ВАСИЛЬЕВЫ

Это наша основная и ближайшая фамильная линия (собственно, один из авторов этого сайта – Нина – носила эту фамилию до замужества). Однако, несмотря на это, сведения по Васильевым крайне скудны. Объяснение здесь простое: все Васильевы в третьем от нас поколении эмигрировали в далекую Бразилию, а наш дед, единственный оставшийся в России, был расстрелян в 1941 году. Через полгода в блокадном Ленинграде умерла и наша бабушка. Естественная связь поколений была прервана, и каких-либо семейных преданий по этой линии практически не осталось – лишь отрывочные сведения, которые смогли запомнить и передать нам их дети (и наши родители), сами прожившие весьма недолгую жизнь в полноценной семье (они были эвакуированы из Ленинграда летом 1941 г. за пару месяцев до ареста отца и больше никогда не видели своих папу и маму).

На данном этапе наших изысканий корни этого рода мы находим на Украине (что, кстати, только усугубляет трудности поиска информации). В конце XIX века в Полтаве работал врач, надворный советник Леонид Гаврилович Васильев. В 1894 году он умер, оставив на руках у вдовы пятерых малолетних детей, и ей пришлось изрядно выкручиваться, чтобы прокормить семью и дать детям какое-то образование. Существует легенда, что наш дед был отдан на воспитание некоему «барону-германофилу», жившему под Полтавой, и, что тот чуть ли не усыновил его. Так или иначе, но два старших брата были пристроены в Гатчинский Сиротский Институт, куда принимали сирот – сыновей офицеров и чиновников гражданской службы. Самый младший из братьев был отдан в Сумской Кадетский Корпус. Еще один из сыновей – Александр – учился в гимназиях Полтавы и Харькова. Из последней он почему-то выбыл по прошению матери после 4 класса в 1912 г.

Потом случилась Первая мировая война, которая в какой-то степени «облегчила» выбор дальнейшей судьбы детей – все они стали артиллеристами в действующей армии. Трое старших братьев служили в одном 18-м Мортирном артиллерийском дивизионе: наш дед Евгений Леонидович за год до войны уволился из него прапорщиком запаса, а Павел и Александр в разное время пошли на войну добровольцами. Младший брат Леонид – единственный из братьев, кто имел специальное военное образование – после ускоренного курса в Михайловском артиллерийском училище воевал в другом мортирном артиллерийском дивизионе – 4-м Сибирском.

Наиболее героически проявил себя Александр: уже через месяц после призыва в сентябре 1914 г. был ранен в бою, а после оказания медицинской помощи вернулся в строй, за что впоследствии был награжден Георгиевским крестом 4-й степени. В ходе войны он из младшего фейерверкера на правах вольноопределяющегося дорос до поручика. Впрочем, Евгений и Леонид, тоже прошли славный боевой путь и отмечены множеством боевых наград.

В 1917 г. после окончательного развала российской армии и революции братья покинули действующую армию и, похоже, все вместе в 1918 г. подались на Дон к генералам Деникину и Алексееву. Там, наверняка, они продолжили улучшать свой послужной список, получив более высокие звания. По крайней мере, мы можем судить об этом по нашему деду, который дослужился до штабс-капитана.

В 1920 г. в конце Гражданской войны судьба наконец разделила семью: наш дед попал в плен к Красным и после 3-х месяцев заключения в концентрационном лагере (по другим данным – 3-х недель) был отпущен как социально неопасный. Потом он даже учился в Автоброневой школе при Красной Армии, после чего вернулся к мирной жизни. Он работал чернорабочим и занимал неприметные посты, что позволило ему пережить все волны большевистского террора вплоть до начала Великой Отечественной войны. Однако перед самым началом Блокады Ленинграда одна из волн все-таки его накрыла, и по сфабрикованному делу он был расстрелян 2 октября 1941 г.

Три других брата до конца оставались с Белым движением и покинули родину вместе с Врангелем (по семейной легенде). Каким-то образом они оказались в Бразилии – скорее всего, в 1921 г., когда наблюдалась довольно массовая эмиграция туда бывших белых офицеров 11. В 1926 г. к ним вполне легально сумели выехать их мать Мария Ивановна и сестра Вера.

Слово Бразилия применительно к нашим родственникам мы слышали от родителей, но лишь недавно, когда мы получили доступ к Делу нашего деда, эмиграция остальной семьи Васильевых получила документальное подтверждение. С другой стороны, этот факт был отмечен в деле только единожды со слов самого Евгения Леонидовича при его первом допросе – в семье он об этом по понятным причинам особо не распространялся. Так что, все ли братья осели в Бразилии, или какая-то часть могла оказаться в других местах земного шара, требует дополнительных исследований. Впрочем, как и других обстоятельств жизни этой семьи.

Поколения:

1234

для полнотекстового поиска на странице разверните всё →


1 поколение

vs.1 Леонид Гаврилович (ум. 1894)прадед

врач, надворный советник

Биографические сведения о ЛГ крайне скудны и в основном касаются его профессиональной деятельности.

Есть основания полагать, что не позднее 1880 г. он закончил Медицинский факультет Киевского Императорского университета св. Владимира. В приветственном адресе 1884 г. от врачей Полтавской губернской земской больницы по случаю 50-летия университета говорится, что к длинному ряду научных и практических деятелей, получивших в нем свои знания и нравственные силы, принадлежат и многие из врачей полтавской больницы, а в числе шести подписантов указан ординатор Леонид Васильев 12.

Далее мы знаем места работы ЛГ:

  • 1880-1881 – врач в больнице г. Краснокутска Харьковской губ. 3:
  • 1882-1890 – ординатор, доктор медицины Полтавской Губернской Земской больницы (Богоугодное заведение) 14.
    vs_4_PoltBogZaved_sm.jpg
  • до 1886 – психиатрическое отделение при той же больнице (Дом умалишенных) 15.
  • 1887 – в Алфавитном списке медиков, имеющим право на врачебную практику в России, указан лекарем и титулярным советником 17.
  • После оставления в 1886 г. службы в Доме Умалишенных до 1890 г. работал в Богоугодном заведении сверх штата и имел до 1894 г. частную практику 3.

Проживал в Полтаве по адресам 2:

  • Малосадовая ул. (1887);
  • Новополтавская ул. в доме Капитаненко (1888) (на этой же улице находилось и Богоугодное Заведение);
  • Каменская ул. в доме Серошанова (1890) (потом в этом же доме в 1893-1894 гг. жил коллега ЛГ по больнице Н.В.Ложкин);
  • собственный дом на углу Малосадовой и Каменной улиц (1894).

По-видимому, основной профессиональной специализацией ЛГ была психиатрия – его очерк «К истории домов умалишенных в России. Полтавский дом умалишенных», вышедший в московском журнале «Медицинское обозрение» в 1886 г., неоднократно цитируется в различных медицинских научных работах и по сей день. Но, как практикующего врача, его занимают также и другие вопросы, о разнообразии которых говорят названия некоторых его публикаций:

  • «Случай внематочной беременности в Полтавской губернской земской больнице» – В кн.: Отчёт о деятельности общества Полтавских врачей за 1884-85 гг. Полтава, 1885, с.1-29.
  • «К учению о развитии костной мозоли при сращении переломов с сохранением и с удалением надкостницы на концах отломков: Эксперим. исследования и клин. наблюдения» Дис. ... д-ра медицины. – Полтава: Типо-литогр. Л.Т. Фришберга, 1889. – 173 с. 16

В 1890 г. ЛГ был коллежским асессором 2, а в более поздних документах 6-8; 10 его детей называют сыновьями надворного советника. Год смерти ЛГ – 1894 – дается по анкете-допросу его сына Евгения Леонидовича из дела 1941 г. 1. В той же анкете, говорится: «происхождение – из дворян». Был ли ЛГ дворянином на самом деле, требует проверки.

ж: Мария Ивановна Петрова (по второму мужу) (~1864).

О ней мало что известно. После смерти ЛГ очевидно вторично вышла замуж за военного, но, опять же, овдовела, вероятно, в 1914 г. – с этого времени в адресных книгах Петрограда 13(1915-17) ее называют вдовой подполковника Петрова, проживающей по Б.Посадской, 4. В конце войны заведовала Временным приютом-убежищем читателей «Вечернего Времени» в Новой Деревне под председательством издателя газеты небезызвестного Б.А.Суворина 13(1917).
В 1926 г. легально выехала с дочерью в Сан-Паоло, Бразилия к эмигрировавшим ранее сыновьям 1.

д: Павел (1887), Вера (~1888), Евгений (1890-1941), Александр (1893), Леонид (1895).

2 поколение

vs.2.1 Павел Леонидович (27.04.1887 – ?)

прапорщик

В основном, все сведения о ПЛ взяты из дела 1916 г. О производстве П.Л.Васильева в прапорщики 4, выложенного у нас на сайте.

Сын врача из Полтавы Леонида Гавриловича Васильева.

В мае 1909 г. ПЛ закончил полный курс шестиклассного реального училища по основному отделению в Гатчинском Сиротском Институте Императора Николая I. Отметки по всем предметам, за исключением рисования («отлично»), были «удовлетворительными». По уставу ГСИ при вступлении в гражданскую службу выпускник имел право на самый нижний чин XIV класса – коллежского регистратора, в случае же поступления на военную службу – обладал правами, предоставляемыми окончивших курс учебных заведений 2-го разряда. Судя по тому, что в дивизион ПЛ был зачислен вольноопределяющимся 1-го разряда в 1915 г, до этого он был на гражданской службе. Где он пребывал 6 лет после окончания ГСИ, сведений не имеется.

Итак, в военную службу ПЛ вступил добровольцем (охотником) через год после начала войны. Определился он в «родной» для этой семьи 18-й Мортирный Артиллерийский дивизион, который был в это время в составе XVIII корпуса 9-й армии и находился на театре военных действий. В дивизионе (и даже в одной батарее) он служил вместе с двумя своими братьями – Евгением и Александром. Вероятно такая «любовь» к этой военной части, объяснялась простым желанием братьев служить вместе, а именно 18-й дивизион был выбран в свое время Евгением, когда после Гатчинского Сиротского Института в 1912 г. он был в него зачислен (дивизион квартировал тут же в Гатчине),

Краткий послужной список:

  • 01.09.1915 – зачислен в 1-ю батарею 18 Мортирного Артиллерийского дивизиона охотником на правах вольноопределяющихся 1-го разряда.
  • 01.11.1915 – переведен в 3 батарею дивизиона.

    Заметим, что буквально четырьмя днями ранее в эту батарею был переведен Александр, который в это время был уже прапорщиком (см. ниже).

  • 18.02.1916 – произведен в бомбардиры.
  • 26.03.1916 – произведен в младшие фейерверкеры.
  • 28.04.1916 – командир дивизиона подает рапорт Инспектору Артиллерии XVIII корпуса с просьбой о производстве ПЛ в прапорщики, и через 2 дня инспектор официально ходатайствует об этом перед командиром XVIII армейского корпуса.

Очевидно, производство в прапорщики состоялось, так как никаких препятствий этому не было, а в рапорте говорилось, что ПЛ за все предыдущие бои проявил полную распорядительность, много разумной инициативы и храбрость.

Сведений о дальнейшей службе ПЛ во время войны у нас нет, но по аналогии с другими братьями можно заключить, что он покинул расположение армии в конце 1917 г.

При описании периода Гражданской войны мы вступаем в область предположений, и это касается всех братьев Васильевых, за исключением нашего деда. На допросе в НКВД Евгений Леонидович сообщил только следующие факты про трех своих братьев: а) все они «быв. офицеры царской армии» и б) «все трое в годы гражданской войны эмигрировали заграницу и проживают в Бразилии в гор. Сан-Паоло» 1 (первый допрос). Самое логичное – предположить, что все братья воевали за Белых, иначе трудно объяснить эмиграцию в годы гражданской войны бывших офицеров царской армии, да ещё и без других членов семьи (а мы знаем, что их мать и сестра присоединились к уехавшим только в 1926 г.). Кроме того, стремление братьев держаться вместе тоже работает на эту версию.

Судьба членов семьи Васильевых, уехавших за границу, абсолютно нам не известна.

В базе данных по Белому Движению известного историка этой тематики С.В.Волкова есть любопытная запись 5:

Васильев Павел Леонидович, р. 24 фев. 1887. 
В эмиграции во Франции. Ум. 12 окт.1968. /177/

Очень похоже на нашего ПЛ.

vs.3.1 Вера Леонидовна (~1888 – ?)

Дочь врача из Полтавы Леонида Гавриловича Васильева.

В 1910 г. работала на Первом заводе Российского товарищества воздухоплавания 13(1911).

Проживала 13:

  • 1911 – Большой пр. ПС, 28;
  • 1912 – Съезжинская, 24;
  • 1913 – Каменноостровский пр., 57;
  • 1914 – Невский, 75;
  • 1915-1917 – Б. Посадская, 4 (с матерью).

В 1926 г. вместе с матерью эмигрировала в Сан-Паоло, Бразилия к уехавшим туда ранее братьям 1.

vs.4.1 Евгений Леонидович (10.12.1890 – 02.10.1941)дед

штабс-капитан, инженер-электрик

vs_1_1.jpg
vs_1_2.jpg
vs_1_3.jpg

Сын врача из Полтавы Леонида Гавриловича Васильева.

Биографические сведения о ЕЛ почерпнуты, главным образом, из двух архивных источников: материалов уголовного дела 1941 г. 1 и дела о производстве Е.Л. Васильева в прапорщики запаса 1913 г. 6. Последний документ выложен у нас на сайте.

Вот для начала анкетные данные, записанные в ходе первого допроса:

род. г. Полтава, из дворян, б. офицер царской армии, грамотный, б/п,
русский, гр. СССР, техник (инженер) завода № 371.
Прожив. по ул. П. Лаврова д.44 кв.6.
Образование среднее, окончил Гатчинский Сиротский институт в 1911 г.
Как быв. офицер белой армии находился 3 недели
в концентрационном лагере в 1920 г.
Состоял на учете в Дзержинском РВК, к-5.
Служба в Красной Армии: с 1920 по 1922 гг.
 – слушатель Автоброневой школы.
Служба в белых и др. к-р. армиях:
с 1918 г. по 1920 г. в белой армии Деникина в чине штабс-капитана.
Работал в должности инженера по электро-оборудованию. 
Звания инженера не имею – имею только практический опыт.

ЕЛ закончил Гатчинский Сиротский Институт Императора Николая I в 1911 г. (аттестат №1351) – на 2 года позже своего старшего брата Павла.

1 сентября 1912 г. был зачислен во 2-ю батарею 18-го Мортирного Артиллерийского дивизиона на правах вольноопределяющегося 1 разряда. Дивизион был расквартирован тут же в Гатчине, что, возможно, сыграло свою роль при выборе места службы. Впоследствии этот дивизион стал «семейным» для братьев Васильевых – здесь во время войны вместе служили три старших брата. Служба в дивизионе ЕЛ была успешной, но недолгой: февраль 1913 – бомбардир, апрель 1913 – младший фейерверкер, а в августе 1913 г. в лагере под г. Лугой он успешно прошел испытания на производство в чин прапорщика и уволился в запас армии с причислением к Петербургскому уезду (г. С-Петербург). За неполный год службы он успел получить знак отличия в виде светло-бронзовой медали в память 300-летия Дома Романовых и удостоиться в военное время на должность зауряд военного чиновника. Высочайший приказ о производстве вышел 10 января 1914 г.

Через полгода – 30 июля – Россия объявила мобилизацию и 2 августа ее войска перешли границу Восточной Пруссии. ЕЛ был призван из запаса всё в тот же в 18-й мортирный артиллерийский дивизион. Заметим, что его младший брат Александр был зачислен во 2-ю батарею дивизиона еще 28 июля, а старший брат Павел появится в дивизионе через год. Когда именно был призван ЕЛ, нам не известно, но по идее это должно было произойти с началом мобилизации, так что 18 августа 1914 г. в составе мобилизованного дивизиона он оказался на театре военных действий 8.

Боевой путь

К сожалению, мы не обладаем послужным списком ЕЛ с записями о прохождении службы в ходе Первой мировой войны. Такие списки имеются для его братьев, и они однозначно показывают, что Павел и Александр до конца войны прослужили в 18 мортирном дивизионе. Что касается ЕЛ, то из приказов о награждении достоверно известно, что он пребывал там же в конце 1915 г. Учитывая, что и в Гражданскую войну все братья держались вместе, логично предположить, что ЕЛ всю Первую мировую прошел с той же воинской частью. Таким образом, необходимо восстанавливать боевой путь 18 мортирного артиллерийского дивизиона. Опять же не имея возможности обратиться к архивным документам, которые могли бы однозначно показать перемещения этой воинской части, приходится опираться на публичные источники с упоминанием армейского корпуса, в который входил дивизион, а там, где это возможно, – самого дивизиона, или даже его батарей. (Отсюда упоминания достоверных фактов, связанных с братьями ЕЛ, косвенно указывающих на него самого.) Поскольку мы отслеживаем перемещения крупных войсковых соединений, описание боевого пути нашего деда поневоле дается в контексте более глобальных событий Первой мировой войны. Полагаем такое изложение совсем нелишним, поскольку эта война долгое время оставалась вне широкого общественного дискурса, память о ней была маргинальной, и нам самим интересно хоть немного в ней разобраться.

18-й мортирный артиллерийский дивизион входил в XVIII армейский корпус, который в мирное время был в подчинении Командующего 6-й армии (Охрана Столицы). С началом войны корпус был отправлен в район Варшавы с намерением использовать его на Северо-Западном фронте для похода на Берлин. Однако текущее положение на фронтах потребовало от Ставки пересмотра планов: корпус был переведен на правый (северный) фланг Юго-Западного фронта у польского города Люблин. 17 августа авангард XVIII корпуса уже проводил свой первый бой. С тех пор до конца войны корпус, а с ним и 18-й мортирный артиллерийский дивизион, всё время оставался на Юго-Западном фронте, постоянно переходя из одной армии в другую.

Восстанавливая здесь боевой путь нашего деда в Первой мировой войне, мы не будем снабжать ссылками на источники каждое добытое нами сведение, приводим только общий список литературы: 18-29.

1914
4-я армия

12.08.1914 – XVIII корпус придан в усиление 4-й армии во временное подчинение генерала А.Е.Эверта.

– участие в начальной фазе Галицийской битвы. Сосредоточение частей корпуса по мере перевозки его из под Варшавы (до 19 августа), частичное наступление с захватом плацдарма на южном берегу реки Ходель глубиной до 2-3 км, что остановило австрийские войска и позволило готовиться к дальнейшему наступлению.

В 4-й армии корпус находился чуть более недели. Боевые действия на фронтах потребовали перегруппировки армейских соединений.

9-я армия

23.08.1914 – 9-я армия генерала П.А.Лечицкого.

– наступление (до 12 сентября) по правому берегу Вислы с переправой 1 сентября через реку Сан (за бой на переправе брат Александр получил Георгиевский крест).
– выполнение оборонительной задачи – удерживаться на рубеже реки Сан, в то время как основные части 9-й армии были переправлены на левый берег Вислы для участия в Варшавско-Ивангородской операции.
– 3-20 ноября – участие в Краковском походе.
– декабрьские кровопролитные бои в «сражении на четырех реках» (Бзура и Равка, Пилица и Нида).

1915. Великое отступление

– 10 февраля 1915 г. – принято решение о переброске управления 9-й армии с XVIII корпусом в Карпаты и формировании на Днестре и Заднестровье новой 9-й армии из XI, XVIII и XXX армейских корпусов. В начале марта XVIII корпус продолжал сосредоточение на Днестре.

11-я армия

05.04.1915 – XVIII корпус вошел в состав 11-й армии генерала Д.Г.Щербачева, с 25.10.1915 – генерала В.В,Сахарова.

Вновь образованная армия, включенная между 8-й и 9-й армиями на важном оперативном направлении Мункач – Стрый, состояла всего из двух армейских корпусов: XVIII и XXII. В состав последнего входил 16-й Финляндский стрелковый полк, в котором служил капитан Владимир Мегорский – будущий тесть ЕЛ. Удивительным образом судьба свела этих людей. В ходе сражений 1915 г. корпуса неоднократно приходили к друг другу на выручку, и вполне возможно, что два офицера могли познакомиться. Не забудем, что и «будущая теща» – Мария Юрьевна Мегорская – в качестве медсестры тоже была на фронте. Потом все трое, каждый в своем подразделении, будут участвовать в Брусиловском наступлении, а ЕЛ и Мария Юрьевна столкнутся в конце лета 1916 г. (о чем ниже).

На следующий день после образования 11-й армии австро-венгры и германцы начали Горлицкий прорыв, приведший к так называемому «Великому отступлению 1915 года», когда русские войска оставили Галицию и Польшу, утратив все завоевания предыдущих кампаний. Два корпуса 11-й армии, ведя непрерывные арьергардные бои, медленно отступали в Восточной Галиции, задерживаясь на рубежах левобережных притоков Днестра. Иногда им удавалось проводить успешные контратаки (14 мая на Днестре, 27 мая – 2 июня у Журавно). К концу июня армии Юго-Западного фронта вышли из-под главного удара врага, и четные полки 4-й Финляндской стрелковой дивизии, а с ними и Владимир Мегорский, были переброшены на Северо-Западный фронт. Соседство будущих родственников на данном этапе войны закончилось.

В конце летней кампании августа – октября 1915 г. XVIII корпус проводил контрнаступление на реках Серете и Стрыпе. Особенно успешными были бои 24-25 августа под Островом и Драгановкой. К концу октября в Галиции установилось затишье, царившее и на остальных театрах войны за исключением Балканского. Позиционная война продолжалась до весны 1916 года. В русской армии шла подготовка к наступлению.

В это время были произведены некоторые организационные реформы, в частности, артиллерийские дивизионы теперь состояли не из двух, а из трех батарей. В такую вновь образованную 3 батарею в конце октября – начале ноября с разрывом в 4 дня были зачислены Александр и Павел Васильевы. Очевидно, ЕЛ попал туда же.

1916. Брусиловский прорыв

К апрелю 11-я армия стояла на львовском направлении, занимая фронт от Дубно до Тарнополя. XVIII корпус прикрывал непосредственно тарнопольское направление. По плану генерала Сахарова в грядущем наступлении корпус должен был вести «ограниченные наступательные бои». 17 мая в приказе № 47 был поставлен окончательный план:

4. 18-й корпус… Задача – энергичными частными наступлениями войск корпуса и поисками сильных разведывательных партий не допустить противника перебрасывать по фронту свои войска для сосредоточения их к угрожаемому пункту, а атакой ударной группы корпуса притянуть на себя резервы неприятеля, дабы он не мог перебросить их к месту ударного пункта армии. Кроме того, корпус должен охранять выгодные для противника направления к Тарнополю…
7. Мортирные дивизионы и автопулеметные взводы при своих корпусах…

На участке 11-й армии соотношение сил было не в пользу русских, а командование еще более усугубляло тяжесть своих действий, распыляя усилия на широком фронте. Дальнейший ход событий подтвердил невозможность крупных оперативных успехов 11-й армии.

Наступление частей генерала Сахарова как и почти всего Юго-Западного фронта началось 22 мая 8-часовой артиллерийской подготовкой. Вследствие сложившегося неравенства сил войска 11-й армии первоначально имели совсем скромный успех. Но 24 мая сначала XVII корпус прорвал оборону противника на правом фланге, а затем на левом фланге пошел вперед и XVIII корпус. «Большую роль для успеха сыграла меткость русских артиллеристов и организация взаимодействия батарей». За бои 22-24 мая брат Александр получил орден Св. Станислава 3 ст.

Однако 11-я армия, не получившая подкреплений, топталась на месте, будучи не в силах прорваться через глубоко эшелонированную оборону. Таким образом, в отличие от своих соседей: 8-й армии Каледина на севере (Луцкий прорыв) и 9-й армии Лечицкого на юге (Черновицкая операция), 11-я армия в ходе общего наступлении русского Юго-Западного фронта практически вперед не продвинулась. Действия XVIII корпуса ограничились демонстрациями, не давшими положительных результатов. Командование корпуса оправдывало свое бездействие следующим: «Снаряды, предназначенные для задач, израсходованы все. Будущие действия в соответствии с данными разведки и отпуском патронов. Имеющимися патронами можем оборонять только свой участок» 23. Но были и объективные причины: резервы фронта. которые были нужны для наступательных действий, были израсходованы на усиление удара 8-й армией в лоб по Ковелю, а резервы Ставки держались для ожидаемого наступления Северо-Западного фронта, которое так и не состоялось.

Дальнейшее развитие прорыва Юго-Западного фронта потребовало очередной перегруппировки войск, и 29 мая генерал Брусилов приказал передать XVIII и VI армейских корпуса с левого фланга 11-й армии на соседний правый фланг 7-й (правда, VI корпус так и остался в составе 11-й армии в связи с изменившейся обстановкой).

7-я армия

В ночь с 31 мая на 1 июня XVIII корпус был включен в состав 7-й армии генерала Щербакова.

На этом участке велись более активные действия – отдельные левофланговые части 7-й армии ко 2 июня завладели сильно укрепленными австрийскими позициями, но правый фланг с XVIII корпусом не смог сломить сопротивление противника. В дальнейшем бои на фронте 7-й армии до 11 июня носили исключительно местный, разведывательный характер и существенных перемен в обстановке не дали. XVIII корпусу была поставлена задача оборонять фронт на р. Стрыпа. Началось накапливание сил и средств для очередного этапа операции.

Новое наступление началось в середине июня, а к 20 июля Брусиловский прорыв завершился. XVIII корпус, по сути, в нем не участвовал – он выполнял только оборонительные и вспомогательные операции, содействуя соседним корпусам своей и 9-й армии. К концу общего наступления Юго-Западного фронта XVIII корпус оставался на тех же рубежах под Тарнополем.

20 июля германцы перешли в контрнаступление. Ставка перенесла акцент на южный фланг фронта и предписала пассивной 7-й армии усилить 9-ю. Генерал Щербачев отправил Лечицкому 37-ю пехотную дивизию с управлением XVIII корпуса. Корпус продолжил свой дрейф на юг.

9-я армия

Армия под командованием генерала Лечицкого была одной из двух армий, которым удался реальный прорыв на Юго-Западном фронте. С 22 мая корпуса Лечицкого вели успешные боевые действия в Буковине и к августу значительно продвинулись в глубь Карпат. Сюда на левый фланг 9-й армии и прибыл XVIII корпус с 18 мортирным дивизионом. Когда точно это произошло, неизвестно, но в боях начала августа он уже был замечен,

– с 9 по 29 августа войска 9-й армии вели яростные встречные бои в Лесистых Карпатах, постепенно оттесняя австрийцев и немцев в горы.

– в сентябре после выхода к наиболее высоким карпатским хребтам сражения велись уже в условиях снежного покрова. Бои у Дорна-Ватры и Кирлибабы на границе с Румынией надломили силу сопротивления австрийцев. Только переброска германских частей позволила противнику сдержать русских и сохранить в своих руках Дорна-Ватру.

Наступление левого фланга 9-й армии помимо чисто военной выполняло и политическую задачу – вовлечение доселе нейтральной Румынии в войну на стороне Антанты. Эта задача, хотя и запоздало, была выполнена – 14 августа Румыния вступила в войну, но тем самым русские армии взвалили на себя бремя содействия крайне слабым румынским войскам, посылая им на помощь свои боеспособные части. Последовала очередная перегруппировка: в Буковину было переброшено управление 8‑й армии, а 9‑я армия отклонялась все дальше к югу, вступив в оперативное взаимодействие с новыми союзниками. По сути это была просто перестановка начальства, так как большая часть корпусов 9‑й армии физически оставалась на том же месте (включая XVIII корпус) и переподчинялась новому командованию 8‑й армии. Это решение было встречено неудовольствием как низовых командиров, так и высшим командованием армий – нарушалось налаженное взаимодействие. Кроме того, весь фронт при том же количестве войск значительно удлинился и стал более разреженным. Но что делать? – таково было решение Ставки.

8-я армия

01.10.16 – 8-я армия генерала А.М.Каледина.

– в октябре – ноябре продолжение кровопролитных горных боев у Кирлибабы и Дорна-Ватры на границе с Румынией. В одном из таких боев 25 ноября брат Александр получил ранение.

В осенних боевых расписаниях XVIII корпуса мы видим наличие только двух батарей 18 мортирного артиллерийского дивизиона – 2-й и 3-й (куда подевалась 1-я – непонятно). Но мы знаем, что именно в этих двух батареях служили братья Васильевы.

К декабрю на всем Восточном фронте от Риги до Дорна-Ватры воцарилась тишина. Наступал роковой революционный год.

1917. Катастрофа

XVIII корпус практически весь год провел в Буковинских Карпатах вдали от судьбоносных событий. Волны революции докатывались сюда в виде чехарды перестановок в управлении армии и корпуса. В конце апреля за несочувствие демократизации от командования 8-й армии был отрешен Каледин и на его место поставлен генерал Л.Г.Корнилов. Но и его пребывание на этой должности продлилось недолго – в июле он стал сначала командующим Юго-Западным фронтом, а через неделю Верховным главнокомандующим.

Печально знаменитое Июньское наступление Керенского тоже миновало XVIII корпус – активные действия проводились севернее, там где год назад корпус стоял в начале Брусиловского прорыва. Именно там на участке 11-й армии 6-9 июля произошел Тарнопольский прорыв германских армий, приведший к беспорядочному отступлению и даже бегству русских войск.

Была проведена очередная перегруппировка по ставшей уже классической схеме: левофланговые корпуса 8-й армии, остававшиеся в Буковине, передавались под управление 1-й армии, снятой с Северного фронта.

1-я армия. Румынский фронт

09.07.1917 – XVIII корпус вместе с XI, XXIII корпусами – в 1-й армии генерала Г.М.Ванновского (с 31 июля). 25 июля – новая перегруппировка: 1-я армия включена в Румынский фронт, расширявшийся вправо.

После успешного Тарнопольского прорыва армии Центральной оси наконец нажали на южный фланг обороны Юго-Западного фронта и на участок 1-й армии Румынского фронта. 27-28 июля произошло сражение у Маморнице, а южнее XVIII корпус оборонялся у румынского города Радауц. В результате, 1-я армия успешно отразила наступление, незначительно осадив назад.

9-я армия

К середине августа Румынский фронт, протянувшийся от устья Збруча до устья Дуная, стал самым крупным войсковым соединением на Восточном фронте. Потребовалась его тотальная перегруппировка: в Румынский фронт включена 8-я армия; штаб 1-й армии возглавил правый фланг разросшейся 11-й армии; войска 1-й армии распределились между 8-й и 9-й армиями, при этом 9-я армия передала большую часть войск 4-й армии. Так XVIII корпус уже в третий раз попал в 9-ю армию. Располагалась она между рекой Серет и Молдовой. Командующими были: сначала бывший начальник штаба 9-й армии генерал А.К.Кельчевский (с 28 августа), затем генерал Н.К.Некрасов.

Собранные в большом количестве на Румынском фронте войска всю осень держались пассивно и по выражению Керсновского «постепенно расставались с жизнью». Затем произошел Октябрьский переворот и выход России из войны. Последние известные нам приказы, касающиеся 18 мортирного артиллерийского дивизиона, относятся к брату Александру: 1 октября о переводе во 2 батарею и 19 ноября приказ по Румынскому фронту о награждении орденом Св. Владимира. К этому времени все братья уже покинули полностью разложившуюся армию и «полагались больными в отпуску». Приближалась Гражданская война.

Награды и звания

Средняя жизнь прапорщика после производства – две недели.

Жестокая шутка времен Первой мировой войны.

Керсновский писал, оценивая боевую работу русской армии на третий год войны: «Очень хороши были и офицеры из вольноопределяющихся. Эти немногочисленные категории офицеров были почти целиком перебиты к концу 1916 года. Уцелевшие были в чине поручиков и штабс-капитанов.» Судьба быть убитым миновала нашего деда, и, хотя, он был не вольноопределяющимся, а призванным из запаса, что близко к первому, в остальном подтвердил фразу историка. Дед был героический! За один год он получил 5 (пять!) орденов:

 

Высочайшие приказы
Государь Император Всемилостивейше соизволил пожаловать за отличия в делах против неприятеля призванному из запаса легкой артиллерии в 18 мортирный артиллерийский дивизион Евгению Васильеву:

  • 11.01.1915 – Св. Анны 4 ст. с надписью «За храбрость», прапорщику;
  • 14.03.1915 – Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, прапорщику;
  • 09.05.1915 – Св. Станислава 2 ст. с мечами, прапорщику;
  • 27.09.1915 – Св. Анны 3 ст. с мечами и бантом, подпоручику;
  • 25.12.1915 – Св. Анны 2 ст. с мечами, подпоручику.

Учитывая задержку в прохождении наградных листов до окончательного утверждения Императором, первые три ордена ЕЛ получил, скорее всего, за дела в кампании 1914 г., другие два – за первое полугодие 1915 г. А потом – как отрезало. Оставались же, по крайней мере, 3 степени ордена Св. Владимира, которые еще можно было получить офицеру невысокой командной должности. Неужели ЕЛ решил отсидеться в окопах? Вряд ли. Тут, скорее дело в другом.

Обо всех вышеуказанных наградах мы узнаем из опубликованных Высочайших приказов. Помимо них существовали приказы по фронту или армии. Будь у нас послужной список ЕЛ военного времени, мы могли бы видеть наличие и таких наград. Поэтому нельзя однозначно утверждать, что после 1915 г. орденов у ЕЛ больше не было. Возможно были, но не дошли до канцелярии Ставки или дошли, но тогда, когда самого Высочайшего лица попросту уже не было, как не было и соответствующих публикаций. Подобные награды мы наблюдаем в послужных списках других братьев вплоть до конца 1917 г.

Что касается повышений в звании, то здесь тоже имеются лакуны в наших знаниях. ЕЛ начинал войну прапорщиком, и последнее награждение в этом звании – 9 мая 1915 г., а 27 сентября он награждается уже в чине подпоручика. Таким образом, где-то в этот промежуток он и получил повышение. Дальше – пробел. Известно лишь, что он дослужился до штабс-капитана, но произошло ли это в Мировую или Гражданскую войну – неясно.

Гражданская война

О службе деда в Белой армии мы знаем пока, что он воевал в Вооруженных силах Юга России. А в деле НКВД 1941 г. имеется только бессмысленное нагромождение фамилий военачальников. При первом допросе ЕЛ сообщает о службе с 1918 по 1920 гг. в белой армии Деникина, а в протоколе так называемого судебного заседания (военного трибунала) говорится о царской армии Деникина и Юденича, и затем (1917-1918)?! генерала Алексеева. Похоже, для обвинителей белая и царская армии со всеми их генералами были «одним миром мазаны», и только Корниловский мятеж был еще более страшным грехом – неучастие в нем ЕЛ оговаривалось особо. (Здесь сказывалась неизжитая до сих пор боязнь слова контрреволюционный – ведь выступление Корнилова было именно таким, правда, по отношению к Февралю. То что «буржуазная» революция, мягко говоря, не приветствовалась в советский период, следователями упускалось из виду. Тем самым признавалась некая прогрессивность Временного правительства, хотя его участников большевики с большим удовольствием расстреляли. У чекистов своя логика.)

В конце Гражданской войны жизненные пути братьев-артиллеристов разошлись – ЕЛ взят в плен Красной армией 5. Обстоятельства пленения нам не известны, лишь в ходе того же военного трибунала подсудимый кратко дважды заявил о добровольности перехода на «советскую территорию». «Добровольность», видимо, проявилась в ситуации, где нет иного выхода.

Как бывший офицер Белой армии ЕЛ был тут же репрессирован: в 1920 г. находился 3 недели в концентрационном лагере. Срок – 3 недели – указан в ходе первого допроса, а в суде было почему-то сказано – 3 месяца. Чем обусловлена эта неувязка – трудно сказать, но, видимо, больше стоит верить первой цифре, полученной при самом первом формальном допросе, когда никакие меры воздействия (кроме естественного психологического давления) еще не применялись. Из концентрационного лагеря он был отпущен как не соц. опасный. В деле есть упоминание некой характеристики, данной красноармейцами после гражданской войны, которая характеризовала меня, как советского человека. (Эту характеристику, готовясь к приходу немцев, ЕЛ уничтожил путем сожжения в 1941 г. перед арестом.)

20 лет без войны

После лагеря в 1920-1922 гг. ЕЛ был слушателем Автоброневой школы РККА, и этот срок засчитан ему, как служба в Красной армии. В 1923 г. состоял на особом учете в Петроградском Военном Округе 5.

В последующие годы вплоть до 1941 г. ЕЛ работал в разных местах и на разных неприметных должностях (по семейным рассказам, даже был чернорабочим, разгружал арбузные баржи и укладывал по ночам трамвайные пути)..

В 1924 г. служил в «откомхозе» (Отделе коммунального хозяйства). Судя по месту проживания – «Потемкинская б. садоводство Таврического сада» 30, ЕЛ был работником сада с правом на служебное жилье. Потом семья Васильевых к 1926 г. получила 2 комнаты (20,91 + 18,2 кв. м.) в коммунальной квартире на ул. Петра Лаврова, 44-6 31.

Последнее место службы перед арестом – завод № 371 им. Сталина (он же Ленинградский Металлический завод). Предприятие имело отношение к военной специальности ЕЛ (по службе у красных) – к броне. Как раз в августе 1941 г. здесь начали создавать бронепоезд «Сталинец-28» и башни для танков К-1. Правда, работал ЕЛ инженером-электриком.

Арест. Трибунал. Расстрел

В ночь на 5 сентября 1941 г. ЕЛ был арестован по сфабрикованному обвинению и менее чем через месяц вместе с А.А.Меркуловым, проходившем по этому же делу, был расстрелян 2 октября. Чуть подробнее см. статью Дело.

Последнее слово нашего деда на судебном заседании перед вынесением приговора:

Я добровольно перешел на сторону советской власти. Под воздействием следователя я преувеличил свое преступление. Я не организовывал никакого комитета и никаких действий против советской власти не предпринимал. Прошу пожалеть моих детей.

Слова о «воздействии следователя» весьма красноречивы – робкая попытка намекнуть на пытки. И вот чудовищная в своей лаконичности и профессиональной непринужденности последняя подшитая к делу бумажка (по делу проходило 3 человека):

vs_3_exe_sm.jpg
Справка.
Приговора на три человека приведены в исполнение 2/X 41 г.

Реабилитирован 8 сентября 1992 г.

ж: =<1924 30 Мегорская Наталия Владимировна (1905-1942) (см. линию Мегорских).

vs_5_LE_NVM.jpg

Наталья Владимировна и Евгений Леонидович Васильевы. 1927

Знакомство
bh_13.jpg

Мария Юрьевна Мегорская. 1914

Вернемся в Карпаты осени 1916 г. Мы почти уверены, что именно здесь и тогда произошло знакомство нашего деда с «будущей тещей» – матерью Наталии Владимировны.

Мария Юрьевна Мегорская была сестрой милосердия в 61 передовом отряде Красного Креста при 12 пехотной дивизии XII корпуса 9-й армии. В эту армию в августе 1916 г. был переведен XVIII корпус, в котором служил ЕЛ. Конечно, один этот факт не может служить основанием для нашего смелого утверждения – в армейском соединении тысячи офицеров, и простая медсестра не обязана знакомиться со всеми, но, тем не менее, попробуем привести аргументы в пользу нашей версии.

Для этого мы обратимся к изданным дневникам и письмам генерала А.Е.Снесарева 28; 29. Автор сам по себе является своеобразным связующим звеном между ЕЛ и МЮ. Осенью 1916 г. Снесарев был начальником штаба 12-й пехотной дивизии и в то же время исполнял должность командующего 64-й пехотной дивизией в составе XVIII корпуса. Более того, в октябре – ноябре как штабист XVIII корпуса он руководил ударным отрядом из 28 батальонов в жестоких боях у Кирлибабы. Перечисляя состав отряда у себя в дневнике, он указывает и приданные две батареи 18 мортирного артиллерийского дивизиона. Таким образом, генерал являлся командиром одновременно и для ЕЛ, и для МЮ.

Андрей Евгеньевич Снесарев (1865-1937), генерал-лейтенант российской армии. Участник мировой войны.
Командир 133-го пех. Симферопольского полка (30.12.1914-28.01.1916;).
Временно командовал бригадой 34-й пех. дивизии (до 18.02.1916).
Начальник штаба 12-й пех. дивизии (28.01.1916-1917).
Одновременно временно командующий 64-й пех. дивизией в составе XVIII корпуса (09.-11.1916).
Начальник штаба 12-го арм. корпуса (01.03.-12.04.1917).
К-щий 159-й пех. дивизией (с 12.04.1917).
С 09.09.1917 до демобилизации командующий 9-м арм. корпусом.

С весны 1918 добровольно в РККА. Начальник академии Генерального штаба, старший преподаватель Академии ВВС, военный руководитель Института Востоковедения герой труда.

Арестован 27.01.1930. Приговорен к ВМН по обвинению в руководстве подпольной контрреволюционной организацией «Русский Национальный Союз». 13.01.1931 приговор заменен на 10 лагерей. Уже находясь под стражей был вторично обвинен в создании и руководстве контрреволюционной офицерской организацией (по делу "Весна"). Признал вину.
18.07.1931 был вновь приговорен к ВМН с заменой на 10 лет лагерей.
В 1932 освобожден «по состоянию здоровья».
Умер в Москве (в больнице).

Снесарев очевидно знал обоих лично. Мегорскую он конкретно упоминает в дневниковой записи от 11 октября среди 6 медсестер, получивших Георгиевские медали. А с ЕЛ мог познакомиться при своих посещениях передовых частей – была у генерала такая редкая для его положения привычка – практически ежедневно бывать на позициях, его даже за глаза называли «странным генералом». В дневнике есть записи и о посещении артиллеристов, находящихся под обстрелом (правда, без указания части).

Но не это главное в фигуре Снесарева – то, что генерал мог знать лично и МЮ, и ЕЛ, не говорит о знакомстве последних. Для нас важны те места в дневнике, где он обращается к теме пребывания медсестер на фронте, или просто мимоходом упоминает их в различных контекстах. Таких страниц в дневнике и переписке с женой, надо признать, немалое количество.

После прочтения дневника складывается такая картина: тесное общение офицеров с медсестрами было неизбежным атрибутом военной жизни на фронте. Женский пол в их лице непременно присутствовал на вечеринках и мелких празднествах, которые случались довольно часто по различным поводам. Снесарев, так вообще, встречался с ними ежедневно: с утра был на передовой или в штабе, а вечером в компании сестер милосердия пил чай, ведя задушевные беседы. Заметим, что отношения с женским медицинским персоналом у генерала, да и у других его ближайших сослуживцев, носили вполне рыцарский характер, тем более, что большинство медсестер Красного Креста были весьма знатного происхождения. Сестры хирургических и передовых медицинских отрядов создавали, как они сами говорили, «уют и ласку» для офицеров, ежедневно рискующих жизнью. В общении с ними morituri (идущие на смерть – выражение Снесарева), отдыхали душой, а иногда, будем честны, и телом. Короче, медсестры были на виду: они не могли знать всех офицеров, но их знали все. И если всё-таки Мария и Евгений не были лично знакомы, то, по крайней мере, со своей стороны он ее точно знал – XII и XVIII корпуса осенью 1916 г. стояли неподалеку друг от друга, и не обратить какого-либо внимания на миловидную 28-летнюю медсестру он просто не мог.

В пользу нашей версии говорят и два соображения postfactum. Во-первых, знакомство, ведь, так или иначе состоялось! ЕЛ «вошел в дом» Мегорских, имея за плечами совместный фронтовой опыт с матерью невесты. У них были общие воспоминания. Во-вторых, по семейным преданиям считалось, что первоначально ЕЛ ухаживал именно за Марией, которая к тому времени была в разводе и всего на два года старше его. Но потом он неожиданно для нее женился на юной дочери – «сорвал бутон», как говорили у нас в семье.

Конечно, в наших умозаключениях имеется множество натяжек и предположений. Главная проблема – нет документального подтверждения тому, что ЕЛ действительно был в Лесистых Карпатах осенью 1916 г. С другой стороны, общая судьба с братьями, до конца остававшимися в дивизионе, и отсутствие намеков на возможное ранение ЕЛ, которое могло бы привести к отпуску, – дают основания нашей правоте. Пусть это будет еще одна красивая семейная легенда, на создание которой мы имеем право.

д: Ирина (1926-2017), Вадим (1930-1999).

vs.5.1 Александр Леонидович (09.07.1893 – ?)

поручик

В основном, все сведения об АЛ взяты из двух дел: О производстве А.Л.Васильева в прапорщики 1915 г. 7 и Послужной список поручика А.Л.Васильева 1917 г. 8. Оба документа выложены у нас на сайте.

Сын врача из Полтавы Леонида Гавриловича Васильева.

Сначала обучался в Полтавской гимназии, а затем с января 1908 г. в Харьковской 2-й гимназии. Был «круглым» троечником, по крайней мере, на момент перевода в пятый класс. В мае 1912 г. по прошению матери выбыл из пятого класса. Чем обусловлено было это прошение – неясно, но, очевидно, что АЛ оставался в Харькове, так как через два года уходя на фронт он призывался с Харьковского призывного участка № 100.

Практически сразу после начала Первой Мировой Войны 28 июля пошел добровольцем (охотником) на фронт и через три недели был уже на театре военных действий, а еще через 10 дней был ранен в бедро и после перевязочного пункта вернулся в строй. За этот бой он был награжден Георгиевским крестом 4 ст. Так начался его славный боевой путь.

Послужной список:

  • 28.07.1914 – вступил в службу во 2-ю батарею 18-го Мортирного Артиллерийскаго дивизиона охотником 2-го разряда по образованиию.

    Это «семейный» дивизион для Васильевых. Вполне вероятно, что в нем уже присутствовал брат Евгений, мобилизованный как прапорщик запаса.

  • 18.08.1914 – прибыл на театр военных действий в составе мобилизованного дивизиона, входящего в XVIII корпус 9-й армии.
  • 01.09.1914 – ранен в бою на реке Сан у местечка Радомысль. После оказания помощи на перевязочном пункте вернулся в строй.

    Бой на р. Сан был частью Галицийской операции 9 (дата приведена по новому стилю):

    Переправа на р.Сан. Сентябрь 1914
    Переправа на р.Сан. Сентябрь 1914 г.
    Фото из книги воспоминаний В.А.Никитина

    Подпоручик В.А.Никитин (1894-1977) – командир взвода 23-й арт. бригады. Окончил в 1914 г. Михайловское артиллерийское училище (на год раньше Леонида). Из двух батарей 23 бригады еще в 1910 г. был образован 18-ый морт. арт. дивизион. Бригада также первоначально была расквартирована в Гатчине и во время войны входила в тот же XVIII корпус, так что, военные пути Никитина и братьев Васильевых «параллельны». В частности, через 2 дня после боя с участием АЛ, когда австрийцы уже отступили от р. Сан, стала возможной беспрепятственная переправа 23-й бригады, изображенная на фотографии.

    Любопытно, что в 20-е годы Никитин учился в Ленинградском Политехе у П.Ф.Папковича – сына Варвары Степановны Булах.

  • 15.11.1915 – за отличия в боях против неприятеля произведен в бомбардиры, а ещё через четыре дня – в младшие фейерверкеры.
  • 08.06.1915 – за отличия в боях против неприятеля 1-го сентября 1914 г. на реке Сан у Радомысля награжден Георгиевским крестом 4-й степени № 177089.
  • 29.06.1915 – переведен на службу в 1-ю батарею.
  • 19.07.1915 – за отличия в боях против неприятеля произведен в прапорщики.

    В деле О производстве А.Л.Васильева в прапорщики имеется записка поручика 145-го пехотного Новочеркаскаго полка Деменьтева с описанием боя у горы Бучки, где, в частности, сказано:

    Одной из причин столь успешнаго действия батареи, управляемой капитаном ВАСИЛЕВИЧЕМ, была умелая работа младшаго фейерверкера из вольноопределяющихся ВАСИЛЬЕВА, как наблюдателя-корректора, несмотря на то, что эта работа все время производилась в моих передовых окопах под сильным ружейным и артиллерийским огнем.
  • 27.10.1915 – переведен в 3-ю батарею.

    Через четыре дня сюда же перевелся старший брат Павел.

  • 16.03.1916 – переведен в управление дивизиона на должность начальника службы связи.
  • 26.04.1916 – за отличия в боях награжден орденом Св.Анны 4-й степени с надписью "За храбрость".
  • 25.07.1916 – произведен в подпоручики со старшинством 19 февраля 1916.
  • 11.09.1916 – за отличия в боях 22-24 мая 1916 г. награжден орденом Св.Станислава 3 ст. с мечами и бантом.
  • 25.11.1916 – ранен в бою. По ранении эвакуирован.
  • 07.01.1917 – произведен в поручики со старшинством 19 ноября 1916 г.
  • 28.01.1917 – по выздоровлении возвратился в дивизион.
  • 14.05.1917 – прикомандирован для несения службы к 2-й батареи.
  • 29.07.1917 – за отличия в боях против неприятеля награжден орденом Св.Анны 3-й ст. с мечами и бантом.
  • 14.09.1917 – и.д. старшего офицера 2-й батареи.
  • 01.10.1917 – переведен во 2-ю батарею.
  • 10.10.1917 – уволен в пятинедельный отпуск.
  • 16.11.1917 – заболел в отпуску. Полагать больным в отпуску.
  • 19.11.1917 – приказом русским войскам румынского фронта награжден орденом Св.Владимира 4-й ст. с мечами и бантом.

Послереволюционная судьба АЛ аналогична таковой у его братьев Павла и Леонида – то есть, по сведениям, сообщенным нашим дедом следователю НКВД 1, он оказался в Сан-Паоло, Бразилия. И, вероятно, воевал у Белых (см. рассуждения об этом выше).

vs.6.1 Леонид Леонидович (22.04.1895 – ?)

поручик

В основном, все сведения о ЛЛ взяты из дела 1918 г.: Послужной список подпоручика Л.Л.Васильева 10, выложенного у нас на сайте.

Сын врача из Полтавы Леонида Гавриловича Васильева.

Единственный из братьев Васильевых, кто получил специальное военное образование. 18 мая 1915 г. после окончания курса в Сумском Кадетском Корпусе ЛЛ поступил юнкером рядового звания в Михайловское Артиллерийское училище. Шла война, поэтому курс обучения был ускоренным – 22 декабря того же года ЛЛ был произведен в прапорщики с зачислением по полевой легкой артиллерии со старшинством 1 декабря. 5 января 1916 г. он уже был на театре военных действий.

Послужной список:

  • 05.01.1916 – прибыл в 4-й Сибирский Мортирный Артиллерийский дивизион и назначен младшим офицером 2-й батареи.
  • 08.07.1916 – назначен делопроизводителем 2-й батареи.
  • 20.11.1916 – произведен в подпоручики со старшинством 1 августа 1915 г.
  • 15.11.1916 – получил месячный отпуск. Вернулся в срок.
  • 01.01.1917 – отчислен от должности делопроизводителя 2-й батареи.
  • 29.01.1917 – за отличия в бою 3 сентября 1916 г. в д.Бубнов награжден орденом Св.Анны 3-й ст. с мечами и бантом.
  • 12.03.1917 – за отличия в бою 17 июля 1916 г. у Огинского канала награжден орденом Св.Станислава 3-й ст. с мечами и бантом.
  • 14.03.1917 – получил полуторамесячный отпуск. Вернулся на 24 дня раньше.
  • 30.04-03.07.1917 – болен без эвакуации.
  • 07.05.1917 – за бои 19-22 июня 1916 г. у оз. Нарочь награжден орденом Св.Анны 4-й ст. с надписью "За храбрость". В тот же день за бой 22 декабря 1916 г. у д. Романуль награжден орденом Св.Станислава 2-й ст. с мечами.
  • 13.06.1917 – заместитель члена дисциплинарнаго суда 2-й батареи.
  • 03.07.1917 – временно командовал 3-й батареей.
  • 04.07.1917 – младший офицер.
  • 14.07.1917 – вр.и.д. старшаго офицера 2-й батареи.
  • 21.08.1917 – временно прикомандирован к 1-й батареи на ту же должность.
  • 15.09.1917 – вр. командующий 1-й батареей
  • 18.09.1917 – старший офицер 2-й батареи.
  • c окт. 1917 – старший офицер 1-й батареи.
  • 15.10.1917 – заболел и эвакуирован в глубь России.
  • 18.11.1917 – за отличия в боях 9-13 июля 1917 г. у д. Михадя и Катул-Лнг? награжден орденом Св.Анны 2-й ст. с мечами.

После-революционная судьба ЛЛ аналогична таковой у его братьев Павла и Александра – то есть, по сведениям, сообщенным нашим дедом следователю НКВД 1, воевал у Белых, эмигрировал и оказался в Сан-Паоло, Бразилия.

3 поколение

vs.7.4 Ирина Евгениевна
(Светлова Ирина Александровна) (25.11.1926 – 31.04.2017)

м: = 01.10.1950 Новожилов Альберт Иванович (1928)

д: Наталия (1952), Андрей (1957)

vs.8.4 Вадим Евгениевич (02.10.1930 – 17.11.1999)

ж: Николаева Зинаида Федоровна (1935-06.03.2016)

д: Нина (1959)

4 поколение

vs.9.8 Васильева Нина Вадимовна (06.07.1959)

м: Белозеров Сергей (1959-2005)

д: Никита (1983)

Источники и литература:

  1. Материалы уголовного дела № 2805, Архив УФСБ по СПб, арх. № 4093, Л
  2. Адрес-календари и Памятные книги Полтавской губ. за различные годы.
  3. Харьков и губерния на страницах газеты "Южный край" (1880-1918 : [Библиогр. пособие]. Вып. 1. (1880-1886) / Харьк. гос. науч. б-ка им. В.Г. Короленко ; Сост.: В.А. Ярошик, Т.В. Гологорская, Н.Л. Малкова. – Х. : Б.в., 2002. – 180 с., № 86.
  4. РГВИА Ф.2067 о.1 д.981 ч.1: О производстве П.Л.Васильева в прапорщики, 1916.
  5. «Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына» Волков. Персоналии. База данных по Белому Движению.
  6. РГВИА Ф.400 о.9 д.34701: О производстве Е.Л. Васильева в прапорщики запаса, 1913.
  7. РГВИА Ф.2067 о.1 д.912: О производстве А.Л.Васильева в прапорщики, 1915.
  8. РГВИА Ф.409 о.1. д.96894 (лс.44-446): Послужной список поручика А.Л.Васильева, 1917.
  9. Белой А. «Русская армия в Великой войне: Галицийская битва» Гл.11, с.329.
  10. РГВИА Ф.409 о.1 д.10281 (пс.50-450): Послужной список подпоручика Л.Л.Васильева, 1918.
  11. А.А.Хисамутдинов «Наши соотечественники за рубежом», журнал "Латинская Америка" №9 2005.
  12. В.С.Иконников «Юбилейный акт Имераторского университета св. Владимира. 8 сентября 1884 года.» Тип. Имп. ун-та св. Владимира, 1885, С.105.
  13. Адресные книги Петербурга-Петрограда за различные годы.
  14. Милявский В.М., Дугельная Ф.Я «Библиографический указатель работ, выполненных на базе Полтавской областной психиатрической больницы (1837-1975)» Полтава 1975 г.
  15. Милявский В.М. «Главы из истории Полтавской психиатрической больницы».
  16. Національна наукова медична бібліотека України.
  17. Российский медицинский список на 1887 год. СПб Тип. МВД 1887. С.60.
  18. Керсновский А.А. История Русской армии. в 4 т. – М.: Голос, 1992—1994.
  19. Зайончковский А.М. Первая мировая война – СПб.: Полигон, 2002.
  20. Головин Н.Н. Военные усилия России в Мировой войне. — Париж, 1939.
  21. Головин Н.Н. Галицийская Битва (первый период – до 1 сентября нов. ст.). — Париж, 1930.
  22. Головин Н.Н. Дни перелома Галицийской Битвы (1-3 сентября нов. ст.). – Париж, 1939.
  23. Ветошников Л.В. Брусиловский прорыв. Оперативно-стратегический очерк. – М.: Воениздат, 1940.
  24. Оськин М.В. Брусиловский прорыв (1916).
  25. Абасалиев Р.А, История 148 пехотного Каспийского полка
  26. Абрамов В. Л. На ратных дорогах. — М.: Воениздат, 1962
  27. Высочайшие приказы о чинах военных. 1914-1916.
  28. Снесарев А.Е. Дневник. 1916-1917. – М.: Кучково поле, 2014.
  29. Снесарев А.Е. Письма с фронта. 1914–1917. – М.: Кучково поле, Беркут, 2012.
  30. Архив УФСБ РФ СПб д.1385.
  31. Справка Домоуправления № 20 Жил. Упр. Дзержинского р-на г. Ленинграда, 05.09.1956 г.

последнее обновление 18.10.17 16:40