Дело Морелли – Свиязева, 1802

Выдержки из Дела Духовной Консистории 1802 г. по рассмотрению поступка священника Иоанна Свизева в Деле о принуждении гончара Смиряева к даче ложных показаний частным приставом Морелли. Военный губернатор Петербурга М.И.Кутузов указал на недостойное, по его мнению, поведение священника в этом деле, на что Духовная Консистория вынуждена была реагировать. По всем пунктам обвинений она защитила своего подопечного.


ЦГИА Ф.19 о.4 д.882

О принуждении частным приставом Моррели и священником Воскресенской церкви за Литейным двором Иоанном Свиязевым гончарного мастера Бориса Смиряева к даче ложных показаний
1802

mr_dox/mr_dox_1_1802_titul

СПб. Духовная Консистория

1802-го года Сентября 28-го дня.

По сообщению здешней Палаты Уголовного Суда о рассмотрении поступка священника Свиязева, прописанного в приложенной копии отношения г-на военного губернатора и кавалера к г-ну тайному советнику и кавалеру Муравьеву.

Писаным 21. белым 3.

Начато: 29 Сентября 1802 г.
Кончено: 19 Декабря 1802 г.

л.1

1802-го года Сентября 29-го [нрзб]

Из Санкт-Петербургской Палаты Уголовного суда

В здешнюю Духовную Консисторию

Сия палата слушала сообщение здешнего Губернского правления, при коем препровождая копии с Указа Правительствующего Сената, так же со всеподданнейше поданного Его Императорскому Величеству прошения временного? гончарного мастера Бориса Смиряева, приносящего жалобу на бывшего частного пристава Мореллия за вынуждение им от Смиряева ложного признания о приеме украденных у купца Камерона племянником его Смиряева крестьянином Козминым денег и употребление средства, оскорбляющего человечество, и отношение от господина генерала от инфантерии Санкт-Петербургског военного губернатора и кавалера Михайлы Ларионовича Голенищева Кутузова к господину тайному советнику и кавалеру Муравьеву о неправильном и весьма безпорядочном течении дела сего и конченном в противность закону без приговора судебного места, возлагаем на сию палату исполнение Высочайшего Его Императорского Величества Указа, в Указе Правительствующего Сената изображенного, коим повелено: дать помянутому делу законное течение, а бывшего частного пристава Мореллия, обнаруживаемого обстоятельствами в употреблении при допросе средств, оскорбляющих человечество, предать суждению.

В отношении же своем господин военный губернатор заключает, чтоб произведение о поступке бывшего полицейского чиновника инспектора Морелли следствия, поручить сей палате с приглашением в оную депутата и со стороны духовной, в разсуждении поступка? священника Свиязева, оказанным при увещании Смиряева, и приведении ко вторичной присяге крестьянина Козмина в съезжем дворе, может ли л.1об быть она принята в какое-либо уважение после учиненного ему увещания и присяги в церкви протоиереем Исакиевского собора и, следственно, старшим духовным чиновником нежели Свиязев, что неминуемо требует разъвяски, как по гражданским, так и по духовным законам.

По пр[нрзб] ОПРЕДЕЛИЛА: о разсмотрении поступка священника Свиязева сообщить в оную Духовную Консисторию с приложением копии с вышеозначенного отношения г-на военного губернатора и кавалера к г-ну тайному советнику Муравьеву, каковое при сем и посылается.


л.2

1802 года октября 3 дня
При…? священник призван? в консисторию
отобрал у него по сему делу надлежащее показание


л.3

СПб мая 2 1802

Милостивый государь Михаило Никитич.

Разсмотрев всеподданнейшее прошение гончарного мастера Смиряева по Высочайшему повелению от Вашего Превосходительства доставленное, и обстоятельства дела, имею честь уведомить о существе оного, как действительно по делу значит.

Первое. Государственный крестьянин Козьмин находился у аглинского купца Камерона в услужении. Камерон при поверке своего капитала, не найдя ассигнациями 3700 и червонцов 60-ти, в похищении он возымел подозрение на Козмина. По объявлении его о том, Козмин был спрашиван полицейским чиновником, но не признался. Коль же скоро найдено при нем зашитые в кафтане 20 червонцов, в шубе ассигнациями 125 и в сундуке 25 рублей, то повинился, что у Камерона в разные времена уворовал ассигнациями 2870 рублей и червонцов л.3об 62. По приводе в городовой суд 1-й Адмиралтейской части причиненные ему вопросы показывал различно. В первый раз, что из покраденных денег послал в деревню к отцу своему и дяде 2800, а издержал 70, а из червонцов у него столько, сколько при нем найдено 20-ть, а достальные разменял на ассигнации, от коих осталось 150; во 2-й, что покраденных у Камерона ассигнаций 3785 и 62 червонца находятся у дяди его, живущего на Васильевском острову Смиряева, написав своеручно; а 3-й тогда, когда Смиряев в получении у него денег не признался, хотя и найдено у него ассигнациями 4245 рублей, да серебром и золотом 195 рублей, что он кроме имевшихся при нем ассигнациями 150 и 20 червонцов не воровал, из них же два показания учинил из робости и в чаянии, что дядя его, имея свои деньги, Камерону заплатит, и утвердил сие присягою. Хотя показания таковыя и разнообразны, но чтоб были какие-либо пристрастии жалоб не происходило.

Смиряев л.4 обыском повальным одобрен, и тайный советник Ходнев сказал, что у него Смиряева в разсуждении производимого изразцами торгу тысяч около 4-х рублей или более быть могло, почему и освобожден на поруки. Люди, с которыми Козмин, как сперва показывал, что посылал в деревню деньги, отозвались, что оныя от него не получали нисколько.

Второе. Между тем как следствие производилось в части 1-й, Камерон жаловался предместнику моему, что Смиряев освобожден якобы без взятия допросов. По поводу прозьбы сей, приказано было зделать переследование Литейной части инспектору Морелли. Началось новое следствие и производилось таким образом: инспектор Морелли, получа из 1-й части дело и вора Козмина, допрашивал его словесно. Тогда Козмин учинил под вторичною присягою клятвенное признание, что из украденных им у Камерона денег отдал действительно на сбережение дяде своему Смиряеву не заведомо краденные л.4об 3500, то Морелли отправился в квартиру Смиряева и по указании Козмина нашел в шкапу 4245 рублей ассигнациями, да золотом и серебром 195, то есть те деньги, о коих известно уже было по 1-й части, а имущество коих подтверждено тайным советником Ходневым, сведущим совершенно его состояние. Взял оные и Смиряева с собою в частный суд, где деланы ему были разные распросы, потом священническое увещание при содержании его в стуле со связанными руками, но он всему противуречил, наконец признался, что Козмин принес ему 3500 рублей и отдал не заведомо краденные на сохранение, утвердя сие присягою, своеручно при свидетелях подписанною.

Камерон, не желая ничего кроме возвращения похищенных у него денег, но отрицаясь даже и от взыскания достальных, просил о приказании оные ему выдать, что и учинено с возвращением Смиряеву л.5 излишне найденных у него, против как у Камерона, денег. Предместник мой, увидев из прозьбы Смиряевым ему поданной, добровольное признание, во уважение старости лет велел от дальнейшего следствия учинить свободным, вменя ему в наказание содержание под стражею, а племянника его вора Козмина высечь плетьми и отдать в солдаты. Сие исполнено. Камерон, получа деньги, отсель уехал.

После сего дочь Смиряева прибегала ко мне с прозьбою, объясняя будто бы признание отцом ее сделанное, исторгнуто насильственно, по поводу чего призыван был мною находившийся при допросе и увещании священник, который объявил мне, что Смиряеву никаких истязаний делано не было, а в принятии денег от Козмина признался добровольно, дополня тем подтверждение, что Смиряев упорством своим тогда и долго временным непризнанием выводил л.5об почти всякого из терпения. Сие заключение его хотя и подавало повод сомневаться в добровольном и непринужденном признании обвиняемого и из разговоров сего священника заключать, что он сам требовал увещания. Но как дело сие уже решено было предместником моим, и решение приведено ко исполнению, то я и не находил себя вправе входить в новое изследование и приступить к какой-либо перемене.

Третье. Когда по вышеизъясненной всеподданнейшей Смиряева прозьбе производимо пополнительное следствие, и он убеждаем был сказать как пред Богом сущую правду, то показание свое, в прозьбе изъясненное, утверждал, что во взятье 3500 на збереженье признание зделал напрасно, не стерпя тягость надетого на него стула и вязания рук и страшась продолжения того надолго по чинимым ему л.6 угрозам. Допросы ему производимы были, как из самого дела явствует, ночью. Из свидетелей, подписавшихся под допросами и прочими бумагами по сему делу, показали некоторые, что при допросе Смиряева никаких пристрастий не видали, а другие, как и сам инспектор Морелли, что кроме надетия на него стула и связания рук, ничего по устрашению его чинено не было, да и сие будто не для извлечения из него признания, а в осторожность, дабы не мог он сделать чего-либо над собой, к чему поводом была необыкновенная его прозьба, чтоб дать ему время на размышление сказать, брал ли деньги или нет. В уважение, что дело сие производилось о покраже немаловажной суммы, вор Козмин, наказанный уже по повелению предместника моего, при сильном увещании объявить истину, давал ли на збережение дяде своему деньги, показал, что не давал никогда и у Камерона кроме найденных при нем 150 ассигнациями л.6об и 20 червонцов не крадывал. Камерон же, сюда возвратившися, был убеждаем к объявлению о истинной сумме пропавших у него денег, объявил, справедливо то или нет, знать теперь не можно, что после подробной себе поверки оказалось у него в пропаже действительно ассигнациями не 3500 рублей, а 4250, будто точно та сумма, какая у Смиряева найдена.

По разсмотрении всех обстоятельств и производства сего дела, нахожу из оного –

1-е. Что в объявлении англинского купца Камерона, поданном 1-й части в бывшей частный суд об открывшейся у него пропаже денег означается, что взял он подозрение на находившегося у него в услужении помянутого крестьянина Козмина, но по какому поводу, того не видно.

2-е. Когда унтер инспектором, призванным от Камерона в дом, Кузмин был обыскиван и при нем найдено зашитых в кафтане 20 л.7 червонцов, ассигнациями 125, да в сундуке его 25-ть, которой по сему и учинил признание о покраже будто 2870, то следовало для большего удостоверения в истине его показания и безсомнительности к обвинению его обнаружить действие сей кражи, каким точно образом и когда оная производима была, а от Камерона отобрать сведение, почему он взял на него подозрение, давно ли у него находится в услужении, в каком сохранении у него находились пропавшие деньги, имел ли право Кузмин входить в тот покой, где они были, свободно, и целость оных не была ли на его ответственности, а сообразя все сии обстоятельства, весьма легко могла быть открыта без принуждения истина, самим действием подкрепленная, но ни унтер инспектор, ни частной суд 1-й части, ни же инспектор Литейной части Морелли не приступили к открытию сколь важных, столь и необходимо нужных предметов.

3-е. В частном суде 1-й части снято с Кузмина первое показание 29 мая, в котором объявил, что будто украденные деньги 2870 ассигнациями и 62 червонца отсылал в деревню отцу своему и дяде чрез крестьян. Онои же без всякого л.7об основания и порядка и в тот же самой день принято от него другое показание, будто он украденных у Камерона денег 62 червонца, ассигнациями 3785-ть отдал дяде своему крестьянину Смиряеву, без объяснения, когда, каким образом и отчего происходит разница в суммах, а особливо в последней, которая превосходит даже и показываемую Камероном, а 1-го числа июня по учинении допроса дяде его Смиряеву, которой показал, что он никогда от племянника своего не только краденных, но и никаких денег не получал, да и его самого весьма редко видал, а найденные у него в квартире 4240 рублей ассигнациями, серебром 70 и золотом российским 125 есть плод 30-летних трудов его здесь в Петербурге в гончарном искусстве, и которои потом в честном его поведении, равно как и в возможности иметь столь малую сумму от долговременных трудов, оправдан, как соседствующими, так и хозяином дома, где занимает он квартиру около 30-ти лет, тайным советником Ходневым. Кузмин по увещании протоиереем Исаакиевского собора и по приведении л.8 им же к присяге, показал в третий раз, что он чинил первые показания от страха и робости, а на дядю в том уповании, что он согласится за него заплатить, показываемое Камероном число денег, но такового действительно не воровал, а взял только 150 ассигнациями и 20 червонцов, найденные при нем. Следственно, после сего соувещания священнического и под присягою учиненного показания, изъявляющего признание в воровстве, но токмо не такого количества, какое объявлено Камероном, недоказанного ничем, чтобы все оное действительно украл Кузмин, а не иной кто, и подлежало сие дело к отсылке для законного заключения в судебное место, но вопреки того, оное переведено для переследования в другую Литейную часть, в которой

4-е. крестьянин Кузмин, как ныне по наказании уже его плетьми, по довольном увещании и убеждении, что он более уже наказыван не будет, об открытии истины объявил обер полицмейстеру, что по приводе его в Литейную часть инспектором Мореллием допрашиван был с разными пристрастиями, коих устрашась, зделал перемену противу прежнего истинного его показания под присягою показал напрасно, что л.8об украденные деньги отдал на сбережение дяде своему Смиряеву. На каковое показание к нарушению всякого порядка и законов и оскорблению самой религии, приведен вновь к присяге, а Смиряев по взятии его из квартиры в съезжий двор и по объявлении на вопросы о деньгах, что он их никогда и нисколько не получал от Кузмина, посажен был в цепь со стулом и связаны ему назад руки, каковое тягостное положение при слабости сил и духа, от глубокой старости происходящей, натурально могло извлечь из него всякое признание, какое бы ни требовалось, дабы только избавиться от оного, не быв прежде подвергнутым никогда подобным с ним поступкам, по распросам его в сем положении и увещании признал он себя виновным в том, что племянник на него говорил, и тем получил освобождение от цепи и от связки рук, хотя в противном тому и ясно утверждало найденное у него количество денег, которое гораздо превышало л.9 пропавшее по объявлении Камерона, и удостоверение тайного советника Ходнева, что он всегда иметь мог столько и даже более собственных денег.

5-е. Закон повелевает собственное признание почитать паче всего света свидетелей, следственно, показание Смиряева о принятии от племянника краденных денег, когда б не было оно исторгнуто страхом и нестерпимым обременением тела, не требовало отнюдь никаких новых подкреплений подтверждению истины его, но инспектором Морелли, как видно желающим дать оному большее удостоверение, а притом и вынуждение закрыть, к оскорблению закона приведен он, Смиряев, к присяге чрез священника Свиязева, бывшего в продолжение всех чинимых допросов Смиряеву в съезжем дворе, которой по призыве мною к себе объявил, что допрашиваемой был в цепи со стулом, имея связанные руки, что он по упорству своему, не хотя признаваться, выводил его инспектора совершенно из терпения так, что ни брань, ни ласковость не могли над ним иметь действия, и он продержал их упрямством своим в съезжем дворе за полночь, покуда признался. Время, в кое производился розыск, и средства, чрез кои извлекалась истина, ясно открывает, должно ли почесть признание Смиряева за непринужденное и достойное того, чтобы обвинить его по оному.

л.9об

Служащий же к тому орудием священник, сколько приметить я мог из его разговоров, требует сам сильнейшего увещания.

6-е. Действие присудственных мест, в числе коих и частные суды заключались, когда имеют основанием законы и установленный порядок, тогда и подкреплению их не требуются, да и не нужны никакие свидетельства, но слабость действия в прописанном деле, в коем участвовал лично один инспектор Морелли, удаление от всякого законного порядка, а потому и безнадежность его и священника на утверждение несомнительным изсторгнутого им из Смиряева признания, заставили их прибегнуть для закрытия пристрастия к свидетелям, коих несколько человек, все почти полицейские чиновники, и подписались под показанием Смиряева и под присяжным листом, бывшими уже готовыми и подписанными им и священником. Как взятые ныне со свидетелей объяснения обнаруживают, ибо они показывают, что никто из них не видел его в цепи со стулом и связанные имеющего руки, кроме секретаря Уварова и комиссара Кривошеина, кои объявляют разнообразные л.10 причины таковому содержанию Смиряева. Первой говорит, что опасаясь, дабы он не сделал с собою какого нещастия, посажен в стул и потом уже признался, а последней показывает, что после признания, дабы, опасаясь заслуженного проступком наказания, не зделал над собою ничего, посажен в стул. Также того не видали свидетели, чтобы ему чинено было какое-либо при допросе пристрастие. Да и не могли видеть, потому что и подписывали те бумаги 12 числа июня, а Смиряев был допрашиван 11-го в ночи, следственно, сия подписка свидетелей под показанием Смиряева не только ни малейшим служить не может утверждением о непринужденном извлечении показания его, но доказывает ясно намеренной оборот инспектора к очистке своей впредь и совершенное разрушение тем установленного к производству дел порядка.

7-е. Поданное письмо от Камерона к предместнику моему с просьбою о выдаче ему денег, взятых у Смиряева, и освобождении его от всякого наказания с подпискою при том, что он впредь никогда и нигде просить более не будет, равно как таковое же письмо от Смиряева, писанное на съезжем дворе во время его содержания под караулом, с прозьбою л.10об о прощении его по старости лет в вине его, не только не доводят истины в добровольном признании Смиряева, но доказывают тем более намерение воспользоваться его деньгами, ибо, во-первых, истец похищенных у него денег не имел права прощать преступления уголовного, а должен был просить только возвращения его собственности, предоставляя дальнейшее потсупление о виновных, когда он есть открытым закону и правительству, а во-вторых, сие последнее, обязанное искоренять преступлении не долженствовало, уважая как на прозьбу Камерона, так и на старость лет Смиряева, ежели действительно сделал он преступление, прощать его послаблением законов, требующих непременной казни преступлениям, но вопреки того

8-е. По окончании описанного следствия даже в частном суде по оному никакого не учинено определения и никуда, как надлежало, не представлено установленным порядком на ревизию и по поданному л.11 только от инспектора Морелли к предместнику моему рапорту об описанном течении изыскания последовало предписание без всякого судебного приговора Кузмина высечь плетьми и отдать в солдаты, а Смиряева во уважение старости лет и одобрения повальным обыском освободить, вменяя ему в наказание содержание его под караулом, почему первой высечен, а последней освобожден.

9-е. Долг священника требовал от него только сделать увещание допрашиваемому и, по учинении им признания, заключить тем всякое дальнейшее действие, потому что он не должен быть ни судьею, ни свидетелем. Но сей священник не только к показанию и присяге Смиряева подписался, даже и на прошеним его к предместнику моему, в частном суде писанному, свидетелем, к чему он ни малой не имел обязанности, и чем не только умаляет должное уважение к его увещанию, но ясно обнаруживает собственно в самом-то себе сомнение к исторгнутому от Смиряева признанию не по совести желанием подкреплять им и в оной и в прочих его бумагах добрую его волю л.11об, и тем ограждало инспектора Мореллия, не сохранившего ни малейшего знака порядка при изледовании сего дела.

И наконец, в 10-х, Камерон в прежнем своем объявлении 1-й части в частном суде поданном, показал, что, учиня по всем книгам верной щет и поверя оныя, нашел недостаток в деньгах ассигнаций 3700, а червонцами 60, а ныне при убеждении его объявить истинную сумму пропавших у него тогда денег, утверждает, что по подробной поверке им своих денег будто оказался действительно недостаток в них ассигнациями не 3500 за найденными у Кузмина, а 4250, то есть, то число, какое у Смиряева найдено было. Из сего показания последней суммы в пропаже ясно приметить можно, что намерение клонится к утверждению минувших действий в несомнительной истине, хотя первое его объявление о количестве пропавших денег, сделанное по поверке себя, и время, в продолжение следствия бывшее достаточным к поновлению оной по скрытию настоящего числа, есть несомнительным л.12 опровержением сему последнему показанию.

Итак, находя все сие следствие, произведенным и конченным без наималейшего соблюдения порядка, весьма сомнительным по изъясненным выше причинам, приведенным во исполнение без всякого приговора судебного места по единому донесению инспектора Мореллия, а следственно, и неоконченным, как следовало надлежащим порядком на основании законов, полагаю мнением моим для сохранения безпристрастного правосудия поручить сие дело привести в надлежащий порядок и сделать заключение на основании законов –

  • По участию во оном
  • со стороны неисполнения предписываемой законом обязанности бывшего полицейского чиновника инспектора Мореллия палате уголовного суда с приглашением в оную депутата
  • и со стороны духовной в разсуждении поступок священника Свиязева, оказанных при увещании Смиряева л.12об и приведения ко вторичной присяге Кузмина в съезжем дворе, может ли быть она принята в какое-либо уважение после учиненного ему увещания и присяги в церкви протоиереем Исаакиевского собора и, следственно, старшим духовным чиновником, нежели Свиязев, что неминуемо требует развяски? как по гражданским, так и по духовным законам,

на что я имею ожидать Высочайшего разрешения

С совершенным почтением пребывая,
Милостивый государь мой,
Вашего превосходительства
Покорнейший слуга


л.13

1802 декабря 8-го В доношение?

Санкт петербургской губернии из палаты уголовного суда

В здешнюю Духовную Консисторию.

Сия палата по делу, в оной производимому, о бывшем в Литейной части инспектором коллежском асессоре Морелли, преданном суждению по Высочайшему повелению за вынуждение признания от гончарного мастера Бориса Смиряева в принятии якобы им от племянника своего крестьянина Козмина покраденных сим последним у аглинского купца Камерона денег, по которому о поступке священника Свиязева, объясненном в отношении бывшего военного губернатора господина генерала от инфантерии и кавалера Голенищева-Кутузова к г-ну тайному советнику и кавалеру Муравьеву минувшего сентября 29-го, предоставлено разсмотрению оной духовной консистории, ОПРЕДЕЛИЛА:

в ту духовную консисторию сообщить, дабы благоволили доставить в палату сведение, какое консисториею по сообщению палаты о поступке священника Свиязева зделано заключение.

Секретарь Иван Ильин
Декабря 3 дня 1802 года
№ 2827


л.14

1802 года декабря 8-го дня в журнале Санктпетербургской консистории записано:

ПРИКАЗАЛИ: по делу священника Свиязева сделать выписку из Указов, по которым обязаны здешних церквей священники ходить для увещания преступников в присудственные места.

Подлинное за подписанием господ присудствующих и секретаря


л.15

1802 года ноября 19 дня в Санктпетербургской Духовной Консистории, церкви Воскресения Христова, что за Литейным двором, священник Иоанн Свиязев против приложенной при сообщении Санктпетербургской палаты уголовного суда, с отношения от господина военного губернатора Голенищева Кутузова к его Превосходительству Михаил Никитичу Муравьеву копии, спрашиван и показал.

Когда Смиряев сделался подсудим Литейной части в Съезжем доме по делу принятым им украденных денег для сбережения от своего племянника Кузмина.

– Я по своему долгу был призван для увещания его в Съезжем дворе, где он, Смиряев, по долговременном своем отзыве, а моем многократном увещании, которое, однако, к какому-нибудь притеснению относить не должно, в принятии от племянника своего Кузмина не заведомо краденных денег, признался добровольно, что самое мною было показано и военному губернатору Голенищеву Кутузову, и ни же я или другой кто делали ему при мне какое вынуждение или истязание, и все оное утвердил он, Смиряев, целованием слов и креста нашего спасителя.

А что также привел к присяге племянника его Кузмина, единственно для того, чтоб показание Кузмина на своего дядю в принятии им от него денег, было уверительнее. Впрочем, я не знал, что л.15об Кузмин уже прежде меня был приводим к присяге.

– Но что еще из разговоров моих заключают, что он сам требовал увещания. Но кто сам, я ли, священник Свиязев, или Смиряев, того не понимаю и не знаю. А сказать могу, что я для себя увещания не требовал.

– Сие показание писал и руку приложил Воскресенской священник
Иоанн Свиязев


л.16

1802 года декабря 17-го дня в Санктпетербургской Духовной Консистории церкви Воскресения Христова, что за Литейным двором, священник Иоанн Свиязев в дополнение своего показания объявил: к сему показанию

Что он к увещанию подсудимых в Съезжем доме Литейной части преступников определен Указом Консистории не был, а ходил для оного по бывшим циркулярным повесткам из духовной консистории, дабы вообще и прочие священники оное выполняли, но как многие из оных священников под разными причинами от выполнения оного отказывались, он же как без приходу священник, не имея, чем отказываться, входил и ныне входит по требованию Съезжего двора.

Воскресенской священник Иоанн Свиязев руку приложил


л.17

Санкт-Петербургской Духовной Консистории выписано:

Нижеозначенными имянными Высочайшими Указами повелено:

1-м. Ноября 24-го 1762-го всех тех, которые по делам дойдут до пытки, не чиня им оных, прежде о показании истины увещевать ученым священником; а как Ея императорскому Величеству не было известно, что по иным городам таковых ученых священников и нет, то для оного увещания сочинить особенную Книжицу с довольными доводами от священного писания, и в сведением? Святейшего Синода Сенату знать дано, что таковую Книжицу сочинить отозвался синодальный член преосвященный Афанасий, епископ, бывший тогда Тверской и Кашинский, а ныне Ростовский и Ярославский, и от Святейшего Синода ему о том приказано; но сочинена ль, в Сенате не известно; [нрзб], доколе та Книжица сочинена будет, а де? непременного? Потому Ея Императорского Величества Указу исполнения, к синодальным членам и епархиальным архиереям из Синода посланы Указы, а по сообщении того и из Сената, куды надлежало, Указами подтверждено.

2-м. Генваря 15-го 1763-го дабы всех тех, кои в разные преступления впадают, обратить к чистому признанию больше милосердием и увещеванием, а особливо изысканием, по произшедшим в разные времена околичностям, нежели строгостию и истязанием, но стараться, как возможно при таких обстоятельствах, кровопролитие уменьшить.

л.17об

3-м.Того ж года февраля 10-го числа, когда приводные воры или разбойники, становщики или пристано-держатели с первых своих допросов или с очных ставок во всем на них показуемом покажут справедливо, то таковым, не чиня не только пыток, ни же пристрастных расспросов, решить дело по законам; и для того при первых им распросах делать довольные увещания, объявляя, что истинное их признание о винах избавит их от истязания и пыток; о чем во все присудственные места Указами подтверждено, но исполняется ли то самым делом, о том не известно.
Ныне же состоящая при Сенате о колодниках Експедиция поданным в Сенат доношением представляет: что в присылаемых о колодниках ведомостях, о исповеди их в посты и при поимке и приводе, как по смертоубивственным, воровоким, так и другим тяжчайшим винам колодники бывались, а когда иногда на исповеди спрашивано о сем, также и про писанный имянной Ея Императорского Величества 1763-го года февраля 10-го дня Указ тем колодникам при первых расспросах о показании истины объявляется ли не показывают. И по Указу Ея Императорского Величества, Правительствующий Сенат ПРИКАЗАЛИ:

В Святейший Правительствующий Синод сообщить сведение, и сообщено с таким требованием, чтоб Святейший Синод благоволил, есть ли до ныне предписанная Книжица не сочинена, то о сочинении оной подтвердить тем, до кого сие принадлежит, но как и повсягодная исповедь л.18 не может ли иногда способствовать к раскаянию преступников и к приведению их в истинное признание, то к тому и к увещанию по содержанию вышеписанного имянного Ея Императорского Величества высочайшего Указа, о определении ученых священников, когда следует, о подтверждении требовать же от Святейшего Синода, а в Коллегии канцелярии губернии и провинции, от? оных –
в подчиненные им присудственные места послать Указы, по которым велеть, когда Святейшего Синода к увещанию и исповеди колодников священники определены будут, то их безпрепятственно к тому допускать, и сверх того всем тем преступникам объявлять Всевысочайшие Ея Императорского Величества Указы, не только о увещании их священниками, но и о собственном их признании, и что истинное их признание избавит их от истязания и пыток; а притом спрашивать, были ль они до поимки когда на исповеди и где именно? И о том иметь верные записки, с чего заизвестие при отправлении в експедицию о колодниках ведомостей показывать имянно.

Коллежский секретарь …


л.18об

1802 года декабря 19 дня в журнале Санктпетербургской консистории записано:

ПРИКАЗАЛИ с прописанием объяснения священника уведомить Палату уголовного суда сообщением, что Консистория священника виновным не находит

Подлинной за подписанием господ … …


л.19

Из Санктпетербургской Духовной Консистории
в здешнюю палату Уголовного Суда

По сообщениям оной палаты

1-м от 29 сентября с приложением копии с отношения бывшего военного губернатора Господина генерала от инфантерии и кавалера Голенищева Кутузова к Господину тайному советнику и кавалеру Муравьеву по делу, производимом? о бывшем в Литейной части инспектором коллежском асессоре Морелли, преданном суждению по Высочайшему повелению за вынуждение признание от гончарного мастера Бориса Смиряева в принятии якобы им от племянника своего крестьянина Козмина покраденных сим последним у аглинского купца Камерона денег, по коему о поступках депутата от духовной стороны священника л.19об Свиязева, оказанных при увещании Смиряева приведением к вторичной присяге крестьянина Козмина во съезжем дворе, может ли оное принято быть в какое-либо уважение после учиненного ему увещания присяги в церкви протоиереем Исакиевского собора и, следственно, старшим духовным чиновником нежели Свиязев, предоставлено рассмотрению сей консистории

2-м Декабря от 3 дня требующем сведения, какое Консисториею по прописанному сообщению о поступке Свиязева зделано заключение.

– во взятом же консисториею с упоминаемого священника Свиязева показании объявил он, что, когда Смиряев зделался подсудим Литейной части в Съезжем доме по делу принятых им украденных денег для збережения от своего племянника Кузмина, он по своему долгу был призван для увещания его в Съезжем дворе, л.20 где он Смиряев по долговременном своем отзыве, а его Свиязева многократном увещании, которое однако к какому-нибудь притеснению относить не должно, в принятии от племянника своего Кузмина не заведомо краденных денег признался добровольно, что самое им было показано и военному губернатору Голенищеву Кутузову, и ни же он или другой кто делал ему при нем Свиязеве какое вынуждение или истязание, и все оное утвердил он Смиряев целованием слов и креста нашего Спасителя. А что также привел к присяге его племянника Кузмина, единственно для того, чтоб показание Кузмина на своего дядю в принятии им от него денег было утвердительнее. л.20об Впрочем, он не знал, что Кузмин уже прежде его был приводим к присяге.

– Но что еще из разговоров его Свиязева заключают, что он сам требовал увещания. Но кто сам, он ли священник Свиязев или Смиряев, того не понимает и не знает, а сказать может, что он для ебя увещания не требовал.

– Он же Свиязев к увещанию подсудимых в Съезжем доме Литейной части преступников определен указом Консистории не был, а ходил для оного по бывшим циркулярным повесткам из Духовной Консистории, дабы вообще и прочие священники оное выполняли, но как многие из оных священников под разными причинами от выполнения оного отказывались, он же, как без приходу л.21 священник, не имел чем отзываться. Входил и ныне входит по требованию Съезжего двора.

ОПРЕДЕЛЕНО: с прописанием объяснения священника уведомить Палату уголовного суда сообщением, что Консистория священника виновным не находит.

Декабря 23 дня 1802 года

Подлинное за подписанием присудствующаго за скрепою секретаря Якова К…ского
За скрепою коллежского секретаря Михаила Богомилова


последнее обновление 11.08.17 02:56