкт-Петербургская духовная академия, родственные связи, Долоцкий В.И.


В 2015 году отмечались две круглые даты: 200 лет со дня рождения и 130 лет со дня смерти Василия Ивановича Долоцкого (1815–1885) — одного из старейших профессоров и преподавателей Санкт-Петербургской духовной академии (СПбДА). Вся его жизнь была связана с этим учебным заведением. Непосредственно преподаванию Долоцкий отдал более 35 лет, но отношения с академией длились гораздо дольше и были значительно глубже. О его жизни, научной и преподавательской деятельности недавно опубликованы две обстоятельные статьи 1. Прошедшие юбилеи дают нам повод затронуть на его примере тему семейственности в СПбДА (в широком и положительном ее смысле).

На посторонний взгляд (коий мы и представляем 2) СПбДА в XIX веке видится большой семьей, где взаимоотношения между членами весьма напоминали отношения в обычной семье. Причем, в буквальном смысле — выпускники и преподаватели академии не только входили в единое «профессиональное» сообщество, но и были переплетены тесными и разветвленными родственными связями.

Мир духовенства в Императорской России был довольно обособлен, тем более узок был круг высших иерархов и священников в Санкт-Петербурге, которые, как правило, были выходцами из СПбДА или преподавали в ней. В результате, в этом ограниченном сообществе неизбежно возникали родственные отношения. Не имея широких возможностей для установления новых знакомств, выпускники академии, обычно, находили невест среди сестер сокурсников, дочек старших коллег, преподавателей и знакомых того же круга. Иногда такие браки устраивались буквально за несколько часов просто по согласованию с родителями без всякого личного знакомства с будущими невестами 3. Так выпускники входили в большую родственную «семью СПбДА» — неформальное сообщество выпускников и преподавателей академии, объединенных совместной учебой, службой и родственными связями. (В дальнейшем мы будем употреблять этот термин именно в данном смысле. См. Также Дополнение в конце статьи.)

Влившись в «семью СПбДА», выпускники становились полноправными ее членами, разделяя общие радости и горести, как и в настоящей семье. Это хорошо отражается в записях о непременном участии в семейных обрядах: крестинах, венчаниях и погребениях. Сплочению родственного союза способствовал и тот факт, что сами эти обряды часто проводились всё той же родней. Конечно, дело не ограничивалось только этими формальными обязанностями — в «семье СПбДА» царил дух настоящей фамильной взаимопомощи.

Профессор Василий Иванович Долоцкий во второй половине XIX века являлся одной из узловых фигур в «семье СПбДА» 4. Помимо многочисленных служебных пересечений, он имел множество родственных связей с коллегами по работе и выходцами из академии, игравшими заметную роль в церковной жизни Санкт-Петербурга того времени. Любопытно, что, не будучи женатым и не имея детей, он всё равно оставался важным связующим центром, еще раз подтверждая разветвленность родственных отношений в академии. Не претендуя на знание внутренней жизни этого учреждения, мы хотим привести некоторые генеалогические факты, относящиеся к В.И. Долоцкому и характеризующие СПбДА как большую семью.

Генеалогия В.И. Долоцкого

Василий Иванович Долоцкий (В.И.Д) родился в Санкт-Петербурге 4 января 1815 г. в семье молодого священника Петропавловского кафедрального собора Ивана Васильева Долоцкого. Мать — Анна Васильева (1790–1828) — дочь протоиерея и сакеллария придворного Большого Собора в Зимнем Дворце Василия Иоаннова (Колосова).

Василий Долоцкий был носителем своей фамилии только во втором поколении — впервые она появляется у его отца, когда тот обучался в Санкт-Петербургской Александроневской семинарии. Сама фамилии была дана по месту рождения Ивана Васильева — Доложскому погосту Гдовского уезда ведомства Череменецкого духовного правления Санкт-Петербургской епархии.

По своему происхождению В.И.Д. был сугубо духовного звания — и по отцовской и по материнской линиям его предками были исключительно церковно- и священнослужители провинциальных приходов. Для того времени это было обычным делом, поскольку выход из духовного звания случался крайне редко. По мужской линии мы прослеживаем пять поколений предков В.И.Д. вплоть до дьякона Ермолая Иванова, служившего в начале XVIII века в церкви Николая Чудотворца Ручьевского погоста Шелонской пятины Залесской половины Новгородской земли (впоследствии — Порховского уезда Псковской губернии). По женской линии — те же пять поколений до Тимофея Иванова (ок.1668 – ок.1752) — дьякона церкви Рождества Пресвятой Богородицы в погосте Морхово Медовской волости Холмского уезда Новгородской епархии.

Дед В.И.Д. по отцовской линии — Василий Дмитриев (ок.1758–1801) — после окончания Новгородской семинарии в 1783 г. был определен священником в Доложский погост, где женился на дочке местного священника Анне Малахиевой (ок.1754–1800). Он отличался буйным нравом (состояния хмельного и в драках многих находился и под следствием состоит 5), за один проступок был даже сослан на 6 месяцев в Череменецкий монастырь.

Его сын (отец В.И.Д.), Иван Васильев Долоцкий (ок.1788–1851), напротив, был примером духовного служения. Помимо основных обязанностей священника и ключаря Петропавловского собора, учителя и инспектора Петропавловских духовных училищ, он 34 года за мизерную плату преподавал Закон Божий в училище Торгового мореплавания и там же «безмездно» исправлял требы. За отличное усердие и ревностную службу был неоднократно награжден орденами и отмечен знаками благодарности. Стал протоиереем Благовещенской церкви, что на Васильевском острове, а потом Волковскокладбищенской церкви. В 1837 г. вместе с детьми был внесен в 1 часть Дворянской Родословной Книги Санкт-Петербургской губернии. Таким образом, В.И.Д. в 22 года стал дворянином.

По материнской линии его дедом был сын пономаря погоста Морхово Новгородской епархии Василий Иоаннов (Иванов/Колосов) (ок.1754–1815). (Сам он фамилию Колосов не употреблял, подписываясь «Иванов», но в некоторых документах его всё же так называют.) После Новгородской семинарии в 1777 г. Василий Иоаннов был определен приходским священником в Старорусский уезд, но уже через год стал священником Сампсониевского собора в Санкт-Петербурге. Тут он был замечен царственными особами, после чего местами служения его были исключительно придворные храмы: церковь Св. Великомученика и целителя Пантелеймона в Ораниенбауме (1779), церковь Воздвижения Честного креста в Таврическом дворце в Петербурге (1792), наконец, собор Спаса Нерукотворного Образа при Зимнем Дворце (1799). В 1806 г. он стал здесь протоиереем (протопресвитером), а в 1811 г. сакелларием. Каждый раз изменения в его карьере производились по воле монархов: Екатерины II, Павла I и Александра I. С 1796 г. до конца жизни Василий Иоаннов был катехизатором при преподавании Закона Божия грекороссийским ученикам училища при Аннинской лютеранской церкви.

С 1779 по 1796 гг. у Василия Иоаннова родилось 10 детей, и средняя дочь Анна в 1813 г. вышла замуж за отца В.И.Д, тогда еще учителя Петропавловского уездного духовного училища Ивана Васильева Долоцкого (буквально через пять дней после венчания он будет рукоположен в иерея Петропавловского кафедрального собора).

В.И.Д. был вторым ребенком в семье. Кроме старшего брата у него было еще три младших и две сестры. Старший брат Николай (1813–1836), будучи студентом Главного Педагогического института, умер от чахотки, а самый младший брат — Иван (1823–1824) — скончался в годовалом возрасте. Брат Александр (1820–1860) был священником Скорбященской церкви на Воскресенском проспекте (ныне пр. Чернышевского). Другой брат — Петр (1822–1883) — вышел из духовного звания и стал магистром физики, преподавал в Смольном и Горном институтах и дослужился до коллежского советника.

Сестры — Екатерина и Варвара — удачно вышли замуж, и именно через них В.И.Д. в большой степени обрел родственные связи в «семье СПбДА». Впрочем, брат Александр тоже имел к ней непосредственное отношение — закончил академию в 1843 г.

В.И. Долоцкий — член «семьи СПбДА»

В.И.Д., будучи сам выпускником СПбДА (5-й магистр XII курса, 1837), попал в орбиту академии гораздо раньше — буквально с рождения. 17 января 1815 г. в Петропавловском соборе он был крещен протоиереем того же собора Стахием Колосовым — двоюродным дедушкой новорожденного. Он же был и восприемником.

Стахий Иоаннов Колосов (1757–1831), младший брат Василия Иоаннова, — крупная фигура в церковной жизни Петербурга того времени. 25 лет был священником в 1 Кадетском корпусе, где преподавал Закон Божий. С 1809 г. протоиерей Петропавловского собора и ректор Петропавловских духовных училищ. Член Императорской Российской Академии Наук, член Духовной Консистории и духовный цензор в гражданской цензуре, кавалер многих орденов.

В 1808 г. при образовании СПбДА Стахию Колосову была предложена должность профессора исторических наук, но протоиерей отказался, сославшись на слабое зрение. Тем не менее, он стал почетным членом Академической Конференции (одним из пяти членов, не служивших в академии) и вошел во Внешнее академическое правление. Таким образом, В.И.Д. был крестником человека, стоявшего у истоков основания его альма-матер.

В обязанности Конференции, среди прочего, входило производство экзаменов и присвоение степеней выпускникам академии. Тем самым Стахий Колосов участвовал в судьбе многих родственников В.И.Д. Вообще, Колосов был центральной фигурой в межсемейных отношениях, являясь неким связующим звеном между всеми ближайшими родственными линиями. Не счесть бракосочетаний и крестин родственников, где он не участвовал бы в той или иной роли. Велико было его влияние и на жизнь семьи Долоцких.

Начнем с того, что Стахий в 1770-х годах учился в Новгородской семинарии в одно время с дедом В.И.Д. — Василием Дмитриевым. Затем в 1811 г. он значительно повлиял на судьбу его сына — отца В.И.Д — Ивана Васильева. Тот просился после семинарии на должность священника в родном Доложском погосте, но не без участия Колосова был оставлен в Петербурге. Более того, протоиерей сосватал ему свою племянницу и сделал своей правой рукой в Петропавловском соборе и духовных училищах.

В том же 1815 году, когда родился В.И.Д., умер его дед Василий Иоаннов. Его брат Стахий, у которого самого имелось 7 детей, по сути, стал «родным» дедушкой для детей своих племянников, и значение его личности в дальнейшей судьбе В.И.Д. трудно переоценить.

Члены «семьи СПбДА» по материнской линии

Рассмотрим членов «семьи СПбДА» со стороны Колосовых, то есть, родственников по линии матери В.И.Д.

Старшая сестра матери — Екатерина Васильева (род. 1783) — была замужем за Иаковом Иоанновым Воскресенским (1775–1836) — священником Скорбященской церкви за Литейным двором, а потом протоиереем Исаакиевского собора. Четыре их дочери (двоюродные сестры В.И.Д.) вышли замуж за выпускников СПбДА, ставших впоследствии влиятельными церковными деятелями:

  • 1. Елизавета Яковлевна (1800). Муж — Василий Иванович Полянский (†1850). Кандидат первого курса СПбДА (1809–1814), по окончании академии был профессором исторических наук и французского языка в СПб духовной семинарии, с 1819 г. – священник Андреевского собора на Васильевском острове, с 1825 г. – законоучитель Патриотического института, с 1840 г. – протоиерей Покровской Коломенской церкви. Их дочь Надежда (1819) в 1837 г. вышла замуж за Василия Николаевича Карпова (1798–1867), с 1833 г. профессора кафедры философии СПбДА. Он по 1854 г. заведовал академической библиотекой, и именно на этом посту его сменил В.И.Д.
  • 2. Александра Яковлевна (1804 – после 1867). Муж — Андрей Иоаннович Райковский (1802–1860). Магистр IV курса (1821). Оставлен в академии бакалавром гражданской истории, был также и библиотекарем. С 1826 г. священник Пантелеймоновской церкви, в 1827 г. перемещен к Исаакиевскому собору. С 1828 по 1836 гг. был законоучителем в Морском учебном экипаже. 1830–1856 г. – профессор догматического богословия, церковной истории и канонического права в СПб Университете. 1839 – действительный член Конференции СПбДА и Цензурного комитета. 1842 г. – протоиерей. 1843 г. – перемещен к церкви Смоленского кладбища. В 1845 г. перемещен к церкви Симеона Богоприимца. В 1848 г. стал Благочинным и перемещен к Казанскому собору. Член Совета Копенгагенского королевского общества Северных древностей.
  • 3. Екатерина Яковлевна (1810–1837). Муж — Петр Алексеевич Лебедев (1807–1884). Магистр IX курса (1831). По окончании академии рукоположен во священника к церкви Мариинского института; 1836–1865 – священник и законоучитель Технологического института; с 1866 г. – настоятель Вознесенской церкви, член Консистории; с 1870 г. – настоятель кафедрального Исаакиевского собора, митрофорный протоиерей.
  • 4. Мария Яковлевна (1817). Муж — Григорий Сергеевич Дебольский (1808–1881). Магистр X курса (1833). По окончании академии служил в Тверской духовной семинарии профессором всеобщей истории и немецкого языка. С 1834 г. – священник и законоучитель при Александровском Сиротском доме (Лицее); в 1841 г. перемещен в Коммерческое училище; с 1848 г. – член Конференции СПбДА. В 1860 г. назначен настоятелем Казанского собора. С 1862 г. – член СПб Духовной Консистории. Ученый археолог, литургист. Их сын Николай Григорьевич Дебольский в звании приват-доцента с 1882 по 1887 гг. занимал кафедру метафизики в СПбДА, читал лекции по логике и психологии.

Таким образом, мы видим, что четыре двоюродных сестры В.И.Д. были замужем за заметными столичными клириками, тесно связанными с СПбДА. Заметим также, что в то время родство воспринималось гораздо острее, чем сейчас, и двоюродные братья и сестры считались практически родными, а их жены и мужья однозначно признавались двоюродными родственниками. Об этом свидетельствуют записи в метрических и клировых книгах, где таких супругов всегда указывали со словом «родной» или «родная». Например, муж тетки записывался как «родной дядя».

Члены «семьи СПбДА» по отцовской линии. Долоцкие

Теперь обратимся к другим более близким родственникам В.И.Д. — непосредственно к Долоцким, а именно к его родным сестрам и брату. Как уже было сказано, у профессора не было своих детей, поэтому отчасти свои отцовские чувства он перенес на своих племянников и племянниц, которые тоже, так или иначе, входили в «семью СПбДА».

Екатерина Ивановна Долоцкая (1816–1898) — младшая сестра В.И.Д. Вышла замуж за Андрея Алексеевича Павловского — магистра X курса (1833), (того же года выпуска, что и Г.С. Дебольский).

А.А. Павловский (1809–1875) родился в семье священника Усть-Пуйского прихода Шенкурского уезда Архангельской губернии. В 1829 г. после окончания с отличием по первому разряду Архангельской духовной семинарии был единственным студентом семинарии, кто в том году сразу поступил в СПбДА. После обучения в академии был учителем и инспектором Петропавловских духовных училищ. С 1836 г. – священник Петропавловского кафедрального собора. Преподавал Закон Божий в Коммерческом пансионе и в училище Торгового мореплавания. С 1853 г. – настоятель Покровско-Коломенской церкви, с 1853 г. – настоятель Входоиерусалимской Знаменской церкви, где прослужил до кончины. Его магистерское сочинение было написано на тему: «О святости и силе закона касательно супружества», и на практике он оказался прекрасным семьянином: нам известно 15 его детей, из которых 8 были крестниками В.И.Д. Шестеро детей умерли в раннем возрасте, но остальные в большинстве своем «вышли в люди». Среди них выделим четверых Павловских — племянников и племянниц В.И.Д., вошедших в «семью СПбДА»:

  • 1. Анна Андреевна Павловская (1834–1866). Замужем за Георгием Семеновичем Полесским (ок.1830–1863), магистром XXI курса (1855), священником Константиновского Военного училища. Оба супруга умерли рано, оставив трех сыновей. Опекунами над сиротами были определены В.И.Д. и И.Е. Троицкий (о последнем далее).

  • 2. Леонид Андреевич Павловский (1837–1895). Магистр XXIV курса (1861), до 1872 г. был в академии бакалавром патристики. Протоиерей Владимирской церкви, затем настоятель церкви во имя святых Двенадцати Апостолов при Главном управлении почт и телеграфов (Почтамтской).

    Это одна из узловых фигур «семьи СПбДА», связывающая профессора Долоцкого родственными и иными узами не только с другими ее «отдаленными» членами, но и с более широким кругом столичного общества. Благодаря местоположению, на первый взгляд, вроде бы, скромной Почтамтской церкви, ее прихожанами были весьма влиятельные люди, многие из которых принадлежали к царскому двору, а настоятель становился духовником и душеприказчиком многих богатых и знатных персон. В частности, отец Леонид был душеприказчиком родственника своей жены — Иоанна Васильевича Рождественского (1815–1882), протопресвитера Зимнего Дворца, однокурсника В.И.Д по СПбДА. После его смерти в распоряжении Павловского оказалось 44 тома дневников Рождественского, а ведь придворный священник был законоучителем Великого Князя Сергея Александровича, а потом и наследника. Естественно, эти дневники стали предметом нездорового интереса, в результате чего Леонид Андреевич оказался в центре придворной интриги, длившейся более 10 лет, и в которой были замешаны Константин Победоносцев, великий князь Сергей Александрович и сам Александр III.

    Леонид Павловский вместе с другим своим сокурсником Петром Александровичем Лебедевым и выпускником XXV курса (1863) Николаем Ивановичем Барсовым были женаты на дочерях протопресвитера Михаила Измайловича Богословского (1807–1884), магистра IX курса (1831).

    П.А. Лебедев (ок.1834–1900) — бакалавр СПбДА, протоиерей и законоучитель 2-го Кадетского, а с 1891 г. Пажеского корпусов.

    Н.И. Барсов (1839–1903) — экстраординарный профессор СПбДА.

    Павловский был также однокурсником Александра Львовича Катанского (1836–1919), будущего заслуженного ординарного профессора, сменившего в 1873 г. В.И.Д. на кафедре церковной археологии и литургики. Катанский оставил интересные воспоминания, в том числе и о Л.А. Павловском, и о В.И.Д. 6

    Заметим также, что Леонид Андреевич был душеприказчиком и самого профессора Долоцкого.

  • 3. София Андреевна Павловская (1838–1870). Замужем за Иваном Егоровичем Троицким — 7-м магистром XXIII курса (1859). Брак состоялся в 1864 г. Венчал их Г.С. Дебольский, а поручителем по невесте был П.А. Лебедев (это вышеупомянутые свояки сестер Воскресенских).

    И.Е. Троицкий (1832–1901), действительный статский советник, доктор богословия, заслуженный ординарный профессор, историк церкви. Родился в семье причетника села Красного Пудожского уезда Олонецкой губернии. Закончил Каргопольское духовное училище, Олонецкую духовную семинарию и СПбДА. С 1861 г. – бакалавр СПбДА. В 1875 г. защитил диссертацию и получил степень доктора богословия. 1884–1899 гг. – занимал в СПбДА кафедру истории и разбора западных исповеданий. С 1874 г. читал лекции по церковной истории в Санкт-Петербургском университете, сначала в звании доцента, потом экстраординарного и с 1884 г. ординарного профессора. Состоял членом совета православного палестинского общества. Являлся автором некролога на смерть В.И.Д. в «Церковном Вестнике» 7.

  • 4. Александра Андреевна Павловская (1854 – после 1917). (Восприемником при ее рождении был В.И.Д.). Вышла замуж за Дмитрия Тимофеевича Мегорского (прапрадеда авторов данной статьи).

    Д.Т. Мегорский (1841–1909), митрофорный протоиерей, настоятель Знаменской церкви и Казанского собора. Сын дьячка Рубежского прихода Вытегорского уезда Олонецкой губернии. В 1863 г. закончил Петрозаводскую духовную семинарию, в 1867 – XXVII курс СПбДА. Затем в Астрахани преподавал в духовной семинарии, Епархиальном женском училище и женской гимназии. С 1872 г. – учитель греческого языка в Петербургской семинарии. В 1873 г. удостоен степени магистра. В 1875 г. рукоположен во священника ко Входоиерусалимской Знаменской церкви, с 1891 г. – протоиерей, с 1896 г. – настоятель той же церкви. В ноябре 1904 г. назначен настоятелем Казанского собора, где прослужил до самой смерти, случившейся в ночь на 27 января 1909 г. Погребен в Александро-Невской Лавре.

    Мегорский имел множество гражданских и церковных наград, включая митру (1905). Отмечены его хозяйственная и благотворительная деятельности. Он вел и научную работу: в 1903 г. после представления своих трудов по сличению славянских триодей с греческим подлинником при Синоде по его инициативе была учреждена комиссия по исправлению богослужебных книг, в которой Мегорский работал до кончины.

    Интересно, что И.Е. Троицкий знал семью Мегорских (и, вероятно, самого Дмитрия Тимофеевича) еще по Олонецкой губернии до появления последнего в столице. Известна обширная переписка Троицкого с братом Дмитрия — Петром Тимофеевичем Мегорским (1833–1888), и, скорее всего, именно Троицкий познакомил младшего товарища с сестрой своей жены, тем самым укрепляя его членство в «семье СПбДА». Потом в 1881 г. он стал восприемником сына Дмитрия Тимофеевича — Владимира.

    На этом примере мы еще раз убеждаемся, что «внутрисемейные» связи СПбДА были довольно сложными и носили зачастую неформальный характер, переплетаясь так, что невозможно понять, где проявляются служебные отношения, а где — родственные. Но ведь именно так и происходит в обычных больших семьях.

Варвара Ивановна Долоцкая (1818–1899), еще одна младшая сестра В.И.Д. В 1838 г. вышла замуж за Петра Ивановича Боголюбова — 4-го магистра X курса (1833).

П.И. Боголюбов (1808–1880), действительный статский советник, профессор. Родился в семье священника села Заколпье Белозерского уезда Новгородской епархии. После окончания Новгородской Духовной семинарии (1829) и СПбДА, был оставлен при академии бакалавром философии. С 1834 г. – профессор СПбДС. В 1843 г. по болезни уволен в светское звание, но продолжал педагогическую службу в семинарии до 1859 г. Был заведующим Домом Призрения малолетних бедных Человеколюбивого общества и директором Дома воспитания бедных детей.

Александр Иванович Долоцкий (1820–1860), младший брат В.И.Д. Закончил СПбДА со степенью кандидата (XV курс, 1843). С 1846 г. был учителем Александровского духовного училища. В 1850 г. рукоположен во священника к Воскресенской церкви, что на Волковском кладбище. 1853 г. – перемещен к Скорбященской церкви на Воскресенском проспекте. Скончался на 40 году жизни от холеры. Его сын надворный советник Николай Александрович Долоцкий (1854 – после 1917) закончил СПбДА в 1877 г., был душеприказчиком В.И.Д.

Заключение

Подведем некоторые итоги нашего небольшого генеалогического исследования, которые характеризуют вовлеченность В.И.Д. в «семью СПбДА» по родственным связям:

  • • Двоюродный дед, он же восприемник (Стахий Колосов), стоял у истоков создания академии.
  • • Две родные сестры были замужем за ее выпускниками, а младший брат сам учился там.
  • • 4 двоюродные сестры и 3 племянницы, к которым В.И.Д. относился как к родным детям, также были замужем за выпускниками.
  • • Два племянника были выпускниками академии. Один из них (Л.А. Павловский) по сути сам являлся важным узлом в разветвленной сети членов «семьи СПбДА».

Кроме того, посредством своих браков все вышеперечисленные родственники переносят связи В.И.Д. на еще большее подмножество студентов и служителей академии (только в этой статье можно насчитать 14 таких «всплывших» фамилий, а если чуть подробнее рассмотреть биографии детей, родителей, братьев и сестер, то число это значительно возрастет).

На все эти родственные связи накладывались профессиональные отношения, ведь со всеми этими обретенными родственниками В.И.Д. имел и чисто служебные пересечения. Мы уж не говорим о долгих годах преподавания в академии, когда большое число студентов, слушая лекции профессора, оказывались под его непосредственным влиянием. Так что, его вплетенность в живую ткань академии трудно переоценить.

Выходя за рамки собственно «семьи СПбДА», можно отметить то обстоятельство, что В.И.Д. той или иной степенью родства был связан с протоиереями и настоятелями буквально всех значительных соборов и церквей Санкт-Петербурга. В разное время его родня настоятельствовала в придворных, кафедральных и просто соборах: Зимнего и Таврического Дворцов, Петропавловском, Исаакиевском, Андреевском на Васильевском острове, Смольном и Казанском (в последнем было даже несколько родственных настоятелей); в придворной Ораниенбаумской церкви; в крупных церквях: Знаменской, Владимирской, Вознесенской, Скорбященской за Литейным двором и других. Не счесть более мелких городских, кладбищенских, при учебных заведениях и домовых церквей столицы и ее окрестностей, где бы ни имелось родственника В.И.Д. на значительной должности. Любопытен тот факт, что профессор опосредованно имел отношение даже к мусульманской Соборной Мечети. В 1835 г. отец В.И.Д., ключарь Петропавловского собора Иван Васильевич, приобрел дом на Кронверском проспекте, которым потом владели три поколения Долоцких, включая В.И.Д. Уже после смерти профессора другие наследники в 1907 г. выгодно продали дом с участком под строительство вновь возводимой мечети, которая и сейчас украшает Петроградскую сторону Северной столицы.

Завершая нашу статью, заметим, что положение Василия Ивановича Долоцкого, как крупного центра в «семье СПбДА», конечно же, не уникально. Если представить «семью СПбДА» как некую сеть родственных связей, накладываемую поверх служебных отношений в академии и связующую их в единое целое, то в такой структуре можно найти и другие крупные узловые фигуры со своими обширными родственными и профессиональными переплетениями. Такие центры, в свою очередь, часто были довольно близки друг к другу по родству (как в нашем случае, В.И.Д и его племянник Л.А. Павловский). Тем самым «семья СПбДА» как единая система только укреплялась и оказывала еще большее влияние не только на деятельность самого учреждения, но и на всю церковную среду Санкт-Петербурга XIX века. Поскольку речь идет о столице, то это влияние распространялось на всю империю.

Возвращаясь же к Василию Ивановичу Долоцкому, мы надеемся, что сумели показать, какой заметный след оставила его семья (или, в широком смысле, его род) в истории Русской Православной Церкви.

* * *

Дополнение. В свете теории графов

Попробуем выразить основную мысль статьи с точки зрения теории графов. В общем смысле граф (сеть) представляется как множество вершин (узлов), соединенных ребрами.

В нашем случае мы имеем два графа:

Первый граф назовем «родственным». Его представление легче для восприятия, так как вершины в графе связаны очевидным образом родственными отношениями (ребрами): отец – сын, муж – жена и т.д. Генеалогическое древо и есть граф. Точнее, ориентированный граф, в котором две вершины соединяются не более чем одной дугой.

Второй наш граф назовем условно: «профессиональный». Здесь вершины связаны друг с другом посредством профессиональных отношений. Например, один и тот же выпускной курс академии, та же должность, служба в одной и той же церкви и т.д. Причем, как видим, для образования ребер единовременность не обязательна: выпуск из одного курса — это единовременное событие, а служба двух людей в одной церкви может быть разнесена во времени, но тоже представляет собой ребро, соединяющее вершины.

И в «родственном» и в «профессиональном» графах имеется совпадающее подмножество вершин (одни и те же люди), то есть, графы сливаются друг с другом, образуя новый единый граф с усложненной структурой (суперграф). Его мы и называем «семья СПбДА». Суперграф обладает большей связностью вершин, то есть, гораздо монолитнее, чем каждый входящий в него подграф. Если уже выходить за теоретические рамки, то можно сказать, что «семья СПбДА» в общем случае более устойчива к воздействию «внешней среды», и со своей стороны оказывает на последнюю своё большое влияние.

Что касается В.И. Долоцкого, то его можно назвать супер-узлом (вершиной с высокой степенью связности), поскольку и в «родственном» и в «профессиональном» графах вершина, которую он представляет, обладает большим количеством ребер по сравнению с обычными узлами.И в «родственном» и в «профессиональном» графах имеется совпадающее подмножество вершин (одни и те же люди), то есть, графы сливаются друг с другом, образуя новый единый граф с усложненной структурой (суперграф). Его мы и называем «семья СПбДА». Суперграф обладает большей связностью вершин, то есть, гораздо монолитнее, чем каждый входящий в него подграф. Если уже выходить за теоретические рамки, то можно сказать, что «семья СПбДА» в общем случае более устойчива к воздействию «внешней среды», и со своей стороны оказывает на последнюю свое большое влияние.

Благодарим за помощь, ценные замечания и мотивацию Николая Тихоновича Карамышева.

* * *

Примечания

Упреждая возможные упреки в отсутствии ссылок на источники, скажем, что данная статья не претендует на строгую научность и является, скорее, эссе, которое не хотелось бы излишне утяжелять их большим количеством. Поскольку фактов приводится довольно много, то пришлось бы вставлять ссылки почти через каждое слово, делая текст неудобочитаемым. Ссылки на литературу даются только, если таковая упоминается в тексте статьи. Что касается фактологии, то уверяем, что все приводимые даты, сведения о назначениях на должности и тому подобное, естественно, подкреплены соответствующими документами, выходные данные и выписки из которых у нас имеются. Подобающую подробную документированность по персонам, затронутым в статье, можно найти на сайте авторов: «Наша родословная» (https://novbelgen.net).

  • 1. Карамышев Н.Т. Василий Иванович Долоцкий – первый профессор литургики Санкт-Петербургской духовной академии // Христианское чтение. 2014. № 4 С. 105–124. Карамышев Н.Т. Научная деятельность профессора литургики СПбДА В.И. Долоцкого // Христианское Чтение. 2015 № 2. С. 188–209.
  • 2. Авторы, являясь потомками рода, к которому принадлежал В.И. Долоцкий, сами не имеют отношения к церковной жизни и в качестве хобби занимаются генеалогическими исследованиями.
  • 3. Воспоминания И.И. Базарова в нескольких книжках «Русской Старины,» начиная с февраля 1901 г. Интересны обстоятельства женитьбы Базарова на дочке известного протоиерея И.С. Кочетова. Описывается, как вообще такие браки осуществлялись — без предварительного знакомства: поговорил с братом предполагаемой невесты, тот с родителями — и в течение 24 часов брак сладился!
  • 4. Мы частично используем терминологию теории графов — отсюда употребление необычного слова «узел» по отношению к персоне. Впрочем, мы слегка смягчаем это определение, используя слова: «узловая фигура» или «центр». См. также Дополнение в конце статьи.
  • 5. ЦГИА СПб Ф.19 О.113 Д.22 Л.1. Клировые ведомости Петербургской епархии за 1791 г. Доложский погост.
  • 6. А.Л. Катанский. «Воспоминания старого профессора. С 1847 по 1913 год» НН, 2010.
  • 7. Троицкий И.Е. «Василий Иванович Долоцкий: Некролог» / «Церковный вестник» 1885 № 48 С.819–820.

последнее обновление 28.03.21 03:53