Дело СПб Духовной Консистории об изибиении дворянки Чернышецкой
1792 – 1793

Документ довольно объемный - 43 листа, поэтому здесь приводятся сканы нескольких страниц и отдельные наиболее важные выписки.

Главный фигурант дела – священник Доложского погоста Василий Дмитриев – наш 5-жды прадед.
По мотивам данного дела написана статья с попыткой подробнее разобраться в обстоятельствах инцидента.


ЦГИА Ф.19, оп.1, д.15439

По жалобе помещицы Марины Чернышецкой Гдовского уезда Доложского Погоста на священника Василия Дмитриева, о битии ее оным священником

начато 10 августа 1792 года, окончено 28 ноября 1793 года

л.1-1об

dl_9_VD1792_1.jpg
dl_9_VD1792_1ob.jpg

л.7-8

dl_9_VD1792_7.jpg
dl_9_VD1792_7ob.jpg
dl_9_VD1792_8.jpg

л.28

dl_9_VD1792_28.jpg

л.41

dl_9_VD1792_41.jpg

л.1

Святейшаго Правительствующаго Синода члену
Высокопреосвященнейшему Гавриилу Митрополиту
Новогородскому и Санктпетербургскому и архимандриту
святотроицкаго Александроневскаго монастыря

Лугскаго уезда от живущей в Доложской сотни близь погоста Успения Богоматери
вдовы дворянки Марины Прокофьевой дочери жены Чернышецкой

Покорнейшее прошение

Прошедшаго мая месяца в 13 день быв я для своей надобности оной же сотни в деревне Стрежине, где ж по своей должности случился вышереченной церкви священник Василий Дмитриев, быв в пьяном образе и имев на себе тело хранительницу, ехав на лошади и при выезде деревни нагнав меня сквернил матерными нипристойными словами, но тем не удовольствуюсь, бил меня, повалив на землю простоволосую, отбив чувства памяти, разбив мне нос, зубы и губу просек столь немилосердно, что я и пищу употреблять могу с великою нуждою, а зубами и совсем действовать не могу, ис коих один тут же на месте выбил, но довольно при оном биении из меня крови вытекло.
Но к моему немалому счастию, услышав мой крик, с ним бывшие оной же церкви диакон Иван Лукин и дьячек Аммос Васильев оне меня отняли и без памяти привели в ту деревню. Я сими церковниками кроме той деревни крестьян мущин и женщин свидетелствуюсь, кое при сем и прилагается.
То в таких будучи несчасных случаях, быв бедную уже давно вдовою в семдесят лет, и не имев по судьбе у себя крестьян и других каких способов, где бы просить другие присудственные места, зная, что мои сирые прошении может быть останутся без действия.

л.1об

Хотя ж и царствуют везде монаршие узаконении, но не везде присудствует правда, как уже и было справедливо по таковому ж нещасному случаю, хотя я так же и не по каманде просила, чтоб без далнейших переписок и за неумением ходателев. Тому уже несколко лет минуло, как сей же священник в таком же образе так же меня доволно чувствительно обидев, и во оной тогда я писменно просила благочиннаго Ивана Игнатева села Песье, но по свойству с ним священником и слабостям никакого удволствия мне не учинах?.
И в разсуждении вышепрописанных неимущественных обстоятелств, ныне всей моей яко дворянки несносной или такой же обиды, решилась прибегнуть к Вашей отъселютной ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕЙ особы, где обитает истинное правосудие, яко вдову сирою в таких будучи летах избавит отцовским покровителством. Я по своей сомобеднейшей жизни, не имея сильных заступников, кроме всевысочайшей Божией власти и людей, кои храня человеколюбие и правду, а ВАШЕ ВЛАДЫЧНОЕ ЛИЦО преисполнено благоразумия и доброды. Не оставте меня от сказаннаго священника Вашим законным решением доставя удовлетворение, дабы я по природной ево злобе и впреть не могла понести таковой же или и вящей обиды.

Июня 3 дня 1792 года в место вышеписанной дворянки Марины Прокофьевой жены Чернышецкой по прошению за неумением ее грамоте Премиер Майор Иван Неелов руку приложил


л.2 Резолюция Митрополита

1792 года августа 10 дня консистории истребовав попа изследовать и выписав представить, а дабы немедленно он был до решения дела отрешить его от церкви

Гавриил Митрополит Новгородский


л.3 Свидетельство дьякона и дьячка

792 года мая 25 дня мы нижеподписавшиеся Доложскаго погоста церкви Успения Богоматери диакон Иван Лукин, дьячок Амос Васильев даем сие свидетельство по нашей сущей совести дворянке Марине Прокофьевой дочери жены Чернышецкой, что будучи по должности в деревне, оной церкви священник Василий Дмитриев в пьяном образе имел на себе дароносицу, действительно ее бил, прибежав мы на ее голос, кричав она, не дайте отец диакон и Амос меня священнику убить досмерти, что на оной прибежав, видя лежащую простоволосую, разбитую в кровь, нос, губы и зубы разбиты, из коих один тут же выбил, и еще при нас будучи несколько раз ее ударил. Мы отняв, и без памяти крестьянская жена повела ее Чернышецкую в сказанную деревню. А после сего пошед мы в другую деревню и более ничего не видали.

Диакон Иван Лукин
Дьячок Амос Васильев


л.4

Из Санктпетербургской Духовной Консистории
В Череменецкое Духовное Правление

Ордер

По получении сего оному Духовному Правлению Доложского Погоста попа Василия Дмитриева отрешить от церкви и выслать в консисторию немедленно.

августа 11 дня 1792 года


л.6 Подписка о невыезде

1792 года октября 5 дня в Санктпетербургской Духовной Консистории Гдовского уезда Доложского Погоста священник Василий Дмитриев обязан сею подпискою в том, чтобы он к имеющим об нем в Консистории делу являлся повседнево и без ведома никуда не отлучался. В чем ему под сей и подписаться.

К сей подписке священникк Василий Дмитриев руку приложил


л.7-8 Допрос Василия Дмитриева

792 года октября 6 дня в СПб ДК Гдовского уезда ДП священник Василий Дмитриев против прошения вдовы дворянки Марины Прокофьевой допрашиван и показал

Сего года мая 13 дня оная вдова Прокофьева в деревне Стрежине подлинно была, где по своей должности случился быть и он священник Дмитриев, но в пьяном образе не был, дарохранительницу на себе имел и на лошади ехал, при выезде из деревни, ее, Прокофьеву, он, священник, нагнавши, матерными словами не сквернословил и неудовольствуясь тем, повалив на землю простоволосую не бил, и чувств памяти не отбивал, носа, зуб и губ не просекал, и при том биении из нее крови нисколько не вытекало, услышав ее крык с ним священником бывшие диакон Иван Лукин и дьячок Аммос Васильев ее Прокофьеву от него не отнимали, без памяти ее не приводили в ту деревню: и от того дьякона и от дьячка при оном прошении приложенное свидетельство несправедливо.

Ибо все случилось оное происшествие таким образом, когда он священник ехал из деревни Стрежино в деревню Руска по зову крестьянина Ивана Корнеева для окрещения младенца, то на выезде той деревни Стрежино означенная вдова Прокофьева стретившись с ним св-ком, будучи чрезмерно пьяна, незнамо почему спрашивала у него, священника, сумку, в которую обыкновенно кладутся требник, епатрахиль и поручи, а потом начала поносить его разными непотребными словами и называла его, священника, прелюбодеем, а потом, неизвестно за что, имеющейся в руках драницей его, священника, ударила, за что он, неутерпя, ее от себя оттолкнул слегка, и тем вреда ей никакого не причинил, и более ничего не происходило, диакона же и дьячка при том не было, следовательно, они и свидетельствовать не могут, были же при том случае означенный крестьянин Корныльев? и деревни Стрежина крестьянина Федора Петрова жена Аксинья, а как ее по отчеству зовут, не знает, в чем на их он священник и шлется . Более ж ее, Прокофьеву, он, священник, никогда и ничем не обижал, и она письменно и о чем имяно просилал? Благочинного Ивана Игнатьева не знает, и в сем допросе показал он, священник, самую сущую по священству правду.

К сему допросу священник Василий Дмитриев руку приложил.


л.9, 9об Приказ Духовной Консистории

По Указу Ея Императорскаго Величества Санктпетербургская Духовная Консистория слушав допрос Гдовского уезда Доложского Погоста священника Василия Дмитриева, учиненной ему против прошения вдовы дворянки Марины Прокофьевой дочери жены Чернышецкой, которым он учинил во всем запирательство, кроме того, что, когда она Чернышецкая, неизвестно за что, имеющеюся в руках драницею его священника ударила, напротив чего он, нестерпя такого от ней презрения оттолкнул ее от себя слегка, на представленных же от нее Чернышецкой свидетелей помянутого села диакона Ивана Лукина и дьячка Амоса Васильева он не шлется потому, что их при том будто бы не было, а свидетельствуется бывшими при том случае крестьянином Иваном Корнеевым и крестьянина Федора Петрова женой Аксиньей.
А по справке в Консистории оказалось, что помянутый Доложский Погост состоит в заказе Череменецкого духовного правления,

ТОГО РАДИ ПРИКАЗАЛИ

в оное духовное правление с приложением спомянутого прошения и данного от диакона Ивана Лукина и дьячка Амоса Васильева ей просительнице свидетельства и священникова допроса копии послать Указ и велеть оному правлению в рассуждении показания священника оных диакона и дьячка допросить, почему и с каким намерением, не быв они при том происшествии, давали ей, просительнице, таковое позаочности свидетельство. Ежели же, напротив, покажут, что они все то видели и сами при том были, в таком случае по приведении дьячка по силе соборного уложения при оной просительнице и священнике к присяге, велеть им утвердить неоспоримым доказательством.
А равно и от показанных оным священником свидетелей крестьянина Корнеева и крестьянской жены Петровой, ежели она просительница не имеет на них никакого сходственного с законом подозрения, снесясь с командою в ведомстве которой они состоят, отобрать таковое же показание, и все оное произведя на основании закона следственным порядком, в немедленном времени прислать оное в оригинале в консисторию при рапорте, а потому и показанного священника Дмитриева до окончания того следствия, дав ему билет, отпустить в дом его, обязав при том подпискою, чтобы он по прибытии во оный, явился в показанное духовное правление и по бытности его там (в доме) до решения сего дела по силе прежней Его Высокопреосвященства резолюции никаких священнослужений не проводил.

Ректор Невской Семинарии Антониевский
октября 13 дня 1792 года


л.12, 12об, 13, 14, 14об, 15, 16, 17, 17об, 18, 18об, 19, 19об, 20 — рапорты, приведение к присяге свидетелей, допросы свидетелей. (Последнее — 29 ноября 1792 г.)


л.21-28 Выписка по делу обо всех обстоятельствах оного

В Санктпетербургской Духовной Консистории Гдовского уезда Доложского Погоста о священнике Василии Дмитриеве выписано.

1-е Прошлого 1792 г. августа 19? дня Лугского уезда Доложской сотни вдова дворянка Марина Прокофьева жена Чернышецкая прошением Его Высокопреосвященству представила, что оной священник Дмитриев, того года мая во 13 день будучи в деревне Стрежине в пьяном образе и имея на себе тело хранительницу, ехал на лошади и при выезде из деревни, нагнав ее, осквернил матерными непристойными словами, бил, повалил на землю простоволосую, отбив чувство памяти, разбив нос, зубы и губу просек столь немилосердно, что она и пищу употреблять может с великой нуждою, а зубами и совсем действовать не может, из коих один тут же на месте выбил, и при том биении из ее крови вытекло довольно, о чем свидетельствовала данным письменным свидетельством того же погоста от диакона Ивана Лукина и дьячка Аммоса Васильева, которые ее отняли и без памяти привели в ту же деревню, на котором прошении прошлого 1792 году августа 10 дня резолюциею Его Высокопреосвященства велено консистории исследовать и выписав представить, а потому оной священник Дмитриев по посланному из консистории указу выслан и в консистории допрашиван.

2-е и против оного прошения во всем учинил запирательство; а показал, что, когда он, священник, ехал из деревни Стрежино в деревню Руска по зову крестьянина Ивана Корнеева для крещения младенца, то на выезде той деревни Стрежина означенная вдова Прокофьева стретившись с ним, священником, будучи чрезмерно пьяна, незнаемо почему спрашивала у него, священника, сумки, в которую обыкновенно требник, епатрахиль и поручи, а потом начала поносить его разными непотребными словами и называла его, священника, прелюбодеем, а потом, неизвестно за что, имеющейся в руках драницей его, священника, ударила, за что он, неутерпя, ее от себя оттолкнул слегка, и тем вреда ей никакого не причинил, и более ничего не происходило, диакона же и дьячка при том не было, следовательно, они свидетельствовать не могут, были же при том случае означенный крестьянин Корныльев и деревни Стрежина крестьянина Федора Петрова жена Аксинья, а как ее по отчеству зовут, не знает, в чем на их он, священник, и шлется. Более ж ее, Прокофьеву, он, священник, никогда и ничем не обижал, по которому его запирательству в сей консистории определено и посланным в Череменецкое духовное правление указом велено против оного запирательства на месте исследовать и представленных свидетелей допросить.

3-е А по произведенному Череменецким духовным правлением следствию открылось в доказательстве дворянки Чернышецкой, что вышеписанного мая 13 дня случилась быть она, Чернышецкая, для своей надобности в деревни Стрежине, идучи деревнею, увидела деревни Руска крестьянина Ивана Корныльева, состоящего со оным священником Дмитриевым, спросила, зачем ты здесь, которой на сие сказал, вторительно де прошу священника для крещения двух младенцев, но не могу дозваться, из коих один и помре, из чего начала она, Чернышецкая, священнику говорить, как тебе, отче, негрешно, тебе б должно по первой просьбе исполнить, но он, священник, осердясь о сем, начал ее, Чернышецкую, всячески непотребными словами ругать, на что паки она, Чернышецкая, говорила ему, священнику, не стыдно ли сквернословить, указав на дароносицу, что сие у тебя имеется, которой священник Димитриев, соскоча с лошади и дав оному крестьянину лошадь, бил ее, Чернышецкую немилосердно, о чем подробно в просьбе значится, и отнята от него, священника, того ж погоста диаконом Иоанном Лукиным и дьячком Аммосом Васильевым, коим и свидетельствуется, пьяна же она, Чернышецкая, не была и сумки у него, священника, не спрашивала, и непотребными словами его, священника, не ругала, и прелюбодеем не называла, а драницей точно его, священника, ударила, и то тогда, когда он, священник, ее, Чернышецкую, ударил, а не прежде, в чем она, Чернышецкая, шлется бывшими при начатии таковой ссоры и до окончания упоминаемым крестьянином Иваном Корныльевым и деревни Стрежина крестьянской женой Екатериной Ивановой, на коих и он, священник, шлется.

4-е В оправдании священника Димитриева то же самое как и в допросе у него священника Дмитриева показано во всем сходно. И на тех же свидетелей шлется, диакона же Ивана Лукина и дьячка Аммоса Васильева при таковом с тою Чернышецкою происшествии не было, и не отнимали, по сему и свидетельствовать ими не можно, а паче как оне старание имеют диакон к заступлению места его, священника Димитриева, а дьячек Васильев диаконского.

В показаниях свидетелй

5-е Диакона Ивана Лукина по священнодиаконству, а дьячка Аммоса Васильева по приводе к присяге, что 1792-го года мая 13-го дня имели быть они, диакон и дьячок со оным священником Димитриевым в приходской деревне Стрежине для отправления празднуемому Святителю Николаю Чудотворцу молебствием, но как он, священник, из тое деревни позван был деревни Руска крестьянином Иваном Корныльевым для крещения младенца, почему и поехал, а они, диакон и дьячок, поостались тое деревни Стрежина у крестьянина Петра Григорьева в доме, но вдруг услышали шум, то выскоча они, диакон и дьячок, на улицу, увидели в конце деревни сказанную Чернышецкую, лежащую на земле, и над ней оного священника, стоящего, а не биющего, коя, как видно, их, диакона и дьячка, усмотрела, то скрычала с просьбою об отнятии ее от священника, к чему, прибежав, отняли, но как та Чернышецкая начала его, священника, за битье ее бранить, проговаривая етак? делают разбойники, а не священники, за что он, священник, не стерпя таковых слов, при них, диаконе и дьячке, имея на себе дароносицу, ударил ту Чернышецкую два раза рукой в голову, у коей подлинно из носа и из губы течение кровь имела, и находилась простоволосая, и при них, диаконе и дьячке, у нее , Чернышецкой, от выбития его, священника, зуб выпал, и пошла та Чернышецкая, по отнятии, сама собою, то есть в памяти, еще с крестьянской женой Екатериной Ивановой в тое ж деревню, пьяною же она, Чернышецкая, не запримечена, а священник точно был пьян, в чем ей, Чернышецкой, действительно от них, диакона и дьячка, свидетельство дано, а от чего сначала у него, священника, таковая драка и шумство произошло по небытности при том показать они, диакон и дьячок, не знают.

Крестьянки Екатерины Ивановой по приводе к присяге

6-е Что вышеписанного мая, 13 дня, имелся в тое деревне быть сказанной священник Димитриев для отправления молебствия, но крестьянином деревни Руска Иваном Корнильевым позван был для крещения у него младенца, но как та деревня Руска состоит от тое деревни Стрежна в двух верстах, то и попросил тот священник Дмитриев у свекра ее, крестьянки Ивановой, на проезд до тое деревни лошади, почему и дана, для взятия таковой лошади обратно шла она, Иванова, при той лошади обще со оным крестьянином Корныльевым позади, и в конце деревни повстречалась с тем священником Дмитриевым дворянка Марина Прокофьева дочь жена Чернышецкая нетрезвая, хвать за узду, сказала священнику, ты ездишь мертвых младенцев крестить, начала его, священника, ругать всякими словами и называть прелюбодеем, била его священника, сидящего на лошади, имеющим у нее в руках прутом раз до десяти, и хватала за дароносицу; на что он, священник, сказал, тебе де до младенцев нужды нет, могу я за свои погрешности сам отвечать, за что ругаешь такими немаловажными словами. Но она, Чернышецкая, паки свое продолжала ругательство, держа за узду, почему священник Дмитриев, сойдя с лошади, ударил ее рукою по голове, но она, Чернышецкая, начала его, священника, хватать за пелаку??, то он, священник, принужденным нашелся оттолкнуть ее прочь от себя, от чего она упала наземь, и по случаю потрафилась о камень, от чего точно разбила нос и губы до крови, и паки вскоча она, Чернышецкая, с земли? прилучившеюся тогда драницею начала его, священника, бить, но он, священник, накрывая себя рукою, принужденным же нашелся и паки от себя оттолкнуть, и после того сев на лошадь, поехал. Диакона Ивана Лукина и дьячка Аммоса Васильева при том совсем не было и ее, Чернышецкую, не отнимали, яко она, Иванова, при сем сначала и до конца неотлучно была и пошла позади того священника из деревни, что на очной с диаконом и дьячком ставке показала.

7-е По формулярной за 1791 год ведомости показан 32 лет, в чтении исправен, к чтению поучений исправен, находился в драках многих и состоит под следствием, женат, слушал богословие.


л.24об-26об

Далее идут цитаты из Священного писания, из Послания Апостола Павла и т. д. о том, что пьянствовать плохо и, если тебя ударили по одной щеке, подставь другую, а драться нельзя и т.д.


л.27 Решение

По Указу Ея Императорскаго Величества Санктпетербургская Духовная Консистория, рассматривая дело и учиненную из оного выписку Гдовскаго уезда Доложскаго Погоста о священнике Василье Дмитриеве,
НАХОДИТ:

1-е что он, Дмитриев, был прошлого 792 года мая 13 дня в деревне Стрежине для отправления молебствием. И из оной деревни крестьянином деревни Руска Иваном Корнымевым позван был для крещения младенца. Выезжая же из Стрежина в конце оной, повстретилась с ним, священником, дворянка Марина Прокофьева дочь жена Чернышецкая, (которая, так как свидетельница крестьянка Екатерина Иванова по приводе к присяге допросом показала, была нетрезвая), и ухватя за узду лошади, сказала священнику: «Ты ездишь мертвых младенцев крестить». Начала его, священника ругать всякими словами и называть прелюбодеем, била его, священника, сидящего на лошади, имевшим у нее в руках прутом раз до десяти, и хватила за дароносицу, на что он, священник, сказал, тебе де до младенцев нужды нет, могу я за свои погрешности сам отвечать, за что ругаешь такими немаловажными словами. Но она, Чернышецкая, паки свое продолжала ругательство, держа за узду, почему священник, сойдя с лошади, ударил ее рукой по голове, но она, Чернышецкая, начал его хватать за пельну?. То он принужденным нашелся оттолкнуть ее прочь от себя, отчего она упала наземь, и по случаю потрафилась о камень, отчего разбила нос и губы до крови, и паки вскоча она, Чернышецкая, прилучившеюся тогда драницею, начала его бить, но он, накрывая себя рукою, вторично от себя оттолкнул и, сев на лошадь, поехал: из каковых обстоятельств консистория усматривает, что означенный священник Дмитриев помянутой дворянке Чернышецкой подлинно причинил отталкиванием от себя оскорбление, так что у ней из носу и губы шла кровь онола? (довольно?) - она, Чернышецкая, в той ссоре была сама зачинщицею,

л.27об

но в силу святых отец правил духовного регламента и Святейшего Правительствующего Синода Указов, написанных в приложенной при сем выписке, подвергая себя извержению чина, тем более, что находился в драках многих и состоит в подследствием, но как он человек молодых лет, коих имеет 32 год, женат, слушал богословие. Того ради, Вашему Высокопреосвященству консистория мнение свое благопочтенно представляет: не соблаговолено ль будет вышеозначенного священника Дмитриева за причиненное им дворянке Чернышецкой оскорбление, и поелику по формулярной ведомости написан порочным, послать его для исправления жизни в Череменецкий Богословский монастырь на шесть месяцев при Указе, и при том обязать наистрожайшею подпискою, чтобы жизнь свою впредь вел добропорядочно и всяких пороков убегал, драк и ссор никаких не имел по опасением лишения священства. И повелено ль будет по сему исполнить. Сие определение представить Святейшего Правительствующего Синода члену Высокопреосвященнейшему Гавриилу Митрополиту Новгородскому и Санкт-Петербурскому и Архимандриту Свято-Троицкого Александроневского монастыря и просить благоразсмотрительной резолюции.

1793 года марта 27 дня
быть по сему, только велеть помесячно о состоянии рапортовать.
Приход же поручить другому, чтобы служение и требы исправлял из половины доходу.

Гавриил Митрополит Новгородский


л.28 Подписка

1793 года марта 28 дня в Санктпетербургской Духовной Консистории Гдовскаго уезда Доложскаго Погоста священник Василий Дмитриев после утвержденного Святейшего Правительствующего Синода членом Высокопреосвященнейшим Гавриилом Митрополитом Новгородским и Санкт-Петербурским консисторского определения обязан сею подпискою в том, чтобы жизнь свою впредь вел добропорядочно и всяких пороков убегал, драк и ссор ни с кем не имел по опасением лишения священства.


л.29

Билет

Из Санктпетербургской Духовной Консистории Гдовскаго уезда Доложскаго Погоста священник Василий Дмитриев отправлен при сем билете в Череменецкое духовное правление для исполнения по посланному в оное из сей консистории Указу, которому священнику Дмитриеву до показанного правления, где кем выдать надлежит чинить способный пропуск, будучи же ему священнику в пути нигде кроме одного ночлега не жить и никому не держать под опасением по законам штрафа.

Марта 28 дня 1793 года
Подлинной билет подписали
Воскресенского монастыря священник Иоанн Иоаннов
Секретарь Михайла Титов справил
Канцелярист Александр Афанасьев

Подлинной билет священник Василий Дмитриев получил


л.30-31 Указы

Указ Ея Императорскаго Величества самодержицы всероссийския из Санктпетербургской Духовной Консистории в Череменецкое Духовное правление сего марта 27 дня по утвержденному Св. Прав. Синодом членом Высокопреосвященнейшим Гавриилом Митрополитом Новгородским и Санктпетербурским консисторскому определению велено Гдовскаго уезда Доложскаго Погоста священника Василия Дмитриева за причиненное им дворянке Марине Чернышецкой оскорбление и за показание его в ведомости порочным, послать для исправления жизни в Череменецкий Богословский монастырь на шесть месяцев с тем, чтобы помесячно о состоянииего рапортовать, — приход же поручить другому, чтобы служение и требы исправлял из половины дохода....

Указ Ея Императорскаго Величества самодержицы всероссийския из Санктпетербургской Духовной Консистории в Богословского Череменецкого монастыря строителю иеромонаху Авраамию.

Сего марта 27 дня по утвержденному святейшим членом консисторскому определению велено Гдовскаго уезда Доложскаго Погоста священника Василия Дмитриева за причиненное им дворянке Марине Чернышецкой оскорбление и за показание его в ведомости порочным, послать для исправления жизни в Череменецкий Богословский монастырь на шесть месяцев, с тем чтобы помесячно о состоянииего рапортовать, для исполнения чего и от правления оного священника Дмитриева в показанный Череменецкий монастырь из Консистории Указ в Череменецкое духовное правление послан марта 28 дня 1793 года

Подлинной указ подписали
Воскресенского монастыря Священник Иоанн Иоаннов

л.32 Рапорт Череменецкого Духовного правления в получении Указа Консистории


л.33-35 Рапорты в Санктпетербургскую Духовную Консисторию от Богословского Череменецкого монастыря строителя иеромонаха Аврамия.


л.38, 38об Приказ и резолюция о прекращении наказания

1793 года октября 25 дня по Указу Ея Императорскаго Величества Санктпетербургская Духовная Консистория разсуждала, что по утвержденному Св. Прав. Синода членом Высокопреосвященнейшим Гавриилом Митрополитом Новгородским и Санктпетербургским и Архимандритом Свято-Троицкого Александроневского монастыря.

Сего года марта 27 дня консисторскому определению велено Гдовскаго уезда Доложскаго Погоста священника Василия Дмитриева за причиненное им дворянке Марине Чернышецкой оскорбление и за показание его в ведомостях порочным, послать для исправления жизни в Череменецкий Богословский монастырь на шесть месяцев, с тем, чтобы помесячно о состоянии его рапортовать, приход же поручить другому, чтобы служение и требы исправлять из половины дохода, которой священник Дмитриев в помянутом Череменецком монастыре в силу оного определения и посланным из консистории указов мая со 2-го числа и находится, присланными же от Череменецкого Строителя Аврамия шестьми рапортами представлено, что оной священник в послушаниях монастырских добропорядочен, рачителен и трезв,
ПРИКАЗАЛИ,
представить Его Высокопреосвященству мнение, не соблаговолено ль будет помянутого священника Василия Дмитриева по хорошему от Строителя рекомендациям в силу состоявшегося сего года сентября во 2-й день Высочайшего Ея Императорскаго Величества всемилостивейшего манифеста из Череменецкого монастыря свободить и отправить к должности по-прежнему, с тем, чтобы он в силу данного им в консистории вышеупомянутого марта 28 дня подписки, жизнь свою впредь вел добропорядочно и всяких пороков убегал, драк и ссор ни с кем не имел под опасением лишения священства, о чем в Череменецкое духовное правление и к Череменецкому Строителю послать Указы, и повелено будет по сему исполнить сие определение представить Его Высокопреосвященству и просить благоразсмотрительной резолюции.

Подлинное за подписанием Господ присудствующих и секретаря
На оном определении резолюция Его Высокопреосвященства:

1793 октября 25 быть по сему


л.39-40 Указы

л.41-43

Рапорты Авраамия и Череменецкого Духовного правления в Санктпетербургскую Духовную Консисторию о том, что они священника Дмитриева свободили к отправлению должности 10 ноября 1793 года.


последнее обновление 10.08.17 23:56