«Выборгское гнездо»

Свенсоны, Сутгофы, Векруты, Сеземаны, Фрезе, Бойсманы и другие

Эта страница задумывалась как родословная роспись фамилии Швенцон (Свенсон) – предков Наталии Карловны Свенсон – жены Александра Бельгарда. Но получилось так, что собственно Швенцонов по мужской линии мы обнаружили лишь одно поколение – на данный момент мы нашли только отца Наталии Карловны. Зато по линии матери мы смогли продлить родословную ещё на 17 поколений до XII века! В этом нам помогли генеалогические сервисы FamilySearch, MyHeritage и Geni. Дело в том, что мы угодили в «Выборгское гнездо» – тесное сообщество крупных немецко-шведских негоциантов и промышленников, процветавших в Выборге более пяти веков. А поскольку они были потомками ганзейских купцов, перебравшихся из Любека через Таллин (Ревель) или напрямую в Выборг, то мы смогли проследить еще несколько поколений некоторых семей, живших уже на немецкой земле, а точнее – в Нижней Саксонии.

Таким образом, в нашу «генеалогическую копилку» разом добавлено несколько новых фамилий, и теперь данная страница посвящена не только Швенцонам, но и вновь узнанным Сутгофам, Векрутам, Бойсманам, Фрезе, Сеземанам и некоторым другим.

После присвоения статуса города в 1403 году шведский Выборг стал крупным торговым центром, привлекающим к себе богатых переселенцев из Любека, Гамбурга, Бремена и других ганзейских городов. Выборг пережил несколько волн немецкой иммиграции, и с учетом смены подчинения: шведского, российского и финского, приобрел космополитичный характер, где в ходу было четыре языка. Немецкая колония (с добавлением шведского элемента) в лице нескольких семей, была самой влиятельной и могущественной в городе.

Истории этой колонии посвящена обстоятельная статья Р.Швейцера «Выборгские немцы» 1, поэтому мы не будем здесь ее (историю) подробно рассматривать – интересующиеся могут прочить статью самостоятельно (там, кстати, упомянуты и несколько «наших» фамилий). Обратим внимание только на генеалогический аспект: колония была немногочисленной и довольно замкнутой. В пору своего расцвета на рубеже XVIII-XIX веков количество немцев в городе составляло 362 человека (12,5% от общего числа жителей, еще 14,2% составляли этнические шведы). В таких условиях неизбежны были перекрёстные браки, так как знатные горожане не роднились с кем попало, а с учётом характерной для того времени плодовитости, древо, к которому мы присоединились, оказалось огромным, запутанным и с родственными «петлями». Показывать здесь такое древо целиком не имеет смысла – мы ограничимся упрощенной родословной таблицей с кровными родственниками без сиблингов (братьев и сестер).

Вышеперечисленные фамилии выбраны для описания на данной странице, исходя из того, что они «функционировали» именно в Выборге. Однако многие из них, как уже сказано, прослеживаются до Нижней Саксонии, так что, приходится показывать их родословные, выходя за пределы «Выборгского гнезда». А вот тем родам, которые примкнули к нашему древу в более старших поколениях, будет посвящена отдельная страница. Здесь же, в упрощенной таблице, мы показываем некоторые такие линии чисто для примера. Причем, надо отметить, что эти линии (Ландсберги, Берфельды) были выбраны наугад – взяли жену одного из Фрезе и, благодаря генеалогическим сервисам смогли добавить ещё 8 поколений. Так что, если скрупулезнее подойти к этому делу, можно надеяться на новые открытия.

Упрощенное древо нашей Выборгской родни
(включая предков из Нижней Саксонии)

Родословная таблица кровных предков из «Выборгского гнезда»

В соответствии с этой таблицей для шести фамилий написаны росписи, которые в основном дублируют информацию с FamilySearch, MyHeritage и Geni. Правда, сведения о персонах там довольно скудные и ограничиваются (и то не всегда) узловыми датами: рождение, крещение, брак, смерть и погребение. Всё же для некоторых фигурантов имеются дополнительные сведения, добавленные шведскими или финскими пользователями на соответствующих языках, поэтому иногда мы пока включаем эти вкрапления «как есть» с указанием первоисточников (где они указаны), а по мере возможности постепенно будем их расшифровывать.

Заметим также, что поскольку на указанных сервисах родословные строятся «народным» способом, то по ходу переноса данных нам пришлось исправлять вкравшиеся кое-где очевидные ошибки: например, путаницу в родственных связях и дублирование персонажей.

Порядок росписей по отдельным фамилиям определяется их «подключением» к нашему древу – от младших ветвей к старшим. Персоны, как правило, снабжены соответствующими индексами FamilySearch и (или) Geni.

В основном, семьи в «Выборгском гнезде» – этнические немцы, и «отчества» на шведский манер, типа Ханссон или Филипсдоттер, у них писать не принято. Однако нам приходится – иначе не разобраться в тезках и однофамильцах.

Условные обозначения в датах: «+» – крещение, «†» – погребение.

Замечание: на момент написания статьи сайт FamilySearch недоступен для российских пользователей. Впрочем, ограничение легко обходится несложными методами, которые должны знать все желающие свободно получать информацию в условиях современной России.

М.Н.Костоломов

Еще одним неоценимым источником дополнительных сведений стал краевед и переводчик, писатель и публицист, лектор и гид Михаил Николаевич Костоломов (1953–2016). Его центральной темой как раз была история Выборга, а поскольку представители «наших» фамилий играли в ней большую роль, то, естественно, исследователь не мог обойти их генеалогию, пытаясь проследить родственные связи. В качестве источников было использовано 40-томное издание «Национальные биографии» на финском языке. Но, похоже, Костоломов не чурался и данных с сайта FamilySearch (иногда повторяя его ошибки), но очевидно также, что он имел личный доступ ко многим к архивным документам, включая и метрические книги. Всё же для нас наиболее полезной оказалась информация «административного» характера – чины, должности, род занятий и тому подобное.

К великому нашему сожалению, мы угодили в «Выборгское гнездо» уже после кончины Михаила Николаевича и теперь не можем обратиться к нему за помощью, разъяснением некоторых вопросов, уточнением спорных моментов, выразить благодарность, наконец. Костоломов много лет составлял «Выборгскую энциклопедию» – за 15 лет Костоломов составил справки на 15 тысяч человек, когда-либо живших в Выборге 22. Но издавать ее Михаил Николаевич не планировал – он намеревался создать в интернете бесконечно пополняемую электронную базу, своего рода «Выборгскую википедию». Задуманное осуществить не удалось. После него остался огромный рукописный архив, а в публичной сфере – книга очерков «Выборгиана» (Wiborgiana), разрозненные лекции, доступные на YouTube, отдельные статьи и интервью.

Частью «Выборгской энциклопедии» Костоломова является «Выборгский календарь» – свод информации на каждый день о событиях и людях, связанных с Выборгом. Небольшие статьи-справки в виде ежедневника историк помещал в 2014–2016 годах на своих страницах социальных сетей: Facebook и ВКонтакте . Такая форма подачи календарных заметок в ленте кажется естественной, но, чтобы задним числом извлечь оттуда какие-либо факты, постороннему исследователю требуются немалые усилия. Эта работа была нами проделана и полезная информация использована с благодарностью к большому историку и замечательному человеку Михаилу Костоломову.

Линии и поколения:

для текстового поиска на странице разверните всё →


Свенсоны

Schwenzon Schwenzen Schwenson Swenson Swensson Svenson

О написании фамилии

Выше перечислены написания, встретившиеся в наших изысканиях. Видны немецкая и шведская морфемы, что, казалось бы, должно свидетельствовать о происхождении носителей фамилий. Но не всё так просто.

Если рассматривать немецкий генезис, то фамилии Schwenzon-Schwenzen встречаются уже с XVI века в Вюртемберге и прусской Померании. Были они и среди Балтийских немцев (собственно, наш Карл Карлович). Их потомки появились в Финляндии (Peter Schwenzon, родившийся в Хельсинки в 1790 г.) и в России (в середине XVIII века в Петербурге находим другого Петра Швенцона – Peter Johann von Schwenzon, 1727–1804).

В русской транскрипции были известны оба написания: Швенцон и Свенсон. Встречалось также смешанное: Швенсон, и даже Швенцов. При этом, «Швенцон» и «Свенсон» считались разными фамилиями.

По этому поводу в 1893–1897 гг. даже состоялось любопытное судебное разбирательство по иску города Петербурга к П. Швенцону о недействительности утверждения его в правах наследства к имуществу А. Свенсона 2. Это дело крутилось как раз вокруг вопроса: были ли родственниками Швенцон и Свенсон? Первый, объявив себя роднёй умершего второго, получил по наследству дом в Санкт-Петербурге. Через некоторое время городская управа установила, что при вступлении в права наследства Швенцоном не было представлено надлежащих документов о родстве, и обратилась с иском об отчуждении этого дома в пользу дворянской опеки. Поначалу в иске было отказано на том казуистическом основании, что город не представил доказательств отсутствия связи между Швенцоном и Свенсоном. Но после подачи кассационной жалобы Правительствующий Сенат встал на сторону городской управы, признав, что истец «обязан установить отсутствие данных, которые удостоверяли бы родство названных лиц, а не отсутствие самой родственной связи между ними». Дело закончилось, но вопрос о родственности Швенцона и Свенсона так и остался открытым.

Если обратиться к нашей линии, то написание фамилии обуславливалось внешними причинами. Приехавший из Лифляндии Карл Карлович Швенцон после того, как в Выборгской губернии был взят курс на уменьшение немецкого элемента, в официальных документах стал называться на шведский манер сначала Швенсоном, а потом и вовсе Свенсоном. Сами члены семьи Швенцонов-Свенсонов считали себя потомками немцев и были не очень довольны политикой «ошведывания» Выборга. Об этом в своих воспоминаниях писал внук Карла КарловичаВалериан Александрович Бельгард 3. Он однозначно называет свою «матушку» «рожденной Швенцон» (хотя в Петербурге она была известна как Свенсон), а про свою бабушку сообщает, что та считала немецкий своим родным языком.

Как видим, несмотря на шведскую фамилию, под которой официально фигурируют Карл Карлович и его дети, все-таки эта семья имеет немецкие корни (по крайней мере, немецко-прибалтийские).

1 поколение

  • svn.1 Карл Карлович I (1755 – 21.09.1808) 5-прадед

    статский советник, чиновник Выборгского губернского правления

    В базе данных Эрика Амбургера «Иностранцы в дореволюционной России» 4 наш ККI указан как Karl Rudolf Swensson с русским отчеством Karlovič. Отцом назван некий Karl без каких-либо дополнительных сведений.

    В послужном списке про ККI написано, что он «из Лифляндских дворян» 5. В Риге и окрестностях мы встречаем Швенсонов с родовым именем Рудольф, но пока однозначно привязать ККI к ним не удается — нужно внимательно просмотреть метрические книги латвийских приходов.

    Что касается дворянства, то приставка «фон» при фамилии в документах то появляется, то исчезает.

    Служба, чины, награды

    • 28.11.1765 — обучение на казенный счет (staatliche Unterstützung) 4.
    • 11.08.1770 — вступил в воинскую службу подпрапорщиком 5.
    • 16.08.1770 — сержант 5.
    • 20.09.1771 — адъютант 5.
    • 22.01.1773 — прапорщик Псковского кавалерийского полка (позже в этом же полку будет служить его сын Карл) 4; 5; 7.
    • 21.04.1778 — поручик 5.
    • 01.01.1781 — капитан 5.
    • 27.10.1783 — по желанию уволен от воинской службы и определен в Выборгский Совестный Суд дворянским заседателем 5. (У Амбургера написано, что в 1783–88 гг. служил в Тобольском пехотном полку 4.)
    • 30.05.1785 — коллежский асессор (в «Месяцеслове» на этот год указан капитаном) 5.
    • 31.12.1791 — надворный советник 5.
    • 18.09.1794 — определен советником в Выборгское Губернское Правление 5.
    • 27.04.1800 — коллежский советник 5.
    • 1802 — способен и к повышению чинов достоин.

      В сражениях против неприятеля не бывал. В отставке не бывал. Под судом и следствием не бывал. Имения не имеет. 5.

    • 1807 — статский советник 6:1807.
    • 22.09.1807 — награжден орденом св. Владимира 4-й степени 4; 6:1808.

    Интересно, что в 1778–1786 гг. Псковский полк базировался в Феллине, Лифляндской губернии (ныне Вильянди, Эстония) 7. То есть, ККI служил недалеко от тех мест, откуда он, по-видимому, был родом. Как раз в 1783 г., когда он вышел в отставку, Феллину был возвращен статус города.

    Умер ККI в Выборге.

    Выйдя в отставку с военной службы и поступив на гражданскую в Выборге, ККI естественным образом вошел в круг высшей чиновничьей и купеческой немецкой знати. Он сам угодил в «Выборгское гнездо», дважды породнившись с его представителями.

    Ж1:=08.05.1782 Helena Catharina Sutthoff (1760–1790).

    Д1(3):

    Ж2:=07.09.1794 Catharina Hedvig Sesemann (1746–1828). K2TH-ZZZ.

    До ККI была дважды замужем: с 1764 г. за Samuel Bartram (1734–1769) LZKV-ZF7 и с 1770 г. за Johan III Weckrooth (1739–1773).

    Была дальней родственницей первой жены ККI. По матери Catharina Hedvig тоже была Sutthoff и по этой линии являлась четвероюродной теткой Helena Catharina, а через второго мужа – просто ее теткой (сестра Johan III Weckrooth была матерью Helena Catharina).

    Любопытно, что ККI после смерти первой жены, которая была на 5 лет его младше и умерла в 30 лет, через 4 года женился на 48-летней дважды-вдове, старше его на 9 лет. Тем не менее, она пережила его на 20 лет, как, впрочем, и двух своих предыдущих мужей.

    В упомянутых выше воспоминаниях В.А.Бельгард неоднократно подчеркивал доброту Катарины-Едвиги, которая приходилась ему неродной бабушкой. Она его очень любила и прощала детские шалости. В 1823–24 гг. Катарина-Едвига одна воспитывала внука, когда его мать Наталья Карловна уехала с другими детьми в Петербург. Несмотря на немецкое происхождение, бабушка неплохо знала русский язык и обучала подростка стихам русских поэтов.

2 поколение

  • svn.2.1 Карл Карлович II (30.03.1783 – ?)

    поручик

    Сын Карла Карловича I.

    В 1802 г. был поручиком Псковского драгунского полка, в котором раньше служил его отец 5.

  • svn.3.1 Катерина Карловна (Catharina Elisabeth) (09.05.1785 – ?)

    Дочь Карла Карловича I.

    В 1802 г., то есть, в 17 лет уже была замужем 5. Это единственное, что мы про нее знаем.

  • svn.4.1 Наталия Карловна (06.03.1789 – 15.02.1862) 4-прабабушка

    инспектриса Смольного института

    Дочь Карла Карловича I.

    Родилась в Выборге. Дата рождения взята нами из «Петербургского Некрополя» 8:С.37, 189. При этом, в послужном списке отца 1802 года НК указана в возрасте 14 лет, что делает ее на год старше 5. Возможно, завышение возраста было необходимо при бракосочетании – судя по рождению первых детей, она вышла замуж чуть ли не в 15 лет.

    О жизни НК в «выборгский» период ни до замужества, ни позже мы практически ничего не знаем. Ее сын Валериан сообщает только, что «матушка была рожденная Швенцон», и что «в нашей семье, при жизни отца преобладал французский язык, но говорили и по-немецки, и по-русски» 3.

    Смольный институт

    После смерти мужа в 1816 г. НК стала получать пенсию в 1800 руб. в год. «На эти деньги трудно было жить и воспитывать детей даже и в скромном Выборге» – надо было приискивать доходное место. Долгие хлопоты увенчались успехом – 11 апреля 1823 г. она стала инспектрисой Воспитательного Общества благородных девиц в Смольном монастыре (Смольном институте). Должность приносила не только деньги (420 руб. в год), но и возможность воспитывать в заведении двух дочерей. (Двое старших сыновей – Александр и Карл – еще при жизни отца были пристроены в Пажеский корпус, а младший – Валериан – поступит туда в 1824 г., до этого времени оставаясь в Выборге на попечении бабушки.)

    Назначение НК в Смольный было довольно необычным: инспектрисой стала фигура со стороны – как правило, эту должность получали опытные и достаточно послужившие классные дамы. Тут явно не обошлось без протекции высочайших персон и удачного стечения обстоятельств, которого, впрочем, пришлось ждать семь лет.

    В то время начальницей Смольного Института была Юлия Федоровна Адлерберг (1760–1839). Она тоже имела отношение к Выборгу – ее муж ранее командовал там полком. Как потом и НК, она рано овдовела (в 1794) и осталась с двумя малолетними детьми без средств к существованию. Благодаря выборгскому знакомству с доверенным секретарем Павла I, Юлия Федоровна была приглашена ко Двору и назначена одной из воспитательниц Великого Князя Николая Павловича – будущего Императора. Она стала ближайшей подругой Императрицы Марии Федоровны, назначившей ее в 1802 г. начальницей своего главного благотворительного заведения – Смольного Института. Впоследствии дети Адлерберг, в свою очередь, тоже стали приближенными к трону: сын – адъютантом и неизменным спутником Николая I, а дочь – воспитательницей его детей: Великого Князя Александра Николаевича (будущего Императора Александра II) и Великих Княжон Марии Николаевны и Ольги Николаевны. Короче, теснее связи с царской семьей не придумаешь.

    Вот такая «приближенная» особа взяла под свое крыло нашу НК. Очевидно, здесь сыграли роль и схожесть судеб, и выборгское прошлое, и даже национальность – Адлерберг, урожденная Анна Шарлотта Юлиана Багговут (Anna Charlotta Juliana von Bagghufvudt), сама была норвежско-немецкого происхождения, а в то время в Смольном французский персонал, преобладавший при Екатерине II, замещался немецким. Для получения места НК нужна была только вакансия, и она образовалась в 1823 г., когда инспектриса Амалия Кремпен была назначена директрисой Екатерининского училища.

    Назначение новой инспектрисы в принципе не могло состояться без утверждения Императрицей, но как писал Валериан: «покойная императрица Мария Феодоровна, всегда очень милостиво относилась к моей матушке». Заметим, что позже, в немалой степени уже благодаря детям НК, это «милостивое отношение» сохранится и у следующего поколения царской фамилии. Из воспоминаний воспитанницы 1840-х годов Угличаниновой 10:

    «…в "кофейном" [классе], инспектрисой была Бельгард, мать кавказских героев Карла и Валериана Александровичей, и я помню, как государь, приехавший к нам и которому начальница ее представила, хвалил их, назвав молодцами.»

    В Смольном институте в то время срок обучения составлял 9 лет, и все воспитанницы разделялись на три возраста (класса), которые отличались по цвету форменных платьев: младший – «кофейный», средний – «голубой» и старший выпускной класс – «белый» (правда, старшеклассницы, при этом, носили зеленые платья, белыми были только фартуки). Всего в Смольном было 5 инспектрис: 3 в «благородном» отделении и 2 в «мещанском». Каждая была ответственной за 150 воспитанниц и ей подчинялись восемь классных дам данного «возраста». Каждые три года инспектрисы вместе с классными дамами вслед за ученицами «переходили» в следующий класс вплоть до выпуска, затем начинали новый 9-летний цикл с «кофейного» класса.

    «Обязанности инспектрис были очень сложны. Они должны были вести экономическую часть своего возраста в отношении одежды и белья воспитанниц, наблюдать, чтобы все было в порядке и соблюдать экономию, следить за чистотой, опрятностью и доброкачественностью стола и о всех замеченных упущениях немедленно доносить начальнице в своих ежедневных отчетах. Инспектрисы обязаны были следить за успехами воспитанниц и заботиться о развитии их ума и сердца» 11.

    НК прослужила в должности инспектрисы полных 25 лет, пережив и императрицу Марию Федоровну (1828) и начальницу Адлерберг (1839). Новая начальница М.П.Леонтьева, и Императрица Александра Федоровна тоже высоко ее ценили и оказывали ей большое доверие.

    Прискорбный случай

    В августе 1843 года НК попала в неприятную историю, связанную с самоубийством ее молодой горничной. О происшествии рассказывается в воспоминаниях писательницы Анны Ивановны Соколовой (ур. Анны Урвановны Денисьевой, 1833–1914), которая, будучи племянницей другой инспектрисы А.Д.Денисьевой, в 1843–1851 гг. воспитывалась в Смольном институте. Соколову можно назвать косвенным свидетелем, хотя на этот счет имеются сомнения: нет полной уверенности, что она пребывала в стенах заведения на момент инцидента (по документам она была «представлена» в октябре 1842 г. 29, а в мемуарах сама писала, что в Смольный ее привезли в августе 1943 г.).

    Сей эпизод в биографии нашей прародительницы не красит последнюю, и здесь можно было бы ограничиться только кратким изложением, если бы не одно но: Соколова в публикациях разного времени трижды обращается к «роковому случаю», и все три текста отличаются друг от друга! Канва событий вроде бы неизменна, но форма подачи различна, мелкие детали не совпадают, подробности в одном случае опускаются, в другом возникают, меняются предлагаемые мотивировки действующих лиц. Вполне резонно, что у нас зародились сомнения: а не является ли данная история мифологизированной? Тем более, что репутация Соколовой, как мемуаристки, слегка подмочена, да и сама ее личность весьма неоднозначна – несколько раз ее ловили на подделке векселей. (См., также, статью Прозоровой 12 и предисловие Букчина к сборнику воспоминаний Соколовой 13 .) Нам пришлось пристальнее вглядеться в описание произошедшего.

    Рассказ о трагическом случае приводится в трех публикациях за разные годы:

    • 1. «Из воспоминаний смолянки» // Вестник всемирной истории. 1901. № 6, Глава VIII, С.134–149. 14
    • 1. «Фрагменты из воспоминаний смолянки» [название наше – А&Н.].

      Текст под различными заголовками широко распространен в интернете, а также недавно напечатан в нескольких сборниках воспоминаний бывших воспитанниц Смольного Института 15. Однако первоначальный источник нигде не указан, а, если указан, то ссылается на тот же № 6 Вестника всемирной истории, что является неправдой, так как текст там иной. «Фрагменты», кроме собственно воспоминаний, содержат общие рассуждения по поводу разных общественных явлений и, скорее, созвучны более поздним «Встречам и знакомствам», где Соколова так же ситуативно вставляет «случаи из жизни» в контексте современных для нее тем.

    • 3. «Встречи и знакомства» // Исторический вестник. т. CXXXV, февраль 1914, С.507–511.16

    Две публикации (первая и третья) целиком вошли в недавно выпущенный сборник воспоминаний А.И.Соколовой под тем же названием: «Встречи и знакомства» 13. Книга составлена С.В.Букчиным, снабжена справочным аппаратом и верно ссылается на первоначальные источники. Оригинал же второй публикации, как отмечено выше, найти не удается, но текст без сомнения принадлежит перу того же автора (авторки).

    Удивительно, что в других известных воспоминаниях или дневниках воспитанниц института о самоубийстве горничной нет ни слова. Что касается официальных документов, то мы получили к ним доступ гораздо позже ознакомления с мемуарами Соколовой, которые, собственно, и дали толчок к целенаправленному поиску. Теперь мы имеем несколько свидетельств, проливающие свет на происшествие с другой стороны. Но об этом позже. Сначала разберемся с Соколовой – именно от нее мы узнали про эту историю, и, кроме того, необходимо вычленить действительный смысл произошедшего, извлекая его, так сказать, в зазоре между тремя вариантами ее текстов.

    Рассказ о самоубийстве в двух публикациях Соколова начинает такими нелицеприятными для НК словами:

    «Одной из инспектрис Смольного монастыря была в то время г-жа Бельгард, женщина характера сухого, неотзывчего и недоступного чужому горю и чужому несчастью.»

    и:

    «…личность очень мрачная, неприветливая и не пользовавшаяся положительно ничьими симпатиями в Смольном. Г-жа Б[ельгард] была матерью трех молодых генералов, и блестящей карьере сыновей она, как говорили тогда, обязана была тем, что ее терпели в институте.»

    Если следовать совпадающим описаниям инцидента во всех трех текстах, опускать излишние подробности и литературные изыски автора, то в сухом остатке по версии Соколовой имеем следующее:

    Однажды НК не досчиталась 10 рублей. По наущению одной из двух находящихся у нее в услужении горничных подозрение в краже пало на другую – молоденькую Сашу, поступившую в Смольный из Петербургского Воспитательного дома. НК решила наказать горничную. В то время в Институте для провинившейся женской прислуги практиковались телесные наказания при посредстве служивших в заведении солдат. Случилось так, что Саша была помолвлена с унтер-офицером Андреем Ивановым, который и должен был руководить экзекуцией. НК знала о готовящейся свадьбе, но, несмотря на мольбы невесты о недопущении позора в присутствии жениха, продолжала угрожать наказанием. Поверив в его неотвратимость, Саша из бельэтажа, где располагалась квартира инспектрисы, через четвертый этаж, чердак и слуховое окно выбежала на крышу и бросилась вниз. Разбилась сильно, но прожила ещё несколько дней в лазарете Смольного, где ее посещал начальник женских учебных заведений принц П.Г.Ольденбургский.

    Мы всё-таки не удержимся и добавим здесь чуть-чуть художественности от Соколовой.

    Несчастная девушка, «обезумев от отчаяния и ужаса» и стремительно выбежав на крышу, сумела, однако, рассчитать свое самоубийство таким образом, чтобы непременно «промелькнуть в роковом падении» мимо окон инспектрисы, которая в это время имела привычку сидеть у окна. Последняя якобы даже вскрикнула, увидев «смертельный Сашин полет».

    И еще. Разнеслись слухи (за которые, впрочем, Соколова не ручается – всё-таки речь идет о тайне исповеди), что перед кончиной Саша поручила священнику передать от ее имени «старухе Бельгард», что умирает не простив ей и заверяет предсмертной клятвой, что злополучных десяти рублей она не брала.

    Все версии произошедшего мемуаристка заключает сожалением, что m-me Бельгард этот скандал сошел с рук и она не была уволена. Опять же, как полагает Соколова, – благодаря тому, что была принята во внимание служба трех сыновей-генералов (на самом деле, в 1843 г. все они были еще полковниками).

    Что можно сказать по поводу этой истории в изложении Соколовой?. Смущает очевидная литературность воспоминаний, а также красочное описание подробностей, свидетелем которых мемуаристка быть не могла. Это художественное произведение, но никак не описание реальных событий. Забегая вперед, скажем, что кроме имен участников происшествия и самого факта падения с крыши, версия Соколовой не находит подтверждения в официальных документах.

    Что же касается эпитетов, относящихся к «старухе Бельгард» (в 1843 той было 54 года): сухая, мстительная и так далее, то подобные инвективы часто встречаются в воспоминаниях воспитанниц по адресу других инспектрис и классных дам. Это характерно для сугубо закрытого заведения, каким был Смольный институт, и, вообще, типично для учеников по отношению к не вполне любимому учителю – в наше время мы бы и не такое услышали. Так что, описанию нрава НК особо доверять не стоит. Как, по большому счету, и самому рассказу Соколовой – всё-таки, она является весьма противоречивой «вспоминательницей».

    Теперь дадим слово другой стороне – официальным документам.

    В первой части «Ведомости о персонале ВОБД за 1837–1847 гг.» 30 говорится, что в 1839 г. в Смольный институт была прислана питомица СПб Воспитательного дома Александра Никитина, 1818 года рождения. Во второй части, в «примечаниях на ведомости» сказано, что в августе 1843 г. она отправлена в Мариинскую больницу, «где уже и умерла» 31. О самоубийстве ни слова. В метрической книге Мариинской больницы за 1843 г. записано, что 25 августа скончалась «казенная воспитанница, 23-х лет, от потрясения мозга», и звали ее Александра Иванова 32. Под этим именем она и была похоронена 28 августа на Большеохтинском кладбище, о чем по письму священника Мариинской больницы Алексея Богородского в книге погребенных сделана соответствующая запись 33. Видать, настолько незначительной считалась личность служанки, что никто из Смольного института не удосужился при определении в больницу сообщить ее настоящее имя.

    Так что же всё-таки произошло? В архивном деле «О питомицах Воспитательного дома, вышедших замуж или на волю» 34 среди множества страниц имеется пять листов, относящихся к «Делу о питомице Александре Никитиной, находившейся служанкою при классах среднего возраста ОБД» . Это скупые рапорты, записки и донесения об инциденте. Вот открывающий дело рапорт Правителя Хозяйственной части Константина Гаттенбурга:

    Находящаяся в услугах при Инспектрисе 2-го Благородного возраста сего заведения, питомица Санкт-Петербургского Воспитательного дома, Александра Никитина, сего 12-ого числа Августа в 12 часов полудня, кинулась с кровли, где помещены Благородные воспитанницы, в слуховое окно* и упала в сад сего заведения, переломив себе обе руки, почему тотчас по совету старшего Доктора отправлена для пользования в Мариинскую больницу, причины, побудившей ее к сему поступку еще неизвестны. – О чем Вашему Высокопревосходительству имею честь донести.

    * – в другой записке говорится: «взошла на чердак, откуда вылезла в слуховое окошко и бросилась с крыши»

    По получении сего донесения, член Совета при ВОБД, действительный тайный советник Александр Степанович Лавинский тотчас отправился в больницу и побеседовал с несчастной. На вопрос о причинах, побудивших ее к поступку, та ответила, что «ей грустно стало, потому что ее часто бранивали». Лавинский доложил, что «по мнению Медика сия питомица находится в опасном положении».

    На следующий день было проведено внутреннее расследование, которое выяснило, что за два дня до происшествия, инспектриса Бельгард сделала выговор [зачеркнуто слово: «бранила»] Александре Никитиной за то, что служанка «изобличена в том, что она не предупредила Г-жу Бельгард в забирании разных фруктов другою вольною служанкою оной Инспектрисы на счет Г-жи Бельгард». Никитина была помещена в комнату для прислуги вместе с другими горничными, по уверению которых Александра была весела, даже «в тот самый день, когда она посягнула на жизнь свою, прощаясь с подругой, не сказав, впрочем, по какому поводу».

    Немного мутновато. Но можно понять, что речь идет не о краже. По-видимому, вторая служанка (личная горничная инспектрисы, которую Соколова в 1914 г. называла рыжей немкой) записала на счет НК покупку продуктов, а Саша вовремя не предупредила об этом хозяйку. Очевидно, инспектриса обнаружила недостачу и после выяснения обстоятельств обратила свой гнев на младшую горничную (бранила).

    Конечно, в официальных документах чувствуется недосказанность, но, чтобы ее развеять, мы не можем дать слово еще одной стороне – самой НК. В деле упоминаются ее письменные объяснения, которые прилагались к записке о результатах следствия, но они не сохранились – вероятно, были специально изъяты. Также отсутствуют и заявленные объяснения Полицмейстера ВОБД. Руководство заведения естественным образом желало как можно быстрее и по-тихому закрыть дело, и ни в коем случае не стало бы признавать вину за кем-либо из высшего персонала, буде вина вообще имела место. Изъятие упомянутых объяснений косвенно может указывать на сокрытие каких-то нежелательных обстоятельств, возможно, очерняющих инспектрису, а, возможно, и о телесном наказании. Но это наши спекулятивные предположения.

    Теоретически, угроза наказания со стороны НК не исключена, и Саша действительно могла два дня переживать по этому поводу, С другой стороны, Лавинский в своем отчете, сделанном ещё до следствия (и взятия письменных объяснений от инспектрисы), передавая слова «питомицы» о мотивах поступка, ничего о грозящем наказании не доносил – только: «часто бранивали». А ведь у Саши в ее положении совсем не было причин, скрывать свой страх позора, если бы он у нее был.

    Подведем итог. Соколова возлагает на НК моральную ответственность за доведение горничной до самоубийства посредством угрозы применения телесного наказания, да еще «по утонченной жестокости старой инспектрисы», при непосредственном участии в экзекуции жениха наказуемой. Но, если отбросить эмоциональные оценки и литературность, в сухом остатке ничего нет – из официальных документов вина НК. никоим образом не вытекает, а мемуары Соколовой не предоставляют никаких доказательств, кроме домыслов и слухов. Кроме того, многочисленные фактические ошибки, нелепицы и противоречия, допущенные мемуаристкой во всех трех вариантах описания, вкупе с сильно подмоченной репутацией Соколовой, делают ее рассказ недостоверным, а обвинение абсолютно беспочвенным.

    Буквально через месяц после инцидента (17.09.1843) начальница Смольного института, «свидетельствуя об отличном усердии инспектрисы», ходатайствовала о награждении Натальи Бельгард Мариинским знаком отличия беспорочной службы за выслугу 20 лет 35. 17 октября награждение состоялось 31 Л.287.

    Пенсия

    НК действительно продолжила работать и только в 1848 г., отслужив положенный срок в 25 лет, отправилась на пенсию. Таким образом, она была инспектрисой трех циклов-выпусков: № 19 (1830, 7 лет с 1823 г.), № 22 (1839) и № 25 (1848). Увольнение совпало по времени со значительной реорганизацией института: открылся двухгодичный педагогический класс для подготовки учительниц (пепиньерок), а «мещанская» половина отделилась и была преобразована в Александровское училище. Саму же инспектрису проводили на пенсию с почетом: вручили Мариинский знак отличия за 25-летнюю беспорочную службу и обеспечили приличное денежное содержание:

    Аттестат

    Данный из Совета Императорского Воспитательного общества благородных девиц служившей при сем заведении Инспектрисою, вдове Генерал Майора Наталье Карловне Бельгардт, имеющей Мариинский знак отличия беспорочной службы за XXV лет в том, что она находясь на службе общества с 10-ого апреля 1823 года постоянно исполняла возложенные на нее обязанности с отличным усердием, добросовестностью и успехом; 30 апреля 1848 года согласно прошению, и на основании последовавшего на всеподданнейший доклад Совета Общества Высочайшего Ея Императорского Величества соизволения уволена вовсе от службы, с назначением ей в пенсию, за 25летнюю службу на основании журнала Главного Совета Женских Учебных Заведений Высочайше утвержденного в 25 день августа 1848 года по четыреста сорок два рубля восьмидесяти шести копеек серебром в год и с выдачею таковой же суммы в единовременное при отставке награждение; сверх того Всемилостивейшее пожалован Его Императорским Величеством пожизненный пенсион из Государственного казначейства по тысячи пятисот рублей серебром в год; в удостоверении чего и выдан Г-же Бельгардт сей аттестат за надлежащим подписанием и приложением казенной печати.

    Санкт-Петербург
    Июня 18 дня 1852 года

    Начальница Императорского Воспитательного Общества Благородных девиц и Санкт-Петербургского Александровского Училища
    Ордена Св. Екатерины 2 ст. Кавалерственная дама
    Мария Леонтьева

    Помимо ежегодных выплат в размере предыдущего оклада и пожизненного императорского пенсиона бывшей инспектрисе была предоставлена «квартира с отоплением» во Вдовьем Доме старого Смольного монастыря, в той его части, которая непосредственно примыкала к зданию Общества Благородных Девиц. Здесь пенсионерка жила спокойно четыре года пока не произошла очередная реорганизация Института: в 1852 г. в этом крыле здания решено было устроить новый лазарет (старый находился относительно далеко – в здании Александровского училища – и уже не отвечал современным на тот момент требованиям.) НК было предложено покинуть помещение.

    Она обратилась непосредственно к Императрице Александре Федоровне с просьбой: в таком случае выделить ей «квартирные» деньги для найма жилья на стороне. При этом НК ссылалась на такие же выплаты (400 руб.), производившиеся ее бывшим коллегам – инспектрисам Кассель и уже упомянутой Денисьевой. Это письмо на французском языке сохранилось, как и сделанная правителем канцелярии копия, которая является, по сути, изложением просьбы другими более верноподанническими словами 18. Чем дело закончилось, мы пока не знаем (надо посмотреть архивное дело 19), но, скорее всего, просьба была удовлетворена, учитывая доброжелательное отношение к ней ЕИВ.

    Вообще, отношение «начальства» к НК было благосклонным. Как пишет Черепнин: «Инспектриса Наталья Карловна Бельгард пользовалась большим доверием М.П.Леонтьевой» 11.

    Вот некоторые знаки такой благосклонности:
    С 22 февраля до 1 августа 1830 г. (сразу после очередного выпуска и до набора новых воспитанниц) НК был предоставлен отпуск для поездки в Пруссию к дочери, которая проживала там в имении мужа барона Засса. После следующего девятилетнего цикла – в марте: 1839 г. – «в уважение шестнадцатилетней усердной службы» императрица повелела выдать инспектрисе Бельгард единовременное пособие в тысячу триста пятьдесят рублей не в зачет.

    Справедливости ради, следует сказать, что Императрица высоко ценила всех инспектрис и классных дам: «постоянно оказывала им знаки своего милостивого внимания, удостаивала денежных и почетных наград, ценных подарков, прибавок к жалованию; …по окончании службы помещала бывших воспитательниц во Вдовий дом; …выражала свою благодарность за труды, назначала усиленные пенсии и т.п.» 11.

    Оставляя в стороне неоднозначные оценки ее 25-летней службы (имеется в виду характеристика Соколовой), с семейной точки зрения жизнь НК удалась: она встретила старость в достатке, одна воспитала и вывела детей в люди: две дочери были удачно выданы замуж (прусский барон и тайный советник), три сына сделали успешную военную карьеру и были на хорошем счету у Государя. Омрачала только гибель в 1855 г. старшего сына Александра во время Крымской войны.

    Умерла Наталья Карловна Бельгард в 2 часа ночи на 15 февраля 1862 г., не дожив трех недель до 73 лет. Причиной смерти указан брюшной тиф (Typhus). Похоронена в полдень 20 февраля на Волковском лютеранском кладбище 8; 20 .

    Метр. кн. ц. Св. Анны, 1862 г. Н.К.Бельгард
    Запись о смерти Н.К.Бельгард в метрической книге СПб ц. Св. Анны за 1862 г. Л. 186об, 187.

    М: Александр Александрович I Бельгард (1770–1816).

    Д(3): Наталия (?–?), Александр (1804–1855), Карл (1807–1868), Валериан (1810–1897), Мария (?–>1864) (см. Бельгарды).


Сутгофы

Sutthoff Шуттхофф Суттхоф

Правильнее, наверное, было бы писать фамилию по-русски как Шуттхофф, но нам встречаются все вышеперечисленные транскрипции. В Российской Империи представители этого рода чаще прозывались Сутгофами – мы тоже будем следовать этой традиции.

Сутгофы — ближайшая к нам ветвь из Выборжан. Это девичья фамилия Хелены Катарины (1760–1790) — первой жены Карла Карловича Свенсона. Кроме того, и вторая его жена по матери принадлежала к этому роду.

Здесь мы приводим практически полную родословную роспись рода, представителей которого мы знаем на данный момент (за исключением, да и то не всегда, поколений после «подключения» к нашему древу). В данном случае мы изменили установленному выше правилу – показывать только кровных родственников. Дело в том, что в поисках родства двух жен Карла Свенсона, пришлось основательно «перелопатить» существующее на FamilySearch древо. К моменту, когда искомая связь была установлена, нами было «освоено» более половины персонажей. Чтобы не бросать дело на полпути, а затраченные усилия не пропали даром, пришлось завершить построение росписи.

Как можно видеть, древо Сутгофов (без учета поздних потомков) получилось весьма значительным – 175 человек, и это только имеющиеся на FamilySearch персоны – в реальности их, конечно же, больше. Само по-себе, древо крайне запутано – имеется несколько «петель»: братья и сестры парами перекрестно вступали в браки с кузинами и кузенами, дядья женились на племянницах и так далее.

Древо Сутгофов показывает масштаб и других наших деревьев из «Выборгского гнезда» – поверьте, они не меньше. Кроме того, имеется множество связей через браки в разных поколениях между «нашими» фамилиями, тесно переплетая линии Бойсманов, Фрезе, Векрутов и Сеземанов. Также Сутгофы породнены с другими очень заметными семьями города – Янишами, Хавеманми, Теше, – которые формально не являются нашими кровными родственниками. Всё это еще раз демонстрирует замкнутость выборгской немецкой колонии.

Купеческий род Сутгофов был очень славным, богатым и принадлежал к элите Выборга. Многим известно имя потомка этого рода – декабриста, поручика лейб-гвардии Гренадерского полка Александра Николаевича Сутгофа (1801–1872) (см. svh.154.89).

В основном, мы пользовались информацией с сайта FamilySearch, но некоторые подробности добавлены благодаря «Выборгскому календарю» М.Н.Костоломова и некоторым другим источникам.

1 поколение

  • svh.1 Hinnrich (Henrik) Sutthoff (? – >1651) 9-прадед

    L7FB-K81

    Родился, вероятно, в Любеке.

    В 1637 г. стал молодым гражданином Выборга. Жил в 1651 г. 22.

    По другим данным (Geni) умер в 1648 г. в Кексгольме (Приозерске).

    Ж1=<04.1637 Выборг: N Frese (~1614–1647).

    Дочь ратмана, позднее капитана города Выборга, купца Йокима Фрезе (?–1641) и его 1-й жены, дочери Bertel Wessel, выходцев из Лифляндии.

    Д1(4):

    Ж2 =25.03.1648: Elisabeth Gröön (~1631–?) K2TJ-Y57. Дочь Casper Grön (~1600–1661) из Herrskogen, Швеция и Catharina Wagner (1600–1670) из Ауэрбаха, Карлсруэ, Германия.

2 поколение

3 поколение

4 поколение

5 поколение

6 поколение


На этом мы завершим роспись Сутгофов – они через брак Хелены Катарины с Карлом Свенсоном присоединились к нашему древу. Остаются нерешенными две проблемы, связанные с несовпадениями данных с сайта FamilySearch и сведениями М.Н.Костоломова. Некоторых персонажей не удается уверенно включить в роспись.

Проблема Zachariasson — Hansson: Peter Zacharias

Здесь, собственно, две проблемы: «разные» отцы и «лишний» сын.

По данным FamilySearch у сына Zacharias Richardsson SutthoffHans Hinnrich (1718–1764) – было 7 детей, родившихся с 1749 по 1760 гг. Костоломов же добавляет к ним еще одного – старшего сына Peter Zacharias Hansson. При этом приводит точную дату и место рождения: 3 октября 1747 г., Хамина. Это похоже на правду, так как другие дети тоже родились там же, да и первенец появился на свет, как положено, через год после брака. Кроме того, второе имя Zacharias «намекает» на деда.

Тут можно было бы довериться информации Костоломова и включить Peter Zacharias восьмым ребенком, если бы не одно «но»: его отца – самого Hans Hinnrich – Михаил Николаевич причисляет к детям Hans Carl Jochimsson, соответственно давая ему отчество Hansson, а не Zachariasson. Такая путаница вызывает сомнения.

Усугубляет наши затруднения то обстоятельство, что на FamilySearch уже имеется один Peter Zacharias Sutthoff, и это полный тезка (включая отчество) – Peter Zacharias Hansson. Он родился 17.09.1742 в Петербурге и не имеет близкого родства ни с Zacharias Richardsson, ни с Hans Carl Jochimsson. Роднит двух Петеров-Захариасов только имя матери – в обоих случаях это Maria Christina: у «костоломовского» – Tesche, а у «нашего» – Seseman. Это обстоятельство потенциально служит источником возможной путаницы.

Не вдаваясь в подробности аргументации, в случае «разных отцов» мы больше доверяем сведениям FamilySearch (как и отражено в нашей росписи). А второй вопрос: «включать ли Peter Zacharias 1747 года рождения в число детей Hans Hinnrich?», – оставим пока открытым.

В заключение заметим, что любому современному исследователю немудрено запутаться во всех этих Йоханах Йокимах, Йокимах Йоханах, Хансах и Ханссонах:. Неизбежные ошибки простительны.

«Неприкаянные» Сутгофы

Итак, отметим обнаруженных нами Сутгофов, которые по тем или иным причинам не нашли своего места в росписи.

  • Вероятно, является сыном Hans Hinnrich Zachariasson Sutthoff (если опираться на сведения Костоломова). Однако Костоломов неверно определяет его отца, что слегка подрывает версию. Подробности см. выше, а также в карточке svh.101.54 Hans Hinnrich Zachariasson Sutthoff.

  • Joachim Johan Sutthoff (1782–31.10.1841),

    По сведениям Костоломова являлся сыном Carl Joachim Hansson? но, скорее всего, это уже указанный в росписи Johan Joachim, 1783 г.р.. Поэтому он не включен в роспись. Подробнее см. в соответствующей карточке svh.175.112.


Векруты

Weckroot Weckrooth Weckroth Weckrot

Векруты (Векроты, Векрооты, Векрууты) — немецкая купеческая семья, «которая была намного богаче и влиятельнее, чем дворяне». Владельцы многочисленных лесопилен, смолокурен, судоверфи и нескольких каменных домов, Векруты воплощали собой «пышный Выборг» XVIII в. Существует предание, что богатства Векрутов «позволяли им мыть полы вином, чистить пшеничной булкой шёлковые обои в доме и отправлять бельё в стирку во Францию».

Вышеприведенные цитаты принадлежат уроженке Выборга, финской писательнице Лемпи Инкери Яаскеляйнен (Lempi Inkeri Jääskeläinen) (1900–1964). В 1930–40-х годах ею была написана тетралогия исторических романов о семье Векрут:

  • Filip Weckrooth (Филипп Векрут). 1930;
  • Taistelu vallasta (Борьба за власть). 1932;
  • Onni on oikullinen (Счастье капризно). 1933;
  • Weckroothin perhe (Семья Векрут). 1944.
Обложа книги Яаскеляйнен «Филипп Векрут» Обложа книги Яаскеляйнен «Семья Векрут»
Обложки книг Л.Яаскеляйнен «Филип Векрут» и «Семья Векрут».

Произведения Яаскеляйнен неоднократно переиздавались («Семья Векрут», например, 17 раз), они переведены на многие языки, но на русском опубликованы лишь отрывки из нескольких романов в выборгской прессе. М.Н.Костоломов начинал перевод ее книг, но, к сожалению, не закончил.

В Выборге хорошо известен Дом Векрута на площади Старой Ратуши, построенный в XVII веке. В 1738–1793 гг. им владела семья Векрутов. Богато отделанное здание считалось самым роскошным жилым домом в городе. Будучи самым богатым и красивым в Выборге, дом Векрута выполнял представительские функции: в 1770 г. в нём останавливался прусский принц Генрих, а в 1772 году — императрица Екатерина II.

Дом Векрута
Дом Векрута

Владельцем дома во времена Екатерины II называют Юхана Векрута. Возможно, речь идет о «нашем» Johan III Weckroot. После его смерти наследником стал Филипп Векрут — скорее всего, младший брат Philip Weckroth (1742–1798), так как у Юхана своих детей вроде бы не было. Филипп отличался расточительностью и дом был выкуплен магистратом — с 1786 г. там располагалась таможня.

Поначалу в росписи мы намеревались показать, опять же, только наших кровных родственников и только три поколения – вплоть до подсоединения Векрутов к основному древу. Однако выяснилось, что они гораздо теснее связаны с другими нашими фамилиями, образуя головокружительные «петли» с «прыжками» через поколения. Вот один пример: брат нашей 5-прабабки Анны-Катарины Векрут женился на дочери ее золовки (по сути, на племяннице). А внучка этой пары вышла замуж за сына той же Анны-Катарины. И всю эту сложную конструкцию скрепляет «тетушка» Катарина-Едвига Сеземан, трижды бывшая замужем, в том числе за тем же «братом» и «нашим» Карлом Карловичем Свенсоном.

Иллюстрация запутанных связей Векрутов, Сутгофов и других семей

Кусок родословной таблицы с запутанными связями Векрутов, Сутгофов и других семей.

Таким образом, нам пришлось слегка расширить рамки и подсоединить этих персонажей, усложнивших стройную линию прямого родства.

1 поколение

2 поколение

3 поколение

4 поколение

5 поколение


Сеземаны

Зеземан Seseman Sesemann

Еще один богатый купеческий род немецкого происхождения. Его представители появились в Выборге на рубеже XVI-XVII веков, породнились с другими знатными фамилиями и довольно быстро стали заметными негоциантами и промышленниками города.

Одним из наиболее известных поздних представителей рода является ученый, мыслитель и педагог Василий Эмильевич Сеземан (1884–1963), коллега по Вильнюсскому университету Льва Карсавина. (В нашей росписи он прослеживается среди потомков Jacob Johann.) Недавно на портале «Русофил» была опубликована серия статей, посвященных ученому, в частности, Воспоминания 23 его сына Георгия Васильевича Сеземана (1945). Из этой работы, помимо собственно интересных воспоминаний, мы узнаем немало генеалогических фактов. Наиболее ценным оказался выложенный на сайте фрагмент отсканированной родословной таблицы, составленной троюродным братом и тёзкой автора – Георгом Сеземаном (1915–1985) 24. В дальнейшем мы будем неоднократно ссылаться на эту таблицу, а её автора будем обозначать в таком виде: ГС.

Так же, как и в случае Сутгофов, при составлении росписи Сеземанов мы не ограничились только кровными родственниками. Дело в том, что для прояснения запутанных родственных связей нам тоже пришлось просматривать полное древо и опять же не хотелось оставлять добытую информацию без публикации.

Источники: сайт FamilySearch с дополнениями ГС 24, а также сведения из Выборгского календаря М.Н.Костоломова 21 (в списке у Михаила Николаевича было 120 выборгских Сеземанов).

Напоминаем условные обозначения в датах: «+» – крещение, «» – погребение.

1 поколение

  • svs.1 Heinrich Seseman (? – ?) 10-прадед

    Schulmeister

    Родился под Woltorf.

    Был учителем школы в Брауншвейге 22.

    Ж: Anna Kuck (?–1580).

    В таблице Георга Сеземана над линией брака указана дата 1504, предваряемая парой неразборчивых значков , которые по Г.Сеземану, вроде бы, обозначают бракосочетание. Однако крайне сомнительно, чтобы ребенок от этого брака родился через 67 лет после свадьбы. Так что, понять к чему относится 1504 г. – решительно невозможно.

    Д(1): Conrad (1571–1652).

2 поколение

  • svs.2.1 Conrad Heinrichsson Seseman (04.09.1571 – 10.08.1652) 9-прадед

    L9H3-HF4

    купец (Kaufmann)

    Сын Heinrich Seseman.

    Родился в Woltorf, умер в Naumburg 22.

    По своим торговым делам оказался в Выборге, где женился на дочке бургомистра.

    Ж:=1619 (Выборг) Margareta Schmidt (1600, Выборг – 20.01.1662) L9H3-HN9.

    Дочь бургомистра, правда, не вполне понятно, какого города? Из Воспоминаний Г.Сеземана следует, что – Брауншвейга, по FamilySearch – Выборга. Думается, что всё-таки – Выборга, так как по FamilySearch именно там родилась Маргарета Шмидт, а, кроме того, Шмидт – это известная выборгская купеческая фамилия. По данным FamilySearch брак, вроде бы, совершился в 1619 г. в Выборге.

    В таблице Георга Сеземана над соответствующей Маргарите ячейкой имеется надпись: «4. Ehe 12.6.1627», что можно понять, как «4 супруг(а) и дата бракосочетания». В той же таблице то ли от Margareta Schmidt, то ли от самого Conrad тянется линия брака за пределы отсканированного листа. Что сие означает – непонятно. Возможно, имеется в виду, что Margareta была 4-й женой, которую он увез в Naumburg, где родились указанные ниже дети.

    Д(3):

3 поколение

  • svs.3.2 Elisabet Conradsdotter Eberhardt (06.12.1628 – ?)

    Отец: Conrad Heinrichsson Seseman.

    Родилась в Naumburg. Указана только у ГС и без потомков.

    М: Samuel Eberhardt (?–?).

  • svs.4.2 Christian Conradsson Seseman (? – ?)

    Отец: Conrad Heinrichsson Seseman.

    Родился в Naumburg. Указан только у ГС и без потомков.

  • svs.5.2 Hans David Conradsson Seseman (15.11.1630 – 1696) 8-прадед

    L9H3-H6V.

    купец

    Отец: Conrad Heinrichsson Seseman.

    Родился в Naumburg (по данным FamilySearch – в 1620 г., но, в отличие от ГС, точной даты там не приведено).

    М.Н.Костоломов называет его бывшим любекским купцом 21. А в 1661 г. Ханс Давид стал купцом в Выборге 22, где через 35 лет и умер.

    Ж: Anna Carlsdotter Thiele (1656–05.05.1693) L9H3-HJJ.

    Год рождения взят в FamilySearch, но, пожалуй, доверять этим данным не стоит, иначе получается, что Anna родила первого ребенка в 13 лет. Да и разница в возрасте между мужем и женой в таком случае по сведениям того же FamilySearch составляет 26 лет, что, даже для нравов Выборга того времени кажется чересчур. Полагаем, что Anna Thiele родилась ранее 1656 года.

    Д(5+1?):

    Костоломов в своем «Выборгском календаре» в записи для 1 сентября, посвященной дате погребения в Выборге купца Henrik Johansson Saels/Saëhls (~1672–1737), уверенно называет первую жену последнего дочерью Ханса Давида. При этом, сообщает, что «личное имя ее неизвестно» и, вообще, никаких других данных нет. Она не может быть одной из трех вышеуказанных дочерей, так как мужья их известны и среди них нет Saels. Выходит, что у Ханса Давида была ещё одна дочь, у которой от Хенрика Сэльса было 6 детей. Имена их известны, и, видимо, Костоломову встречалась метрическая запись с упоминанием девичьей фамилии их матери, либо жены Сэльса.

    Со своей стороны FamilySearch приводит только одну жену у Henrik SaelsCatharina Frese (1683–1757) LZ22–9XK. Именно ее Костоломов называет второй женой, и имена ее детей, приведенных им, совпадают с таковыми у FamilySearch. Так что, пожалуй, можно довериться Костоломову: у Ханса Давида был по крайней мере еще один ребенок – дочь. Но, поскольку ни имени, ни других сведений о ней не имеется, пока подождем включать ее в роспись.

4 поколение

5 поколение

  • svs.11.7 Filip Filipsson (1712 – ?)

    LZYC-V8H

    Отец: Filip Hansson Seseman.

    Родился в Выборге.

  • svs.12.7 Catharina Filipsdotter Weckroth (02.1714 – 1756) 6-прабабушка

    L9H3–4VH

    Отец: Filip Hansson Seseman.

    Родилась в Выборге. Крещена 11 февраля 1714 г.
    Умерла в Выборге.

    М=14.09.1735 (Выборг): Johan Johansson II Weckroth (1709–26.06.1756) K2XW-RZG.

    Д(7): (см. у Johan II Weckroth).

    Дочь Anna Catharina была матерью первой жены Карла Карловича I Свенсона, а сын Johan III был вторым мужем Catharina Hedvig ур. Sesemann – второй же жены всё того же Карла Карловича. Вот такая запутка!

  • svs.13.7 Margreta Filipsdotter Lado (+03.05.1716 – 02.06.1742)

    K239-PNK

    Отец: Filip Hansson Sesemann.

    Родилась и умерла в Выборге.

    М=10.05.1733 Выборг: Christian Adrian Lado (15.10.1704–15.01.1767) MH73–8KM.

    Крупный выборгский купец. Ратман в 1741–1752 гг. Меценат.
    Посещал школу Рампау в 1712–1720 гг. До 1728 г. служил в Таллине у брата, купца Бальтазара Хенрика Ладо. Стал выборгским бюргером в 1729 г.
    В 1720 г. владел лесопилкой в Лююкюля. Завещал 9000 рублей на устройство в Выборге дома призрения (на 12 человек). Основал также фонд для поддержки обедневших вдов выборгских бюргеров.
    На Пиетаринкату (позднее: ул. Каннаксенкату) на его пожертвования в 1789–1792 гг был построен двухэтажный «дом Ладо», служивший домом призрения (vaivaishuone).
    Вместе с Йоханном Теслеффом заказал в Любеке алтарную картину для выборгского собора 21.

    Д(6): Lado.

  • svs.14.7 Christian Filipsson Seseman (1719 – ?)

    L9H3-CKY

    Отец: Filip Hansson Sesemann.

    Родился и умер в Выборге.

    Ж=04.11.1746 Выборг: Hedvig Helena Gustavsdotter Wulffert (1729–?) KL1P-D83.

    Д(11):.

  • svs.15.7 Hedewig Filipsdotter Seseman (1722 – ?)

    MH7Z-C44

    Отец: Filip Hansson Sesemann.

    Родилась в Выборге.

  • svs.16.7 Maria Christina Filipsdotter Sutthoff (? – ?)

    99SX-ZC2

    Отец: Filip Hansson Sesemann.

    М=17.12.1724 Выборг: Hans Hinnrich Jochimsson Sutthoff (1696–02.07.1757) Выборг – Санкт-Петербург LZJK-SGD.

    Д(8): Sutthoff.

  • svs.17.8 Anna Maria Davidsdotter Haveman (~1710 – †31.10.1729)

    K2TH-859

    Отец: David Hansson Seseman.

    Родилась и умерла в Выборге.

    М=13.01.1727 Выборг: Hinnrich Hinnrichsson Haveman (?-†21.10.1753) LHRD-QH2.

    Д(2): Haveman.

  • svs.18.8 Hans David Davidsson Seseman (+19.01.1712 – 01.03.1781)

    LZT5–5F3

    Отец: David Hansson Seseman.

    Родился в Выборге, крещен в тот же день в Шведской конгрегации.

    Умер в Выборге.

    Ж=05.1737 Выборг: Helena Kristina Mårtensdotter Schmidt (15.06.1714–15.08.1767) LZT5–5GK. ( У ГС неразборчивая фраза: «auf d… Gut Urpa…».)

    Д(11):

    С дефиницией детей Ханса Давида возникли проблемы.
    В таблице ГС 24 записано 7 детей, родившихся с 1740 по 1754 гг.
    На сайте FamilySearch к ним добавлено еще четверо: дочь с именем и трое безымянных сыновей. Причем, для этого «использовались» дополнительные опять же безымянные жены-матери. Рождение всех «добавленных» детей подтверждаются соответствующими источниками в книге крещений «Finland Baptisms, 1657–1890», но в некоторых случаях мать там вовсе не указана, так же как иногда нет имен и самих детей (что, конечно же, странно для церемонии крещения, как раз и призванной для поименования человека). Наличие «дополнительных» жен представляется избыточным, поэтому в FamilySearch мы «слили» их с имеющейся Хеленой Кристиной.

    Из добавленных четверых детей трое не встречают возражений – по годам рождения они вполне имеют право на существование: один сын родился в 1737 г. (в год свадьбы), еще один безымянный сын – в 1749 г. (в 4-летний промежуток в между другими рождениями), дочь Helena Sophia – в 1758 г. (после диапазона, указанного ГС).

    Однако один сын (N2 Hansson) создает путаницу: дата его крещения – 14 июля 1744 г. – абсолютно совпадает с датой крещения дочери Ханса ДавидаAnna Elisabeth. Правда, конкретного источника записи крещения самой Анны Элизабет нет – эта дата приводится на основе рассчитывания по возрасту – 72 года 6 месяцев – на момент смерти 13 January 1817 г. (Источник: запись о похоронах в Выборгском шведском приходе.)

    Логично было бы просто «слить» безымянного ребенка с Anna Elisabeth в одного персонажа. Однако сервис FamilySearch не позволяет этого сделать, «настаивая» на несовпадении полов. Придется как-то иначе выкручиваться из ситуации. Здесь видится три взаимоисключающих объяснения и соответствующих вариантов действий:

    • 1. Дата крещения Anna Elisabeth14 июля 1744 г. – не является истинной.

      Ее (дату) в 2014 году внесла на FamilySearch финская пользовательница Manja Matilainen, сопровождая цитатой про вычисление даты рождения по возрасту: «Syntymäaika laskettu kuoliniän perusteella».
      Но, во-первых, откуда взялся конкретный день в июле, если возраст указан с точностью до месяца? Да и откуда такая точность при определении возраста умершей женщины?
      Во-вторых, не понятно, где тут яйцо, а где курица. Знала ли Manja Matilainen о точной дате крещения до «вычисления» по возрасту? И вообще непонятно – эта цитата про вычисление принадлежит пользовательнице или является официальным обоснованием сервиса.

      Косвенным аргументом в пользу этой версии служит и то, что ГС, внося Anna Elisabeth в свою родословную таблицу, не знает даты рождения (даже года), при этом верно указывает год смерти и имена двух мужей.

      Таким образом, исходя из этого варианта решения коллизии, можно считать, что Anna Elisabeth вообще родилась в другой год, нежели 1744, – например, в 1743 или 1746 – промежутки между рождениями детей Ханса Давида это позволяют.

    • 2. Пол ребенка N2 указан неверно.

      Если в записи о крещении даже не приводится имя крещенного, то можно не удивляться, что и пол перепутали. Если не при самом крещении (было бы совсем удивительно), то, по крайней мере, при внесении записи в метрическую книгу.

      В таком случае надо полагать отчество Hansson ошибочным, а 14 июля 1744 г. была крещена Anna Elisabeth Hansdotter Seseman.

    • 3. N2 Hansson и Anna Elisabeth являются близнецами.

    Мы склоняемся ко второму варианту: Анна Элизабет и ребенок № 2 – один и тот же человек, но чтобы оставить возможность для дальнейших уточнений сохраним в росписи всех 11 детей, то есть, воспользуемся третьим вариантом.

  • svs.19.8 Jacob Johan Davidsson Seseman (+17.10.1719 – 26.02.1766)

    K2TH-8S9

    Отец: David Hansson Seseman.

    Родился и умер в Выборге.

    Ж=16.10.1744 Выборг: Anna Maria Jochimsdotter Sutthoff (14.06.1706–30.12.1769) K2TH-ZRB.

    Теща КК1. Это ее второй брак – до этого она была замужем за Антоном Шмидтом. Ее дочь Anna Elisabeth Schmidt в 1750 г. выйдет замуж за родного брата Jacob JohanConrad. То есть, мать и дочь вышли замуж за родных братьев.

    Д(3):

  • svs.20.8 Filip Davidsson Seseman (1720 – 15,10,1753)

    LZTY-SQ5

    Отец: David Hansson Seseman.

    Родился в Выборге.

    Был купцом в Фридрихсгаме 21.

    Ж=1753: Hedvig Elisabet Schmidt (?–?) LZTY-SD6.

    Д(0): .

  • svs.21.8 Catharina Elisabeth Davidsdotter Seseman (+27.12.1721 – ?)

    MH7S-73X

    Отец: David Hansson Seseman.

    Родилась в Выборге.

  • svs.22.8 Carl Davidsson Seseman (+01.05.1723 – ?)

    MH7X-FMR

    Отец: David Hansson Seseman.

    Родился в Выборге.

  • svs.23.8 Maria Christina Davidsdotter Seseman (+12.1724 – ?)

    MH7M-2P3

    Отец: David Hansson Seseman.

    Родилась в Выборге.

  • svs.24.8 Conrad Davidsson Seseman (11.1725 – 08.1763)

    K2TH-4TV

    купец

    Отец: David Hansson Seseman.

    Родился и умер в Выборге.

    Ж=30.10.1750 Выборг: Anna Elisabeth Schmidt (1732–1797) K2TH-4RX.

    Дочь Anna Maria Jochimsdotter Sutthoff от первого брака. При этом последняя была замужем за Jacob Johan Seseman. Таким образом. мать и дочь вышли замуж за родных братьев. Сначала 25-летний Jacob Johan женился на 38-летней вдовушке, а через 6 лет его брат Conrad в том же возрасте женился на ее 18-летней дочери.

    Д(8):

  • svs.25.8 Elisabeth Davidsdotter Seseman (+04.03.1727 – ?)

    MH76-YDY

    Отец: David Hansson Seseman.

    Родилась в Выборге.

  • svs.26.8 Henrik (Heinrich) Davidsson Seseman (+26.02.1728 – .02.1759)

    LHRD-ST3

    купец, ратман

    Отец: David Hansson Seseman.

    Родился и умер в Выборге.

    Ж=09.10.1757 Выборг: Maria Charlotta Johansdotter Thesleff (+.01.1741 – 27.07.1799) LHRD-S15.

    В 1761 г. она еще раз вышла замуж за Anton Jaenisch (1739–1774).

    Д(2):

6 поколение

На этом поколении мы обрываем роспись Сеземанов. Их линия соединилась с нашей через брак Катарины Едвиги Сеземан и Карла Карловича I Свенсона. И хотя Катарина Едвига была второй женой нашего прапрапрапрапрадеда и детей у них не было, всё же кровь Сеземанов течет в наших венах – поколением раньше дочь другой Катарины Сеземан сочеталась браком с Хансом Сутгофом, и уже их дочь Хелена Катарина стала первой женой всё того же Карла Свенсона, от которого мы и произошли.


Бойсманы

Boisman Boiszman Boysman Boyseman Boyßman Boesman Boeysman Boeyßman Beussman Bouisman

Долгое время была нашей «старейшей» линией. Благодаря ей мы продвинулись на одно поколение вглубь веков и «обогнали» Жемчужниковых. Потом, правда, Бойсманов оставили далеко позади Фрезе и примкнувшие к ним Ландсберги, линии которых прослеживаются уже вне «Выборгского гнезда». Тем не менее, корни Бойсманов в начале XV века заслуживают уважения.

В финском генеалогическом журнале GENOS в 1985 г. помещена статья Аарно Тертти (Aarno Tertti) «Немецкие купцы в Финляндии» 26. В ней есть отдельная глава «Бойсманы», где автор на основе различных источников пытается выяснить генезис фамилии и проследить пути появления Бойсманов в Выборге. По нескольким источникам делается вывод, что корни купеческого рода Бойсманов находятся в Нижней Саксонии – в XVI веке в Люненбургской пустоши существовал «дом Бойсмана». В том же веке люди с этой фамилией стали появляться в Бремене. Очевидно, что этот род имел тесные связи с главным Ганзейским городом – Любеком (Lübeck). В 1441 г. член купеческой гильдии Hans Boyseman в своем завещании сообщил, что его родители похоронены в небольшом приходе близ Хильдесхайма (Hildesheim) в той же Нижней Саксонии. В завещании был также упомянут племянник Hinrich Boysman, про которого известно, что 19 июля 1479 г. с ним и с купцом из Бремена был заключен торговый договор, свидетелем которого был епископ из Любека.

В XVI веке в ходе войны Ливонского ордена и России, обычный торговый путь через Псков и Новгород был прерван, и значения Любека, как центра торговой экспансии на северо-восток сильно возросло. Но еще раньше Ганзейские купцы освоили водный путь по Балтийскому морю и Финскому заливу. Важным пунктом на этом пути стал самый северный ганзейский город Ревель (Reval. ныне Таллинн). В 1561 г. городу под властью Швеции были даны особые привилегии обеспечивавшие монополию в посредничестве между русскими и западными купцами. Иммиграция сюда усилилась после Северной семилетней войны (1563–1570). Здесь немцы оседали и пускали корни. Но Бойсманы появились здесь еще раньше – первые представители этого рода были замечены в Ревеле уже во второй половине XV века.

Почти два столетия Бойсманы процветали в Ревеле. Они были богатыми и уважаемыми гражданами (бюргерами), входили в городской совет и т.д. Представители мужского пола были непременными членами купеческих гильдий: холостяки в Братстве Черноголовых (Schwarzenhäuptergilde), а женатые в Гильдии Стола (Tafelgilde) – благотворительном подразделении Большой Гильдии. (Благодаря обстоятельному исследованию ревельских гильдий Торнстена Деррика Bruderbuch der Revaler Tafelgilde (1364–1549) 28, мы смогли уточнить детали биографий некоторых Бойсманов этого периода.)

К середине XVII века семья сильно разрослась и ей стало тесно в Эстляндии. Социальный статус начал снижаться и проявились признаки упадка. Род двинулся дальше на северо-восток и нашел новое пристанище в Выборге.

Переезд на северное побережье Финского залива благотворно сказался на положении семьи. Бойсманы породнились со многими влиятельными фамилиями и вошли в число самых богатых и уважаемых членов купеческого сословия в Выборге. Они нередко занимали главные должности в органах городского управления. Само же сословие становилось все более немецким по происхождению, так как выходцы из Ганзы, обладали необходимым оборотным капиталом в отличие от экономически более слабого местного шведского купечества. «Решающее значение имело выгодное географическое положение Выборга. Именно потому, что город не входил в число ганзейских городов, он имел особый доступ к российскому рынку, который оставался открытым во время войн и бойкотов, Поэтому Выборг не был «задворками» Ревеля и всегда привлекал наиболее активных людей из Любека и других немецких городов.» 1 Как видим, Бойсманы были именно такими «наиболее активными» купцами – они всегда шли впереди очередной балтийской иммиграционной волны.

Расцвет рода пришелся на XVIII век. Семья владела большим домом по нынешней улице Пийспанкату, 11–13, а также имением Ниеменлаутта и деревней Ийванала на берегу Выборгского залива.

В нижеприведенной росписи мы вновь придерживаемся правила (за несколькими исключениями), показывать только кровных родственников.

1 поколение

  • svb.1 Rötker Boisman (~1415 – ?)

    L5YX-2C2

    Первый из известных Бойсманов нашей ветви. Он же наш старейший прямой предок.

    Родился в Ганзейском городе Любеке.
    Но кроме имени сына более нам ничего не известно.

    Ж: NN (?–?).

    Д(1): Johann (~1445–1491).

2 поколение

  • svb.2.1 Johann (Hans) Rötkersson Boisman (~1445 – 19.05.1490)

    L4QG-SD4

    купец, ратман

    Сын Rötker Boismann из Любека.

    Известен также как Ганс Бойсман.

    Родился, судя по всему, в Любеке, но перебрался в Ревель. На Рождество 1476 г. он стал братом Гильдии Стола (Tafelgilde).

    30 апреля 1485 г. его впервые упомянули как Rh (Ratsherr – ратман, член городского совета). Об этом свидетельствует запись в казначейской книге, когда он получал деньги на два drunke (двухнедельные питейные фестивали, организуемые гильдией на Рождество и Масленицу). С этой приставкой он указывался до самой смерти – 9 апреля 1490 г. он заверял завещания некоего Godert Tyes.

    С 1482 по 1487 гг. был старостой (Vorsteher) церкви Св. Николая – любимой церкви немецкого купечества в Ревеле.

    Точная дата смерти взята нами с FamilySearch. У Деррика сказано, что он умер в промежутке 9 апреля – 25 октября 1490 г., т.е. в период, который подтвержден документально: упомянутым выше заверением завещания и обращением вдовы за денежной помощью 28.

    На Пасху 3 апреля 1491 г. Гильдия Стола почтила память покойного брата Herrn Johan Boesman.

    Ж: Kerstine Vormann (~1460–~1543) L4QG-SXW.

    У нее был брат Хинрик Форман – член Большой гильдии, а три сестры были замужем за известными купцами. Все сестры овдовели примерно в одно время, и над ними и их детьми было назначено опекунство в лице нескольких членов гильдии. Для нас интересно, что одна из сестер была вдовой Hinrick Wichman (ум. до до Пасхи 1486 г.). Wichman – это девичья фамилия жены Франца Морелли, предков которой мы до сих пор не обнаружили.

    25 октября 1490 г. Kerstine обращалась к гильдии за помощью, и детям было отписано 200 марок для содержания дома на Süsterstrate (ныне Lai).
    9 мая 1494 г. она получила от опекунов во владение сад у Karriporte (Karjavärav, ворота Карью) 28.

    Д(8):

    • дочь N1 (?~?),
    • Tönnies (?–>1522),
    • Henning (?–>1527),
    • Brigitte (?–~1536),
    • Erich (?–>1538),
    • дочь N2 (?–>03.10.1543),
    • Rötger (?–1545),
    • Heinrich (?–1561).

    В книге Диррика о братстве гильдии Стола в справке о Rötger Boisman упоминается его сестра Kokeschen (в 1538 г. она заявляла права на конфискованные деньги из имущества покойного Джаспера Бомхауэра.) 28 О ком идёт речь – не понятно, но возможно это дочь N2.

3 поколение

  • svb.3.2 Rötger Johannson Boisman (~1480 – 1545)

    L4QG-SCC

    купец, ратман

    Сын Johann Boismann из Таллина.

    • 1511 –
    •  
    •  
    •  
    •  

    Умер в Таллине (Ревеле).

    Ж1=1517 Таллин: Regina Gruter (1493–1533) L4QG-SZQ.

    Ее младшая сестра Elsabe вышла замуж за Heinrich Boismann – младшего брата Rötger.

    Д1(3):

    • Thomas (?–<1568),
    • Margaretha (?–>1560),
    • Tönnis (?–12.1584).

    Ж2=1534 Таллин: Duding (1513–?) KH55-CWG.

  • svb.4.2 Heinrich Johannson Boisman (? – 1561)

    L4WN-FCS

    купец, ратман

    Сын Johann Boismann из Таллина.

    Heinrich не является нашим прямым предком, но мы включаем его в роспись, поскольку он был заметной фигурой в Ревеле. В Bruderbuch der Tafelgilde немало сведений о нем, а там он однозначно указывается родным братом Rötger. Это дает независимый источник, подтверждающий информацию FamilySearch. Кроме того, оба брата были женаты на родных сестрах, что любопытно и в генеалогическом аспекте.

    Умер в Таллине (Ревеле).

    Ж: Elsabe Gruter (1500–?) L4WN-FC1.

    Ее старшая сестра Regina была первой женой Rötger Boismann – старшего брата Heinrich.

    Д(11):

    • Barbara (<1545–?),
    • Metke (?–<27.09.1557),
    • Rötger (?–12.1570),
    • Johann (?–1572),
    • Heinrich (?–>1577),
    • Dorothea (?–>1581),
    • Cordt (?–<1590),
    • Anna (?–?),
    • Catharina (?–?),
    • Elseke (?–?),
    • Gretke (?–?).

4 поколение

  • svb.5.3 Tönnis Rötgersson Boisman (~1530 – †19.12.1584)

    LZGN-9PR

    Сын Rötger Boismann из Таллина.

    Swedish 27:
    Tönnis Rötgersson Boisman
    Medlem av Schwarzenhäuptergilde 1544, av Tafelgilde.
    Avlade trohetsed 15.1.1552 och borgared 1558 samt ånyo trohetsed 6.6.1561. Skyttekung vid "Papageienchiessen" pingstmåndagen 1553.
    Ingick 23.4.1549 arvskifte efter svärdfadern i första giftet. Arvde 1568 faderns hus vid Mönchstrasse.
    Begr. i Reval (Nic.) 19.12.1584.
    Gift 1:o troligen 1547 med Katarina Gubbersen, dotter till köpmannen i Reval Cornelius Gubbersen (Hubbersen von Eylen) och hans andra hustru Anke Menth.
    Gift 2:o före 13.7.1574 med Katarina Rode, begr. i Reval 2.6.1612.

    Приблизительный перевод с дополнениями:

    • Родился в Таллине MyHeritage
    • В 1544 г. – член Братства Черноголовых в «Tafelgilde».
    • 1553 – победитель в шуточном соревновании по стрельбе из лука по деревянному попугаю в Духов День.

    Погребен в Таллине 19 декабря 1584 г.

    Ж1=~1547 Таллин: Catharina Gubbersen (?–?) LZGN-9L4. Дочь купца из Таллина Cornelius Gubbersen (Hubbersen von Eylen) и второй его жены Anke Menth.

    Д1: 11 детей.

    Ж2=<1574: Catharina Rode (1540–1612) LH58-XZ8. Погребена в Таллине 02.06.1612.

    Д2(3):

    • Reinhold (~1570–1655),
    • Simon (?–1623),
    • Agnetavon Holten (~1608–13.02.1652).

5 поколение

  • svb.6.5 Reinhold Tönnisson Boisman (~1570 – †23.01.1655)

    LZGN-WHV

    купец, ратман, бургомистр

    Сын ревельского купца Tönnis Boismann.

    Известен также как Karl Reinhold (в 1628 г.).

    Swedish 1:
    Släktbok Ny följd IV:1–2. utg, av Kristian Stockman.
    Reinhold Tönnisson Boisman.
    Nämnes 1628 Karl Reinhold.
    Erlade vågpengar i Viborg 1605, var handlande där.
    Blev enligt egen uppgift rådman i Viborg 1614 och borgmästare 1618, men näms som rådman ännu 1622–3.1.1627, som borgmästare tidigast 30.10.1626. Var 1636–37 tillsammans med komissarien Erik Jespersson (Lilljesköld) "salpeterbruksarrendator på vinst och förlust". Arrenderade Jockas bruk och ålfiske, som han uppsade. Var stadens representant vid riksdagarna 1642 och 1647. Flyttade sin gård med stora kostnader 1641. Gården låg vid Drottninggatan, men den gick lörlurad vid stadens brand 1652. Pensionerad i maj 1650, hade 300 daler i pension. Anhöll 1652 om ett hemman för sin och sin utgamla hustrus försörjning och erhöll tydligen i anledning av denna ansökan ett hemman i Yläsommee.
    Begr. i Viborgs domkyrka 23.1.1655.
    Var 1609 gift med N.N., begr. i Viborgs domkyrka 10.6.1655.

    Родился в Таллине. Переехал в Выборг – в 1605 г. в документах указан выборгским купцом (заработал много денег занимаясь торговлей).

    В 1614 г. стал ратманом, в 1628 г. – судебным бургомистром (borgmästare öfver justitien). По некоторым сведениям ратманом был в 1622–1627 гг., а бургомистром уже с 30.10.1626. Оставался им до 1649 г.

    В 1636–1637 гг. совместно с комиссаром Erik Jespersson (Lilljesköld) арендовал селитренный завод. По его словам, он также арендовал хозяйство некоего Йокаса для ловли угря.

    В 1641 г. за большие деньги устроил ферму в Дротнингатане, где сам и жил. В 1652 г. хозяйство было уничтожено пожаром. Видимо из-за этого он обращался к домовладельцу за вспомоществованием для него и бывшей жены, в результате чего получил дом для жены в деревне Юлясоммее.

    В 1642–1647 гг. был городским представителем в риксдаге.

    В 1650 г. отошел от дел с пенсионом в 300 талеров.

    23 января 1655 г. был похоронен в Выборгском кафедральном соборе,

    ж: NN Jeremiasdotter (?–10.06.1655) LC8C-QKJ.

    Д(10):

    • Reinhold (1600–>1675),
    • Henrik (~1607–1688),
    • Anders (~1608–1652),
    • Peter (~1612–1694),
    • Agneta (1615–1690),
    • N Frese (?–1639),
    • Tönnis (?–1644),
    • сын (?–1646),
    • Hans (?–1665),
    • Rötger (?–1675),
    • Jacob (?–1678).

6 поколение

  • svb.7.6 Jacob Reinholdsson Boisman (~1600 – 1678)

    LCTM-BHN

    Сын Reinhold Boismann.

    Swedish 1:
    Släktbok Ny följd IV:1–2. utg, av Kristian Stockman.
    Jakob Reinholdsson Boisman.
    Nämnes hos Antoni Burkhart 1650. Handelsman i Viborg, anklagad för olovlig tobakshandel 1652. Dömd till böter 1653 för grassatimförfarande och för att ha kallat representanter för tobakshandelsmonopolet "svenska hundar". Hade bod på Siikaniemi 1661. Idkade 1652 utrikeshandel, hade 1656 monopol på försäljningen av ölättika i staden. Ådömdes 1667 böter för att han som krämare sålt salt till borgare i Vederlaks.
    Rådman i Viborg 1671. Ägde 1655 en gård vid Vattuporten, möjligen densamma han 1672 sålde till Hans Thiele.
    Död mellan 12.1. och 2.9.1678.
    Gift troligen 1654 Helena Frese i hennes andra gifte, begr. i sin faders grav i Viborg 2.2.1688, dotter till handelsmannen och åldermannen för borgarskapet samt stadskaptenen i Viborg Jochim Frese och hans första hustru N.N. Wessel samt tidigare gift med Kristen Jönsson. Hon drev efter mannens död handel i Viborg.

    Умер в Выборге.

    ж:=1654 (Выборг) Helena Frese (1625–1688) L7F5-FH6. Дочь Jochim II Frese и его первой жены N Wessel (по др. данным от второй жены – выяснить. Также по данным из совпадений MyHeritage умерла 21.01.1596).

    Д(5):

    • сын (?–1655),
    • Jacob (?–1664),
    • Maria (?–>1683),
    • Jochim (?–18.04.1708),
    • Christina (?–1710).
  • svb.8.6 N Reinholdsdotter Boisman/Frese (? – 1639)

    L62N-QSL

    Дочь Reinhold Boismann.

    Умерла в Выборге.

    М: Peter I Frese (~1591–12.04.1652).

    Д(2): см. Peter I Frese.

7 поколение

  • svb.9.7 Jochim Jacobsson Boisman (? – 18.04.1706)

    L7JS-6V5

    ратман

    Сын Jacob Boismann.

    Родился и умер в Выборге.

    Ж1:=>1682 (Выборг) Brita Ruuth (1663–1691) LZDR-P53.

    Дочь Enevald Ruuth из самой зажиточной купеческой семьи Выборга 21.

    Д1(4):

    • Catharina (1688–1758),
    • Jacob (1689–1727),
    • сын (1691–1691),
    • Christina (1691–1694).

    Ж2:=22.05.1694 (Выборг) Catharina Frese (1676–08.03.1760) KL1W-PRZ.

    Д2(7):

    • сын 1 (?–1697),
    • сын 2 (?–1700),
    • Christina (1701–1761),
    • Helena (1702–1781),
    • сын 3 (?–1703),
    • Margaretha (1703–1777),
    • Joachim (1707–1736).

8 поколение


Фрезе

Frese

Одна из старейших наших фамильных линий в «Выборгском гнезде». С точки зрения положения в нашем древе эта линия уникальна – она связывает через браки другие наши линии, образуя несколько родовых петель. Причем, Фрезе изрядно путают карты в построении упорядоченного древа, зачастую «перепрыгивая» через одно-два поколение, сочетаясь браками с младшими представителями других фамилий. Наиболее тесно Фрезе связаны с Бойсманами – три перекрестных брака, еще два брака – с Сутгофами и один – с Сеземанами.

Фрезе являются выходцами из Нижней Саксонии. Затем жили в Любеке, и в отличие от близких им Бойсманов, при переезде с родины они миновали стадию Таллина (Ревеля) и сразу обосновались в Выборге. Два сына любекского купца – Петер (Peter I) и Йоким (Jochim II) – приехали сюда в начале XVII века и породнились с местными семьями: Петер женился на одной из Бойсманов, а две дочери Йокима вышли замуж за Бойсмана (шурина Петера – прыжок через поколение!) и Сутгофа. Потом образовалась еще одна петля: поженились внучка Петера и внук Йокима (троюродные сестра и брат).

1 поколение

  • svf.1 Willekin von Frese (~1240 – ?)

    Geni: 6000000010251006889

    Старейший из рода Фрезе. Выходец из Вейхе в Нижней Саксонии (Weyhe, Niedersachsen).

    Годы его жизни, как, впрочем, и годы жизни его потомков до третьего поколения, вызывают некоторые сомнения – похоже на сайте Geni они получены округлением, исходя из детородного возраста.

    Ж: NN (?–?) .

    Д(1):

    • Arnold (~1270–?)

2 поколение

3 поколение

4 поколение

5 поколение

  • svf.5.4 Wilke von Frese (1425 – 1479)

    Geni: 6000000000356306617

    Сын Nicolaus von Frese.

    zu Weyhe.

    Ж1: Anna I von Staffhorst (?–1453).

    Д1(1):

    • Anna I (1452–?)

    Ж2: Engel Elisabeth von Werpe (1430–1496).

    Д2(8):

    • Lucke (1454–1511)
    • Viktor (1460–?)
    • Engel von Munchhausen (1465–1529), Stadthagen, Schaumburg, Lower Saxony
    • Arndt (~1467–?)
    • Anna II (1470–08.04.1541) Lueneburg, Lower Saxony
    • Hyske (?–<1520)
    • Anton Tönnies I (?–?)
    • Johann (?–~1536)

    Для трех последних детей достоверно установить, когда они родились и от какой матери не представляется возможным.

6 поколение

  • svf.6.5 Johann II von Frese (? – ~1536)

    Geni ID: 6000000039095788871

    Сын Wilke von Frese.

    Ж1: Anna II von Staffhorst (?–?).

    Д1(2):

    • Gertrud (~1481–~1535), Blumenthal, Bremen
    • Hiske (?–?)

    Ж2: NN (?–~1485).

    Д2(2):

    • Theodorich (1483–1546), Dom, Bremen
    • Ocko (1484–?)

    Ж3: Hille von Landsbergen (~1460–23.04.1500), Soegel, Emsland, Lower Saxony.

    Д3(5):

    • Arend (~1485–?)
    • Anton Tönnies II (~1490–?)
    • Claus (~1495–25.07.1536), Bassum
    • Ottrave Outrabe (?–1568)
    • Anna Agnes (?–?)

7 поколение

  • svf.7.6 Ottrave Outrabe von Frese (? – 08.1568)

    Geni: 6000000020065409176

    полковник

    Сын Johann von Frese.

    Родился в Нижней Саксонии около 1500 г. или немногим ранее (судя по известным годам рождения братьев).

    von Frese, zu Weyhe und Campe Obrist in Spanien, Droste zu Freudenberg, Erbherr in Weyhe und Campe
    Полковник в Испании, осаждал Фройденберг, наследник Вейхе и Кампе.

    Ж1: Maria Magdalena von Heimbruch (?–?) .

    Д1(2):

    • Theodoricus Diederich (01.05.1548–1606)
    • Sophie (~1560, Verden — 06.03.1630, Ahlden)

    Ж2: Anna von Hodenberg (21.06.1514—03.03.1539).

    Д2(4):

    • Jochim (?–<1621)
    • Marquard (?–1557, France)
    • Jochan (?–1567)
    • Anna (?–?)

8 поколение

  • svf.8.7 Jochim I Frese (? – <1621)

    LZVM-772

    Сын Ottrave Outrabe от второго брака.

    Jouni Ruohonen: Joachim, kuoli ennen 1621
    erwirbt 1599 die Häuser Marlesgrube 558, 559 1600 Prozess mit Jasper Poggensch, diesem kauft er dann die 9 Häuser (Buden) bei seinem Haus Marlesgrube 558/59 ab 1621 erben die Kinder und verkaufen 1621/22 wandern die Geschwister nach Wiborg/Finnland aus (Quelle/Scource -> Schröder: Top. Reg. 17. Jahrhundert, Wette J.B.) 18.07.1621 erhalten seine Kinder Jacob und Peter einen Vormund, Sohn Jochim ist mündig.
    (Quelle/Scource -> Niederstadtbuch)
    (Georg Luther: Viborgssläkten Frese. Genos 72 (2001)) [Geni]

    Умер в Любеке.

    ж:=31.10.1586 (Любек) Anna N (?–17.12.1612) LCRV-6V2.

    д: Peter (~1591–12.04.1652), сын (?–1599), Jochim II (?–1641), Jacob (?–1642).

9 поколение

  • svf.9.8 Peter I Frese (~1591 – 12.04.1652)

    L62N-3WT

    Сын Jochim I Frese.

    viipurilainen kauppias, raatimies, Rådman i Viborg 1645–50, handelsman, handlanden

    Родился в Любеке, умер в Выборге.

    ж1: N Boisman (?–1639) L62N-QSL, дочь Reinhold Boisman.

    д1: Reinhold (~1630–1661), Jacob (?–~1670).

    ж2:=1640 (Выборг) Catharina Lehusen (?–1688) LZQT-6F1. После смерти Peter I Frese дважды выходила замуж (Petrus Bjugg (1653) и Barthold Ruuth (1658)). Похоронена 24 июня 1688 г. в Выборге.

    д2: Anna (~1641–1698), Peter II (~1643–~1679), Maria (~1645–1657), Christina (~1647–?), Jochim IV (~1648–1700).

  • svf.10.8 Jochim II Frese (? – 1641)

    L7FB-PZ7

    Сын Jochim I Frese.

    rådman, handelsman och stadskapten i Viborg

    Jockim Frese (oletettavasti Jochimin poika, taulu 1), mainitaan kansalaiseksi porvarina ja kauppiaana Viipurissa 1618 lähtien, harjoitti ulkomaankauppaa. Nimitettiin 30.4.1623 yhdessä Hans Franckin kanssa "hava inseende med de främmande som ligga över deres tid, såsom ock dem som sälja deres gods med alin, lod och kvintin". Oli raatimies ainakin marraskuusta1626 lähtien helmikuuhun 1628 ja myöhemmin porvariston altermanni, mutta oli lähtenyt tässä asemasta "jonkin aikaa" ennenkuin 03.12.1634 mainitaan ensimmäisten porvarien joukossa, jotka "utan Guvernören samt Borgmäster och Råds det ringeste vetskap och vilja" tapasivat kaupungin kellareissa ja valitsivat Johan Cröellin altermanniksi. Vuokrasi 1637 yhdessä veljensä Peterin kanssa raatihuoneen kellarin, jossa he pitivät krouvia, oli 1639 kaupunginkapteeni. Omisti 1640 osan kaupungin laivasta. Kuoli maaliskuussa 1641
    Naimisissa
    (1) Bertill Wesselin tyttären kanssa, joka oli "passin kanssa 1605 tullut tänne Liivinmaalta ennen vihollista";(С дочерью Бертилла Весселя, которая «с паспортом прибыла сюда в 1605 году из Ливонии перед врагом»)
    (2) N. N.:n kanssa,
    (3) Maria (tai Marina?) Persdotterin kanssa, joka kuoli 24.1. ja 13.5.1652 välillä, ja joka oli Viipurin linnan linnanvoudin Per Hemmingssonin ja Ingeborg Henriksdotter Langin tytär.
    Taulu 1 Jochim Frese, teurastaja Lyypekissä Saksassa. Hän osti 1599 talot Marlesgrube 558 ja 559 siellä. Hän eli 1612, ja kuoli 1621, jolloin hänen perillisensä myivät talot. Hän avioitui 31.10.1586 Lyypekissä Annan kanssa, joka haudattiin siellä 17.12.1612.
    Georg Luther: Viborgssläkten Frese. Genos 72 (2001).

    Родился и умер в Выборге.

    ж1:= (Выборг) N Wessel (?–1630) L7F5-F4L. Дочь Bertill Wessel.

    д1:, дочь N1 (~1614–1647), Helena (~1625–1688).

    ж2: NN (?–?).

    ж3:=~1623 (Выборг) Maria Pehrsdotter (?–1652) L7FB-PD6. Дочь Per Hemmingsson и Ingeborg Henriksdotter Lang из Выборгского замка.

    д3: Maria (~1637–13.05.1692), дочь N2 (?–<03.1662), Jochim III (?–~1672), Ingeborg (?–<1673), Antonius (?–<03.1685).

10 поколение

  • svf.11.9 Peter II Frese (~1643 – ~1679)

    KL1W-PG5

    Сын Peter I Frese.

    Родился и умер в Выборге.

    ж:=02.05.1671 (Выборг) Margaretha Schmidt (~1654–~1691) KL1W-PLV.

    Дочь Hans «Tomas» Hansson Schmidt (1636–1688) и Beata Petersdotter Ruuth (1639–1679).
    В 1686 г. вторично вышла замуж за Johan Johansson Forsell.

    д: Hans (~1672–?), Catharina (1676–08.03.1760).

  • svf.12.9 Jochim IV Frese (~1648 – 1700)

    L7JS-BVK

    Сын Peter I Frese.

    Родился в Выборге, где и погребен 3 июня 1700 г.

    ж:=13.03.1675 (Выборг) Barbara Ruuth (?–02.1699) L7JS-BK6.

    д: Sigrid (1677–1749), Peter (~1679–1700), Barthold (~1682–1765), Catharina (1683–1757), Jochim (1685–1713), Hans (1686–1728), Mårten (1688–1759), Anna (1689–?), Jacob (~1690–1729).

  • svf.13.10 N Jochimsdotter Schwindt/Sutthoff (~1614 – 1647)

    L7FB-2VZ

    Дочь (имя неизвестно) Jochim II Frese от первого брака с N Bertelsdotter Wessel.

    Родилась в Выборге.

    М1: Hans Jönsson Schwindt (?–~1654). По сведениям Geni.

    М2=<04.1637 Выборг: Hinnrich Sutthoff (?–1648).

    Д2(4): Сутгоффы.

    Указание на очередность замужеств отсутствует. Если верно, что N Jochimsdotter умерла в 1647 году, а оба мужа ее пережили, то она в обоих случаях выходила замуж не будучи вдовой, то есть, с кем-то имел место развод. Поскольку ее дети носили фамилию Sutthoff, то вероятнее, что именно Hans Schwindt был первым мужем примерно до 1734 г. (до рождения ее первого ребенка). Причем, полукровный брат Ханса был женат на ее младшей сестре и тоже был только первым мужем последней (см. ниже).

  • svf.14.10 Helena Jochimsdotter Schwindt/Boisman (1625 – 1688)

    L7F5-FH6

    Дочь Jochim II Frese от первого брака с N Wessel.

    Родилась и умерла в Выборге.

    М1:=1638 (Выборг) Christer Jönsson Schwindt (?–~1649) LCTM-1CR. Полукровный брат Ханса Йонссона – первого мужа ее сестры N По сведениям Geni..

    М2:=1654 (Выборг) Jacob Boisman (?–1678).

    Д2: 5 детей, см. Jacob Boisman.

  • svf.15.10 Jochim III Frese (? – ~1672)

    L9H3-CQ9

    Сын Jochim II Frese от второго брака с Maria Pehrsdotter.

    Родился и умер в Выборге. (Или в Приозерске / Käkisalmi.)

    ж: Elisabeth Harder (?–~1690) L9H3-CQJ.

    д: Jochim (?–>1690), Herman (?–1700), Jacob (?–1704).

11 поколение

12 поколение

Источники:

  1. Р.Швейцер «Выборгские немцы». Публикация из: © Немцы Санкт-Петербурга: наука, культура, образование. = Die Deutschen in Sankt-Petersburg: Wissenschaft, Kultur, Bildung. [Сб. ст.] / Рос. Акад. наук, Ин-т истории естествознания и техники. С-Петерб., фил. Б-ка Рос Акад. наук, Семинар "Немцы в России: рус-нем. науч. и культ, связи"; [Отв. ред. Г. И. Смагина]. – СПб.: Изд-во "Росток", 2005.- 640 с, ил.
  2. С.-Петербург в 1897 г. I. Городское общественное управление. Отчеты городской управы. СПб. Типография Шмидта. 1898. С.49, 50.
  3. Автобиографические воспоминания В.А. Бельгарда // Русская Старина, т.97(1899): январь: С.159–179; февраль: С.411–438.
  4. Erik-Amburger-Datenbank: Ausländer im vorrevolutionären Russland.
  5. РГИА Ф.1349 о.6 д.530 л.6 об., л.7: Список о чинах состоящих в классах служащих Выборгской губ. в присутственных местах 1802 г. Карл фон Свенсон.
  6. Месяцесловы с росписью чиновных особ за различные годы.
  7. Урусов С. П. История 4-го Лейб-драгунского Псковского Её Величества полка. 1701–1883 г. // Составил Князь С. П. Урусов. – 2-е изд. – СПб.: типо-лит. А. М. Вольфа, 1886. – XXVIII, 436, 190 с. / Приложение IV. С.138.
  8. Петербургский некрополь: Т. 1 (А — Г) / Изд. вел. кн. Николай Михайлович. — СПб: тип. М.М.Стасюлевича: 1912.
  9. Краткий очерк жизни и деятельности генерал-лейтенанта К.А.Бельгарда // Русская Старина, т.103(1900): июль: С.139–151.
  10. М.С.Угличанинова: «Воспоминания воспитанницы сороковых годов» // «Институты благородных девиц в мемуарах воспитанниц». Ред. Б.А.Градова. Сост. Г.Г.Мартынов. Изд.: Ломоносовъ, 2013 г.
  11. Н.П.Черепнин «Императорское Воспитательное Общество Благородных Девиц. Исторический очерк 1764–1914». Петроград, 1915.
  12. Н.А.Прозорова «К биографии А.И.Соколовой (Синее Домино) // Русская литература. 2000. № 4. С.159.
  13. А.И.Соколова «Встречи и знакомства» Составление, предисловие и подготовка текста С.В.Букчина. М.: Новое литературное обозрение, 2017. — Серия «Россия в мемуарах».
  14. А.И.Соколова «Из воспоминаний смолянки» // Вестник всемирной истории. 1901. №5. С.44—68; №6. С.141—143; №7. С.158–161, 164, 170–171; №8. С.42–51.
  15. Фрагменты из воспоминаний А.И.Соколовой. См., например: «Институты благородных девиц в мемуарах воспитанниц». Ред. Б.А.Градова. Сост. Г.Г.Мартынов. Изд.: Ломоносовъ, 2013 г.; Мигунова Е.О. «Смольный институт. Дневники воспитанниц». М., 2017. Литагент Эксмо; «Институт благородных девиц» (сборник). Litres, 2017.
  16. А.И.Соколова «Встречи и знакомства» // Исторический вестник. т. CXXXV, февраль 1914, С.507–511.
  17. Engelhardt, Ernst Freih. v., Auszüge aus d. Kirchenbüchern d. St.Petersburger Konsistorialbezirks, JGM für 1905 u. 1906. Mitau 1908, («Выписки из метрических книг СПб консистории», 1905 и 1906 гг., Митава 1908).
  18. ЦГИА Ф.2 о.1 д.1976: Дело инспектрисы Воспитательного Общества Благородных девиц Натальи Карловны Бельгардт.
  19. РГИА ф 759 о 49 д 3391: По прошению бывшей инспектрисы ВОБД, вдовы генерал-майора Бельгард о производстве ей по примеру инспектрис Г-жей Кассель и Денисьевой по 400 руб с выгод квартирных денег взамен квартиры, которою пользовалась она в части здания старого Смольного монастыря, обращаемой ныне под лазарет Общества, 1852.
  20. Метр. кн. ц. Св. Анны. Verstorbene in Jahre 1862. Л.187. (Скан страницы взят с сайта FamilySearch (p.61) Ссылка была актуальна на июль 2011 г. Сейчас недоступна: «the page you requested is no longer available».
  21. М.Н.Костоломов «Выборгский Календарь» и другие материалы по истории Выборга. Извлечены со страниц в социальных сетях: Facebook и ВКонтакте 2014–2016 гг.
  22. Михаил Костоломов: «Я убеждён, что ценен каждый».
  23. Георгий Сеземан «КАМНИ ПРИНИМАЮТ НАШУ ПОСТУПЬ…» // Публикация В.И.Шаронова по специально дополненной для проекта Русофил версии публикации на литовском языке: Vosylius Sezemanas: Sūnaus prisiminimai // «Krantai», 2017, nr.3. С. 70–75.
  24. Данные из фрагмента родословной таблицы, составленной Георгом Сеземаном. Скан взят из вышеприведенной публикации Георгия Сеземана.
  25. Aarno Tertti «Suomen saksalaiset kauppiassuvut» // Genos 54(1983), s. 81–100.
  26. Osmo Durchman «Finska anor inom furstehus» // Genos 5(1934), s. 37–87.
  27. Släktbok. Ny följd IV: 1–2 av Stockmann Kristian. Helsingfors : Svenska litteratursällskapet i Finland, 2009.
  28. Derrik, Torsten: Das Bruderbuch der Revaler Tafelgilde (1364–1549) / Torsten Derrik [Mikrofiche-Ausg.]- 2000 (Edition Wissenschaft : Reihe Geschichte: Bd. 59) Zugl: Diss, Uni Münster, 1997 Marburg: Tectum Verlag, 2000 Mikrofiche-Ausg.: Marburg: Tectum Verl., 2000. 6 Mikrofiches.
  29. ЦГИА ф.2 О.1 Д.4355: О приеме девицы Денисьевой Александры Урвановны, 09.10.1842 – 07.03.1851.
  30. ЦГИА ф.2 О.1 Д.3668: Ведомости о числе людей, при Воспитательном обществе находящихся. Первая часть,1837–1847.
  31. ЦГИА ф.2 О.1 Д.3669: Ведомости о числе людей, при Воспитательном обществе находящихся. Вторая часть,1837–1847.
  32. ЦГИА Ф.19 О.124 Д.658 Л.84: Метр. кн. Мариинской больницы, 1843.
  33. ЦГИА Ф.641 О.1 Д.15 Л.112: Большеохтинское православное Георгиевское кладбище. Книга для записи погребенных? 1843–1845.
  34. ЦГИА ф.2 О.1 Д.4505: О приеме девицы питомцах Воспитательного дома, вышедших замуж, также и на волю, 1843. ЛЛ.105–109об.: Дело о питомице здешнего Воспитательного Дома Александре Никитиной, находившейся служанкою при классах среднего возраста ОБД.
  35. ЦГИА Ф.2 О.2 Д.164: Книга журналов Совета Общества Благородных девиц, 1843 г.

последнее обновление 28.09.20 17:42