Блокадные письма Мегорской

Письма Натальи Владимировны Мегорской
лето 1941 – весна 1942

Публикуем письма нашей бабушки к её детям: Ирине Александровне Светловой (урождённой Васильевой, в замужестве Новожиловой) и Вадиму Евгениевичу Васильеву. Эти письма бережно сохранялись Ириной Александровной и были обнаружены после её смерти в 2017 г. Данной публикацией мы вносим свой небольшой вклад в обширный корпус свидетельств о Блокаде Ленинграда.

Содержание

Предыстория

У читателя может вызвать недоумение тот факт, что Мегорская пишет письма детям, которые носят другие, да еще и разные фамилии: Светлова и Васильев. Поэтому расскажем краткую историю семьи до начала Блокады.

Наталья Владимировна Мегорская родилась в 1905 году в семье офицера, участника Русско-японской, Первой Мировой и Гражданской войн. В 1919 г. отец развёлся с матерью Наталии и вторично женился на другой. Умер в начале 20-х годов в Самаре. Мать Наталии – Мария Юрьевна Мегорская, ур. Булах, – в Первую Мировую была сестрой милосердия. В 1924 г. по нелепому шпионскому делу была осуждена на три года заключения на Соловках. Затем её выслали в Узбекистан, где она осталась жить после окончания ссылки, выйдя замуж за врача. Там же проживал и брат Наталии – Юрий. К началу войны Наталия Владимировна работала телефонисткой на телефонной станции, но в июле 1941 г. была вынуждена уволиться, так как собиралась уехать с мужем в эвакуацию.

Евгений Леонидович Васильев, 1890 г. р., из дворян, бывший офицер Царской и Белой армий, штабс-капитан. В конце Гражданской войны попал в плен Красной армии, а трое его братьев, с которыми он вместе воевал, эмигрировали в Бразилию. Туда же в 1926 г. официально уехали его мать и сестра. Перед началом Блокады работал инженером-электриком на заводе № 371 им. Сталина (Ленинградском Металлическом).

В начале 20-х годов Евгений Леонидович был вхож в дом Мегорских, так как ещё в 1916 г. пересекался на фронте с Марией Юрьевной. Они были практически ровесниками, и поначалу вдова даже полагала, что бывший офицер ухаживает именно за ней. Однако тот неожиданно для неё женился на дочери, которая была на пятнадцать лет младше его. (Ранние браки были «традицией» у Мегорских – сама Мария Юрьевна вышла замуж за офицера в 16 лет.)

Бракосочетание Евгения и Натальи состоялрсь где-то в 1923-24 гг. (к сожалению, мы не знаем точной даты). Евгений Леонидович работал тогда в Отделе коммунального хозяйства Таврического сада и молодожёны жили там же на служебной квартире при Садоводстве. В 1926 г. семья Васильевых получила две комнаты в огромной (10 семей) коммунальной квартире № 6 дома № 44 по улице Петра Лаврова (ныне Фурштатской) – это совсем рядом с тем же Таврическим садом. В этом году здесь у них родилась дочь Ирина, а через четыре года – сын Вадим (1930).

1932_vs_family.jpg

Семья Васильевых. ~1932

Не всё шло гладко в отношениях между мужем и женой (Евгений Леонидович выпивал). Наталия Владимировна пишет об этом так: «кошмары, которые пришлось пережить за все эти годы». В начале 1937 г. супруги развелись, и Наталия вернула девичью фамилию.

Во время одной из родительских ссор Ирина подслушала неприятный разговор о «дележе» детей и посчитала себя ненужной ни папе, ни маме. Она в сердцах убежала к «тёте Оле» (двоюродной бабушке) – Ольге Дмитриевне Светловой, урождённой Мегорской, – которая, как казалось Ирине, в отличие от родителей её любила. Действительно, семья Светловых, будучи бездетной, души не чаяла в своей внучатой племяннице и, не долго думая, быстро провернула операцию удочерения. 16 мая 1937 г. Ирина получила не только новую фамилию, но и другое отчество по приёмному отцу. Так она стала Ириной Александровной Светловой. Много позже она оценивала свой поступок просто: «молодая, глупая была».

Прошло около двух лет, и в 1939 г. разведённые супруги вновь сошлись (что было немудрено, так как они продолжали жить в смежных комнатах). К ним вернулась и Ирина. Еще два года до начала войны семья жила вполне счастливо, только теперь в ней было двое Васильевых, одна Мегорская и одна Светлова. Заметим, что отношения родных и приёмных родителей всё время оставались дружескими: никто не держал никаких обид и связей не порывал. Ирина в каком-то смысле даже выиграла: теперь о ней заботились целых две пары родителей.

Началась война, немцы стремительно продвигались к Ленинграду. Уже через неделю – 29 июня – стартовала эвакуация детей из города. Планировалось вывезти 390 тысяч человек со школами и детскими учреждениями, при этом значительное число эвакуированных предполагалось разместить в местах традиционного летнего отдыха – на юге Ленинградской области. А именно туда и приближались фашистские войска. Проявилось типичное головотяпство властей, не до конца понимавших обстановку на фронтах и больше опасавшихся нападения со стороны Финляндии. Ирина с 189 школой, а с ней и Вадим, как раз попали в первую волну эвакуации в Новгородскую область. Сначала по железной дороге их привезли на станцию Лычково, а оттуда на грузовиках – в село Марёво. Здесь они провели около двух недель.

Когда линия фронта оказалась совсем рядом, наконец-то было принято осмысленное решение отправить детей на восток страны. Ребят снова доставили в Лычково, где формировались эшелоны для дальнейшего следования. Ирина с Вадимом оказались здесь 18 июля – как раз в тот день, когда станция подверглась налётам немецкой авиации – погибло по официальным данным 41 человек из них 28 детей и ранено 29 человек (18 детей). Для Ирины и Вадима всё обошлось благополучно, и они продолжили свой путь. Конечным пунктом эвакуации стало село Верхораменье в 30 км от станции Мураши Кировской области. Здесь они жили и учились до осени 1943 года, после чего самостоятельно отправились к бабушке в Узбекистан.

Переписка Натальи Владимировны с детьми началась сразу после их отъезда: первую открытку Ирина отправила со станции Лычково 3 июля, а ответ ей был написан 8 июля. Последнее же письмо Наталии Владимировны датировано 17 апреля 1942 года – за несколько дней до смерти. Всего сохранилось 41 почтовое отправление: открытки, письма, небольшие записки и талон к денежному переводу.

Помимо писем Наталии Владимировны к детям мы также помещаем:

Расположенная в хронологическом порядке, эта корреспонденция дополняет описание обстановки в Ленинграде и немного освещает со стороны фигуру самой Наталии Владимировны.

Итого 46 писем.

Комментарии к содержательной стороне

Строго говоря, данные письма нельзя назвать чисто «блокадными». 8 июля – это ровно за два месяца до полного замыкания немецкого кольца. Но тем нагляднее картина постепенного втягивания жителей в ужасы Блокады, переход от невыносимой жары августа к лютым морозам января. Мы видим, как неумолимо наступает «смертное время» – самые страшные, голодные месяцы конца 1941 – начала 1942 гг. «Истощение, холод, отсутствие цивилизованного быта, болезни, апатия во всех её проявлениях, ослабление родственных связей не могли не повлиять на поведение людей». Эта цитата из обстоятельного исследования С.В.Ярова «Блокадная этика» 1 является отличной иллюстрацией к письмам Наталии Владимировны.

Вообще письма Мегорской хорошо вписываются в ряд уже известных дневников и писем из Блокадного Ленинграда. Здесь затрагиваются общие для таких свидетельств темы:

  • Голод и холод. Те же характерные для блокадников скрупулёзные, с точностью до грамм, отчёты-реестры съеденной и запасённой пищи, непременные указания температуры на улице и дома.
  • Апатия. Мы видим её нарастание и попытки противодействия: стремление поддерживать чистоту, чтение и посещение кино. Однако постепенное истощение и болезни берут своё.
  • Отношения с родными, знакомыми и соседями. Родственные связи рушатся, царившее в городе раздражение выливается в ссоры с родными. Парадоксальным образом при этом улучшаются отношения с соседями – физическая необходимость сосуществования вынуждает к взаимопомощи. Ослабляются связи и со знакомыми. Правда, из-за бесприютности нашей бабушки (о чём ниже) поддержание доблокадных знакомств становится фактором выживания: именно подруги и их соседи дали последнее пристанище умирающей женщине. Отсюда и подробные отчёты о местах ночёвок – для неё это было крайне важно.

Конечно, это далеко не все сюжеты писем Наталии Владимировны. Большое место в них занимает забота об уехавших детях (безуспешная попытка отправки посылки, например). Немало слов об устройстве быта в блокадном городе, равнодушные сообщения о смертях других людей, обыденные, в виде простого информирования, рассказы о перевозке умерших на кладбище, повествование о собственных невзгодах – голодных обмороках и болезнях. Но это уже общие места для опубликованных ранее блокадных дневников и писем.

Есть, однако, специфические темы, которые выделяют письма Мегорской из ряда подобных записок. Это репрессии по отношению к родственникам и квартирный вопрос. На этом стоит остановиться чуть подробнее.

Аресты близких

Арест Евгения Леонидовича в ночь с 4 на 5 сентября стал очень важным моментом в блокадной судьбе самой Наталии Владимировны. Внезапно она оказалась совершенно одна: дети – в эвакуации, муж – в тюрьме. Более того, её увольнение с работы оказалось бессмысленным – со дня на день она рассчитывала уехать с мужем на Урал, а тут его неожиданно забрали. Теперь она осталась без средств существования и вместо 1 категории снабжения, которую имела бы как телефонистка, получила иждивенческую с крайне скудными нормами выдачи продовольствия. Это сыграло роковую роль: очевидно, что, имея 1 категорию, она смогла бы пережить «смертное время».

Практически одновременно с арестом мужа были арестованы также: её дядя со стороны матери – Александр Александрович Меркулов (взят 5 сентября, и проходил по одному делу с Евгением Леонидовичем), и дядя со стороны отца – Александр Иванович Светлов (тот самый приёмный отец дочери Ирины). Эти аресты тоже сыграли свою роль: из-за них ухудшились отношения с родными тётками – жёнами арестованных: т. Соней и т. Олей. Связи, впрочем, не прервались, но возникавшие ссоры (доходило до прямого запрета на посещения) усугубляли общую депрессию Наталии Владимировны.

Аресты и связанные с этим перипетии, конечно, нашли своё отражение в письмах. Однако из-за боязни цензуры о ситуации с тремя арестованными родственниками Наталия Владимировна сообщает полунамёками, а иногда, щадя детей, и вовсе пишет неправду. Совершенно неясно, как пятнадцатилетняя Ирина (об одиннадцатилетнем Вадиме нечего и говорить) вообще могла что-либо понять из таких текстов.

Само слово «арест», или даже его эвфемизмы, напрочь отсутствовали в письмах. Если по отношению к Евгению Леонидовичу в открытке от 8 сентября, хоть и полуправдой, но всё-таки было сообщено:

«папу срочно вызвали 3-го на завод и оттуда отправили в командировку. О совместной поездке не может быть и речи.»

то про двух «дядь Саш» в письме от 17 сентября неожиданно для читателя возникает следующее:

«Привет тебе от … т. Оли (она очень расстроена из-за Ал. Ив.).
Т. Соню я не видела с 7 сент., как-то она без д. С.?»

Ирина понимала, о ком идёт речь (Светлов и Меркулов), но что с ними произошло, должна была домысливать сама. Правда, в данном случае уточняющая информация могла быть получена из несохранившейся открытки от 13 сентября (на неё позже ссылается Наталия Владимировна). Но вряд ли из-за цензуры в ней могло быть сказано что-нибудь внятное, да и сам факт, что открытка не сохранилась, как раз и говорит о том, что она возможно не дошла до адресата.

Складывается ощущение, что в то время репрессии были настолько естественными, что люди по слабым намёкам легко угадывали правду. Например, в письме к матери (12.09) Наталия Владимировна обходится буквально тремя предложениями:

«…я эти две ночи провела у т. Оли. У нее кроме Тани (одной девушки, которая у них живет) никого нет. Пишет ли тебе Ира? Может случиться так, что кроме тебя никого у них и не будет.»

Из этого Мария Юрьевна должна была однозначно заключить, что мужья т. Оли и её дочери арестованы. Для прошедшей Соловки это была простая логическая задачка. С детьми сложнее, но, кажется, и они всё понимали, по крайней мере, главную суть событий улавливали. Им в какой-то мере помогало личное знакомство с действующими персонажами и отсылки к известным обстоятельствам.

Но как быть простому читателю? Даже мы, обладая теперь информацией по следственному делу Васильева и Меркулова, с трудом истолковываем смысл намёков, разбросанных по тексту писем. Чтобы было понятно, о чём пишет Наталья Владимировна, придётся кратко осветить всю эту ситуацию с арестами и вокруг них, Заметим, что и для нас некоторые сведения оказались новыми – они дополняют известную нам картину, но по-прежнему оставляют белые пятна.

Хронология

Для начала представим хронологию событий в контексте начинающейся Блокады. Сведём вместе как информацию, известную нам из уголовного дела Меркулова-Васильева-Палицына 4, так и сведения из писем Мегорской. Для читателя это, возможно, и излишне, но для нас – необходимо, поскольку, как сказано выше, часть полученных данных являются новостью для нас, и нам самим хочется прояснить картину произошедшего.

Итак:

  • 3 сентября

    – после рассмотрения в УНКВД ЛО неких «материалов о преступной деятельности» выносится постановление об обыске и аресте Е.Л.Васильева и А.А.Меркулова.

    Что это за «материалы», до сих пор неясно (видимо, какой-то донос). Вообще, существо уголовного дела мы оставляем в стороне, поскольку оно было целиком сфабриковано – надо было просто зачистить город от «пятой колонны»..

    – супруги заходят в гости к Анне Михайловне Горчаковой. 19.02

    Дата соответствует показаниями Васильева: приходил к Горчаковой, чтобы договориться о предстоящих ночлегах – предчувствуя неминуемый арест, он хотел перейти на «нелегальное положение».

    – арест Константина Владимировича Милорадовича.

    Наталия Владимировна называет явно ошибочную дату – 3 октября 03.11, но мы знаем точно, что уже 13 сентября Константин Владимирович был за решёткой – в этот день проводилась очная ставка между ним и Васильевым. А ведь её надо было ещё подготовить: добиться от Милорадовича показаний на Евгения Леонидовича, с которыми его и вывели на очную ставку – это должно было занять несколько дней. Мы не знаем, какое дело «шили» Милорадовичу, но понятно, что сначала проводились допросы непосредственно по его делу, и только потом попутно по другим его знакомым. Так что, 3 сентября представляется наиболее правдоподобной датой – Наталия Владимировна просто перепутала месяц.

  • 4 сентября

    Первый артиллерийский обстрел со стороны оккупированного фашистами Тосно.

    – подписаны ордера на арест Е.Л.Васильева и А.А.Меркулова.

    – Наталия Владимировна видит мужа последний раз. Она оставляет его на рынке в очереди за соевой колбасой, а сама отправляется к т. Шуре, а потом к Милорадовичам. 19.02

    Точной даты в письме не указано, но можно предположить, что этот эпизод произошёл именно 4 сентября, так как Наталия Владимировна пишет, что если бы знала, то могла бы провести с мужем ещё несколько часов (а не день). С другой стороны, непонятно, почему она указывает дату 3 сентября, когда говорит, что именно этого числа «папу срочно вызвали».

    – вечером или, скорее, в ночь на 5 сентября Е.Л.Васильев арестован.

    Обстоятельства неизвестны. Похоже, взят он был не на своей квартире.
    Во-первых, в стандартном протоколе обыска слово «обыск» зачёркнуто и написано: «оформление ареста», а сам протокол в качестве понятого подписывает дежурный по приёму арестованных в тюрьме УНКВД.
    Во-вторых, об этом явно пишет Наталия Владимировна, сетуя на то, что у Евгения Леонидовича в тюрьме нет тёплых вещей, поскольку увели не «из дома» 20.09
    С другой стороны, в протоколе указан адрес квартиры на Петра Лаврова, причём, написано так, что можно понять, что «взяли» Евгения Леонидовича именно там. По крайней мере, мы знаем, что после рынка перед арестом он побывал дома – купленную колбасу потом доедал кот Путька. 19.02 Складывается впечатление, что деда взяли на выходе из квартиры и сразу доставили в тюрьму. Наверное, это произошло случайно – трудно представить, чтобы НКВД стало тратить силы на предварительную слежку – как-то нетипично. А может быть, его действительно вызвали на завод и там (или по пути) арестовали. Короче, остаётся неопределённость.

  • 5 сентября

    – арестован А.А.Меркулов.

    – первый допрос Е.Л.Васильева. Начат в 20:30, закончен в 1:30 6 сентября.

    После допроса Васильев ознакомлен с постановлением о мере пресечения – содержание в тюрьме. Сданы личные вещи и деньги.

  • 6 сентября

    Немецкие войска достигли пригородов города. Гитлер приказом (Weisung № 35) останавливает наступление на Ленинград.

    – С 21:00 до 24:00 проходит обыск в квартире на Петра Лаврова. Понятая – Комендантова Татьяна Николаевна из 15 квартиры. Копию протокола обыска получила на руки Мегорская – стоит её подпись.

    Именно поэтому мы утверждаем, что 8 сентября Наталия Владимировна сознательно писала неправду детям, сообщая, что папу «отправили в командировку». Она точно знала, что он арестован. 08.09

    – тем временем в 22:15 начат второй допрос Е.Л.Васильева. Окончен в 5:00 7 сентября (6 час. 45 мин.). В основном, выбивали показания о Меркулове.

  • 7 сентября

    – воскресенье, экзекуторы отдыхают.

  • 8 сентября

    Начало блокады. Первая настоящая бомбёжка с воздуха.

    – третий допрос Е.Л.Васильева. 20:45-23:20.

    – Наталия Владимировна пишет открытку со словами о «командировке» папы. 08.09

  • 9 сентября

    Горят Бадаевские склады.

    – четвёртый допрос Е.Л.Васильева. Начат в 23:40, окончен в 1:50 10 сентября.

  • 12 сентября

    – Наталия Владимировна пишет открытку своей маме, из которой мы впервые узнаём, что А.И.Светлов тоже арестован. 12.09

    По семейной легенде ему инкриминировали подачу неких сигналов немцам во время дежурства на крыше.

  • 13 сентября

    – очная ставка с К.В.Милорадовичем. 17:00-19:00.

    – Наталия Владимировна пишет недошедшую до нас открытку. 15.09, 20.09

    – в окнах квартиры т. Оли после бомбёжки выбиты стёкла.

  • 14 сентября

    – пятый допрос Е.Л.Васильева. 1:00-2:00. О Светлове.

  • 15 сентября

    Первое снижение норм выдачи продовольствия.

    – очная ставка с А.А.Меркуловым. 12:20-15:10.

  • 16 сентября

    – арестован третий фигурант дела – Евгений Александрович Палицын, сосед А.А.Меркулова по дому на Салтыкова-Щедрина.

  • 17 сентября

    – все личные документы Васильева приняты в тюремную камеру хранения.

  • 18 сентября

    – шестой допрос Е.Л.Васильева. 14:35-15:45. Подтверждение признаний по всем пунктам обвинения.

  • 19 сентября

    – объявление об окончании следствия и предъявление обвинения.

  • 20-22 сентября

    – составлено и утверждено Обвинительное заключение по делу А.А.Меркулова, Е.Л.Васильева и Е.А.Палицына. Дело направлено в Военный Трибунал Ленинградского фронта.

  • 29 сентября

    – закрытое заседание Военного Трибунала Ленинградского фронта («Тройка»). Васильев в последнем слове просит «пожалеть моих детей». Все обвиняемые приговорены к высшей мере наказания – расстрелу с конфискацией лично принадлежащего им имущества. Выписки из Приговора вручены на руки осуждённым.

  • 2 октября

    – приговор приведён в исполнение. А.А.Меркулов, Е.Л.Васильев и Е.А.Палицын расстреляны.

    vs_3_exe.jpg
    Справка.
    Приговора на три человека приведены в исполнение 2/X 41 г.
    Нач. 7 отд. I СО УНКВД ЛО Алексеева
  • 27 октября

    – Наталия Владимировна наводила справки о муже. Ей ответили, что сведения разведённым не предоставляются, но дали понять, что Евгения Леонидовича нет в живых: «Я так вчера плакала, когда узнала что я никогда не увижу Ев.» 28.10

  • 1 ноября

    – Наталия Владимировна и София Юрьевна (т. Соня) получили официальное подтверждение, что их мужья расстреляны, при этом им не сообщили точную дату казни: «недавно, в октябре». 03.11

  • февраль 1942 г.

    – Софию Юрьевну якобы куда-то вызывали и сообщили, что А.А.Меркулов жив. Об этом пишут: Наталия Владимировна Вадиму 4 марта 04.03 и невестка т. Сони – А.М.Меркулова – в письме к Ирине от 05.07.1942: «Вот только наверное мы не узнаем о судьбе дяди Саши. В феврале тети Сони сообщили что он жив но о себе он не сможет дать знать долгие годы. А твой папа умер. так было сообщено твоей маме.».

    Можно понять, что Меркулова объявили заключённым «без права переписки». Если сведения верны, то это за гранью добра и зла.

Ситуация с Милорадовичами

Довольно значительное место в письмах Мегорской занимает тема Милорадовичей – непосредственное общение с ними, а также связанные с этой семьёй размолвки и ссоры с родственниками. Опасаясь цензуры, Наталия Владимировна пишет об этом туманными намёками в нескольких письмах. Саму фамилию Милорадовичей не произносит, ограничиваясь иногда буквой «М.», или называет их «милыми знакомыми, которые живут на той же улице, где Мила». (Предполагается, что дети знают адрес её подруги и соответственно вычислят, о ком идёт речь. Возможно, что эпитет «милые» и даже само имя подруги должны по ассоциации натолкнуть детей на разгадку). Наталия Владимировна, обращаясь к Ирине, признаётся, что «тебе конечно трудно все понять, из-за чего все это», но, тем не менее, продолжает в том же духе. 03.10, Сомнительно, чтобы тогда дети смогли уловить смысл всех недоговорённостей. Теперь мы попробуем внести ясность в этот вопрос. Складывая мозаику из отрывочных сведений и недомолвок, разбросанных по письмам Мегорской, с кусочками информации, доступной нам в настоящее время, мы получаем более-менее цельную картину произошедшего.

Наталия Владимировна постоянно ссорилась с родственниками из-за своих отношений с Милорадовичами. Доходило до «отказа от дома», что в её неприкаянном положении было весьма болезненным ограничением. А происходило это от того, что т. Соня и, в какой-то мере, т. Оля полагали, что именно Константин Владимирович Милорадович донёс на Е.Л.Васильева и их мужей. Причём, первой эту версию высказала сама Наталия Владимировна. Материалы дела ей, естественно, были недоступны, так что этот вывод она сделала, основываясь чисто на хронологии событий. С её точки зрения выглядело это так: несколько раз в конце августа и 2 сентября Милорадович приходил на квартиру к Васильеву и в присутствии Мегорской (и один раз Светловых) вёл довольно «опасные» разговоры. Взятие немцами Ленинграда казалось неминуемым, со стороны НКВД вполне резонно ожидались репрессии по отношению к «неблагонадёжным элементам», каковыми и являлись бывшие белые офицеры Милорадович и Васильев. Обсуждалась необходимость перехода на нелегальное положение до прихода немцев. 3 сентября, когда Наталия Владимировна и Евгений Леонидович как раз по этому поводу ходили к Горчаковой, был арестован Милорадович. На следующий день – Васильев, ещё через день – Меркулов, затем и Светлов. Простая логика подсказывала – «заложил» всех Милорадович.

В действительности особой вины его не было – все обвиняемые так или иначе под «воздействием» следователей компрометировали друг друга, часто по неосторожности, просто перечисляя своих знакомых и явно не отдавая себе отчёта в том, что признания в пораженческих настроениях приведут к расстрелу. Реальной же первопричиной, как это можно понять из материалов дела, стал, скорее всего, «неосторожный» разговор Меркулова с неким Ивановым, парторгом дома 32/34 по ул. Салтыкова-Щедрина, который просто по должности был обязан донести.

Версию о «доносе» Милорадовича охотно подхватили все родственники Меркулова, в то время как сама Наталия Владимировна от неё уже отказалась, считая, что нельзя «бросать камнем в человека, когда еще ничего не выяснено». 03.11 Она продолжала поддерживать отношения с женой Константина Владимировича. Этого-то и не могли понять и простить т. Соня и её домочадцы. Отношения с т. Олей до поры до времени оставались добрыми, но и с её стороны подспудно накапливалось недовольство, которое вырвалось наружу 4 ноября крупной ссорой и разрывом «дипломатических отношений». (Сцена была, видимо, настолько сильной и ранящей, что «их» дочь (одновременно родная и приёмная) отрезала кусок письма с её описанием.) 07.11

Семейная легенда о «доносе Милорадовича» дожила и до наших дней – мы собственными ушами слышали её от Вадима Евгениевича, который, в свою очередь, мог узнать подробности только у т. Сони уже после войны. Пролить дополнительный свет на всю эту историю могли бы потомки Милорадовича – внук Владимира Константиновича (и его полный тёзка) живёт в Омске.

Квартирный вопрос

Помимо страшных невзгод блокадной жизни положение Наталии Владимировны усугублялось её бездомностью и боязнью потери жилплощади.

В 1926 году семья Васильевых получила в коммунальной квартире на Петра Лаврова 2 комнаты общей площадью почти 40 кв. м. (21 + 18). В 30-х годах санитарные нормы жилья в Ленинграде снизились до 9 кв. м. на человека, и у Васильевых образовались «излишки», которые надо было оплачивать в двойном размере. Наталия Владимировна в своё время предлагала поменять две комнаты на меньшие по площади, но в результате к началу Блокады так и осталась одна в двух больших комнатах. Её сильно заботило сохранение квартиры для детей – об этом она пишет в восьми письмах. «Я не знаю удастся ли мне сохранить комнаты, но буду стараться.» Этот вопрос волновал её до последних дней, когда она уже чувствовала, что смертельно больна.

Чтобы оставить жилплощадь за собой за неё надо было платить – квартплату ведь никто не отменял! С этим-то, как раз, были проблемы – квартира не была оплачена с июля, а Мегорская нигде не работала. В октябре она сдала кровь и за 180 грамм получила 108 руб, что позволило внести деньги за июль и август (106 р. 50 к. с пеней). Наталия Владимировна и далее рассчитывала на донорство, но в конце декабря врач ей этого не позволил. Она вышла из трудного положения, продав ненужное теперь пальто мужа, и погасила долг по ноябрь месяц.

Кроме оплаты жилплощади, необходимо было также содержать её должным образом. Но и здесь – беда: после бомбёжки начала декабря в комнатах Наталии Владимировны были выбиты все стёкла. «У меня сразу стало 15° мороза, как на улице». Сама она, конечно, была не в состоянии решить проблему зияющих окон, поэтому жить в комнатах стало физически невозможно. Но теперь и соседи сильнее страдали от холода, так как за тонкой стенкой образовалось абсолютно неотапливаемое помещение. Как результат – обращение соседа к управдому, чтобы у Мегорской отобрали комнаты, раз она неспособна «заделать окна».

Цинизм ситуации заключался в том, что государство в лице коммунальных служб, неспособных выполнять свои обязанности – неработающие канализация, водопровод, отопление и тому подобное, – бросило на произвол судьбы своих граждан. При этом квартплата с блокадников исправно взималась, а те законопослушно её вносили под страхом потери жилплощади.

Ещё до декабрьской беды с окнами Наталия Владимировна практически перестала ночевать в своём доме. Уже в сентябре после первых бомбёжек, серьёзно затронувших район улицы Петра Лаврова, она предпочитала жить у «тёток»: т. Оли, т. Шуры или т. Сони. Конечно, тут было и стремление скрасить одиночество, внезапно свалившееся на неё. Однако постоянные ссоры с родственниками вынуждали Мегорскую то и дело возвращаться к себе, тем более, что, как и все ленинградцы, она перестала обращать внимание на бомбёжки. Но тут в дело вмешалась погода – уже в октябре началось серьёзное похолодание, а в ноябре – первые заморозки. Семьи обзаводились буржуйками и старались проводить время в одной комнате, где устанавливалась печка. Такой возможности у Наталии Владимировны не было, и «в ход пошли» соседи и знакомые. Так она и мыкалась по ним, чувствуя себя приживалкой, хотя и старалась быть полезной: носила воду, стояла в очередях, отвозила покойников на кладбище и так далее. Иногда всё же она ночевала дома, когда было совсем уж невмоготу или к этому вынуждала «принимающая сторона». Ну а после вылета стёкол и эта опция была аннулирована – своего угла у Наталии Владимировны не стало. «Да, детишки, тяжелее всего быть бездомной собакой», – писала она 18 января.

Надо отдать должное соседям и знакомым Наталии Владимировны – они, так или иначе, помогали ей, предоставляя кров, уход за больной, а иногда и пищу. У чужих людей она и умерла. Мы до сих пор не знаем, у кого.

Замечания по публикации

В дальнейшем мы пользуемся сокращениями основных имён: Наталия Владимировна Мегорская – НВ, Евгений Леонидович Васильев – ЕЛ, Ирина Александровна Светлова – ИА, Вадим Евгениевич Васильев – ВЕ.

Главные адресаты всех писем – дети: ИА и ВЕ (есть письмо, адресованное конкретно ВЕ), но в одном случае адресатом является мама НВМария Юрьевна 12.09.

Орфография сохранена, только иногда, когда явная описка затрудняет чтение, мы вставляем буквы в квадратных скобках. НВ в целом пишет грамотно, только часто игнорирует знаки препинания, а дефис ей вовсе не знаком.

Письма, особенно поздние, представляют собой сплошной поток сознания, кроме того НВ экономила место на бумаге, соответственно, слежение за ходом мыслей затруднено. Поэтому для удобства восприятия мы иногда добавляем переносы строк.

Знаки вопроса в квадратных скобках означают сомнения в прочтении рукописного текста. Совсем нечитаемые или утраченные слова заменяются троеточиями или <нрзб>. Комментарии публикаторов тоже даются в квадратных скобках.

После каждого письма или открытки приводится список упоминаемых в них лиц с небольшой расшифровкой – в том виде, как они встречаются в тексте. В разделе Упоминаемые лица все эти персоны сгруппированы и расшифрованы более подробно (по мере возможности) с указанием дат писем, где они упомянуты.

Некоторые почтовые отправления, чтобы можно было представить, как они выглядят в реальности, иллюстрируются соответствующими фотографиями.

В процессе поисков сведений об упоминаемых лицах попутно образовался список умерших жильцов дома 44 по улице Петра Лаврова. Его мы назвали «Блокадный мартиролог дома 44» и помещаем в конце.

Последнее замечание

Может показаться странным слишком формальный и холодный тон этого вступления – вроде бы, речь-то идёт о родных людях. Но без отстранённости не обойтись. Ведь если читать письма глазами тех, кому они предназначались – нашим маме и папе (Ирине и Вадиму), то слова типа: «папы больше нет на свете» не могут не вызвать слишком сильных эмоций – уже наши глаза оказываются «на мокром месте». Никакой анализ невозможен.

Так что, читайте сами.


Письма

08.07.1941 Открытка

1941.07.08_NV_1_adr.jpg 1941.07.08_NV_2_txt.jpg
Ленинградская область
ст. Лычково
Молвотицкий район
почт. отд. Марево
189(11) школа уч. 8 кл.
Светловой Ирине
--
Ленинград 187 Петра Лаврова 44 кв. 6 Н.В.Мегорская
--
8/VII-41 г.
Дорогие ребятки Ирочка и Вадик!
Узнала сейчас в школе ваш адрес и скорее пишу.
Твою открытку от 3/VII получила 6-го.
Т. Оля ни разу не позвонила ну и я ей не звоню.
Муся с Верой Н. сбежали, записались в колхоз.
Галя А. со школой не поехала, хотя уже сидела в поезде. З.Д. ее взяла за полчаса до отправки, с риском пропажи всех вещей. 5-го числа З.Д. неожиданно устроилась за 1½ ч. до отхода поезда ввиду болезни одной из воспитательниц ей предложили место при детском саде. И Галя и Володя поехали вместе с ней. Вещи Галины на ст. Лычково они получили. Прислали мне об этом телеграмму.
Вадик огурцы твои папа пересадил (6-го) в ящик, ходил по моей просьбе в садоводство за землей. Самый большой подсолнечник в отдельном горшке, скоро наверное будет цветок.
Путька без тебя Вадик очень отдохнул, почти каждую ночь так возится и играет, что мешает спать. все летит на пол.
Ира, если будет время сшей из голубого сарафан с кофточкой.
Папа вас крепко целует. Ира, пишите каждый день
Кто такие? Лера?, Таня?, а мы уж созвонимся
сверху вверх ногами:
Привет от Тоси и Зои Калининых
слева по краю:
Не чисто разберешь и темно писать. Целую ваша мама

Нина Белозерова (по воспоминаниям ВЕ):
В Мареве дети какое-то время жили в школе. Папа любил вспоминать, как они с мальчишками там пасли свиней. Каждый раз, когда проезжали мимо, он показывал на эти поля.
А еще он рассказывал, что их там кормили жирными котлетами, видимо, из этих же свиней. И одна девочка написала домой, что, если еще раз дадут эти ужасные котлеты, я брошусь под поезд. Видимо, перлюстрировались и детские письма, потому что ее клеймили перед строем. Юмор был в том, что ж/д была, мягко говоря, не близко.
Немцы подходили очень быстро, поэтому было решено ехать в Кировскую область. На грузовиках вернулись в Лычкова, ну и дальше. И, похоже, в Лычкове они как раз 18-го июля и оказались. Потому что про бомбежку папа тоже рассказывал. Типа, я не очень испугался, потому что у меня был жуткий понос и я думал только об этом.

10.07.1941 Записка

1941.07.10_NV_1.jpg1941.07.10_NV_2.jpg
12 ч.? дня 10/VII
Ирочка, что это от тебя нет ничего.
Я тебе опустила открытку 8/VII уже в 12 ч. ночи. Адрес мне сообщили в школе.
Я много сейчас писать не могу так как нужно к пол второму на работу.
интересно будут меня дальше перебрасывать или нет.
--
Я думаю, что ты написала, но наверное задержка почты
С места еще ни от кого не было писем, а все со станции Лычково. От Ани из 7-го №, от Бориса Смирнова, от Вовки Ник.
от нашей станции поехали в Ярославскую о.
И поехала Эра. Знать бы так ты бы с ней н...?
ей уж есть 15 лет.
Поцелуй Вадика.
Путька один высаженный отдельный росток огурца съел ...
сбоку по краю:
Мама

17.07.1941 Письмо (лист с половинкой)

17/VII 41г.
Дорогие Ирочка и Вадик.
Твое письмо Ирочка я получила 12-го, я звонила домой в 5 ч. и мне сказала Зина П. что писем нет.
В школе я очень удачно застала приехавшую от вас Катю Антипову. Из рук у нее я взяла письмо Тани Алибековой. Конечно я удивилась, что нет от тебя письма, но не особенно огорчилась, так как она все очень подробно рассказала, когда я шла по бульвару, я встретила Ст.Иг., которая говорит, что мне писем нет, а есть от Вовки Никитина, (как ей прочел Смирнов) показывает мне конверт, а там я замечаю первым делом фамилию Светлова. Я на бульваре не стала читать письмо и пошла скорее домой.
За мной пришли из 7-го № Анина мать и еще какая то мне не известная. У нас были Зина М. с мужем. И вот папа читал вслух твое письмо. Письмо замечательно написано, особенно понравилось насчет поезда.
Обе эти матери уходя благодарили и говорили, пойдем передадим радостную весть. Мне даже смешно стало, ведь они совсем не касаются вашей школы.

Ирочка, ну я пишу ерунду все, а есть дела очень важные. Папу отправляют на Урал и можно ему ехать с семьей.
сверху надписано: В любой момент
Если вас благополучно переправили, то в дальнейшем будет видно, будете ли вы со школой или он возьмет вас к себе, там будет ближе чем отсюда.
Мне напечатана бумажка, чтоб меня отпустили с работы, но вчера сказали, что Указ правительства на телефонисток не распространяется и не отпустят. Папа очень огорчен, а мне очень не хочется ехать.
Хотя с одним Путькой не очень то весело ты сама понимаешь. Уже вчера мне пришлось первый раз испытать это, я пришла домой в 1-ом часу ночи, а папа пришел сегодня утром в 8 ч. Спала я правда очень спокойно, но потому что вообще спокойно, два дня не было даже никакого тревожного гудка. Меня теперь почти все время будут назначать на поздние вечера, так как почему то не всем дали ночные пропуска.
Ира пиши на т. Соню и т. Олю понемногу. М.б. все таки я и уеду. Преподаватели сегодня вероятно не поедут, и если что выяснится то я успею. Я тогда принесу письмо на имя Вадика. Я хотела послать пятьдесят, достала у Анны Ал. но не принимают и я на риск вкладываю тридцатку. Расходуй экономно, когда еще будет возможность.
Вадик огурцы твои зацветают маленькими цветочками, подсолнечник тоже скоро зацветет. Пиши и ты Вадик, а то можно подумать, что ты и писать разучился. Путька без тебя Вадик отдохнул, он целые дни один. Ну крепко вас целую и папа также.
Люб. мама
Привет от Беллы Мазе (я от нее и пишу, она мне дала перо и бумагу, а то у меня второпях дома было написано карандашом сумбурное письмо
Привет от Тоси, Зины, Зои Калининой. От всех тетей, от Веры Ник. и Муси. Они вчера заявились и очень хотели ехать с нами, но вот насчет меня то и загвоздка.
Я очень рада, что погода изменилась, стало холодно, а то была жара 44 гр.
Целую еще раз
В открытке я писала чтоб ты себе сшила сарафанчик с кофточкой из голубого.

21.07.1941 Записка

21/VII
Дорогие Ирочка и Вадик.
Пользуюсь случаем послать вам весточку и немного денег. (15 руб.)
Вчера у меня было написано обстоятельное письмо, а сейчас уж что только успею.
над строкой дописка:
но не удалось из тревоги застать мамашу Тет.?
Будьте самое главное в хорошем настроении, ведь вы ехали не на курорт. Здесь сейчас так ужасно жарко. Если вы это письмо получите только в Котельничах, то из письма которое передаст мама Иды М. вы узнаете подробнее.
Насчет поездки на Урал еще и сегодня не выяснено.
Пиши на т. Соню главным образом.
Я с работы взяла расчет и готова ехать с папой на Урал.
Ирочка возьми себя в руки и не распускайся, помни что мне 18-19-20 г. было тяжелее и ничего еще и вас родила. Здесь же сейчас совсем не мед.
Тане Алибековой мама написала письмо, но не знаю пошло ли оно с кем нибудь. Действуй на других своим благоразумием.
А взять вас и из Котельнич можно, тем более поедем если на Урал, то обязательно.
Привет от т. Шуры, т. Веры.
Все находят что лучше вам быть там и Ал. Иванович так смотрит и д. Саша.
сбоку:
Целую мама
на первом листе сверху дописка:
Познакомься с Алей Ишов и напиши о ней, ее мама очень беспокоится о ее здоровье.
сбоку по краю:
Привет от Путьки. Огурцы цветут.

08.08.1941 Открытка

Кировская область
ст. Мураши
п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград 187 Петра Лаврова 44-6 Н.В.Мегорская
--
8/VIII-41 г.
Дорогие Ирочка и Вадик!
Сегодня (8-го) в 11 ч. утра мне т. Соня по телефону передала твою телеграмму с адресом. Ты молодец Иринка всюду первая. Я сейчас же сообщила адрес Софии Филлиповне Вальтер и мы сообща с ней послали телеграмму надеюсь понятную. Потом на всякий случай позвонила Марголину и как раз случайно дома был папа Иды. Я так хотела спросить у кого нибудь из жильцов нет ли телеграммы и ему. Он был мне очень благодарен за беспокойство
Как ты видишь сама я преспокойно была на месте, но без работы. Расчет мне не хотели давать, но посколько была официальная бумажка должны были отпустить. Ехать ни мне ни папе очень не хотелось и вышло по нашему желанию. Плохо то, что из за неразберихи я оказалась без работы.
Папу с 28-го/VII я проводила с Вит. вокз. (место неизвестно) на такую работу как тебе пришлось один раз делать помнишь еще когда ... ... туфли запрятала. Мне только благодаря болезни своих ног не пришлось тоже отправиться.
Муся с Верой Ник. уехали в Вологду лишь 29-го/VIII sic, а распрощались уже 22-го/VII и я воображала, что они так и уехали как звонили. 10 дней были здесь еще и не могли позвонить. В мое отсутствие позвонила Муся 2-го и Клавка мне поведала, что они уезжают и с дороги напишут.
Все твои письма я получала. Только "спасибо" девочкам не знаю кто они одна принесла письма от 12-19-го. 2-ая от 20-го опустила 7-го/VIII а от 25-го до сих пор нет.
Кляксы это пальцы Путьки, личный от него привет.
Все время волновалась, (на основании слов Б.Смирнова) что у Вадика понос.
Т. Оля тоже получила твою открытку от 31/VII. Вообще все письма доставляются только долго.
Пишу вечером? письмо
сверху вверх ногами: Целую мама
сбоку слева: Открытки как факт быстрее доходят. Сообщи адрес Гали
сбоку справа неразборчиво: Остальное? … из … и от Меркуловых?

10.08.1941 Письмо т. Шуры

Ленинград 36
Лиговская 39 кв. 3?
10/VIII 41.
Мои милые, дороги Ирочка и Вадик.
Я и тетя Вера крепко целуем Вас обоих и каждое утро и вечер, а также и в других местах вспоминаем вас и от всей души жалеем. Бедные детки сколько Вам пришлось перенести невзгод за это время.
Но у нас есть случай у знакомых еще хуже Вашего.
Ирочка, тебе наверно будет разочарование, что в мамином конверте письмо не от нее, а от меня. Но завтра она сама будет писать тебе.
У нас пока все благополучно, для нас с тетей Верой голодновато только, т.к. во первых по нашей карточке очень скромный паек, а коммерческие магазины и рынок для нас недоступны. У меня ведь всго 90 р. пенсии, а у тети Веры – ничего.
Большое спасибо дорогая Ирочка за твою открыточку и за твои поклоны нам с Верой в маминых письмах.
От Димочки было одно письмо к Марье Николаевне и от Ольги Алексеевны письмо к Фене. Находятся они все там же куда сразу поехали.
Станция Любим. Ярославской области, Деревня Сумароково. От станции 25-ть километров. В большой глуши. Но местность очень хорошая. Живут они в старом престаром доме. Ольга Алексеевна внизу в углу за печкой, а Димочка на чердаке, на сеновале с мальчиками. Встают в 4 ч. утра и идут ломать ветки для скота.
А теперь Дима работает на огороде.
Вера Николаевна и Маруся на той неделе укатили на свой счет в Вологду на пароходе.
Юлия Алексеевна мама Бори Мегорского еще раньше уехала куда-то с с очагом?, но с большим кажется комфортом.
Остальные никто, никуда не поехал, т. как решили, что в Ленинграде спокойнее всего, а самое главное и ехать некуда.
У нас по дому бывают всякие повинности, дежурства, при чем во время тревог должны все выходить во двор на помощь дежурным.
Пока все благополучно, а что дальше не знаем. Настроение в Ленинграде у жителей, спокойное, и духом не падаем.
Марья Николаевна целует тебя и Вадика. Ей приходится очень много работать: 11 ч в день, хотя она и пенсионерка, но должна работать как и все, а уйти с работы во время войны ведь нельзя.
Затем крепко крепко целуем вас обоих дорогие наши деточки.
Я дежурю и все что могу исполняю, к тому же кварт-уполномочин. А тетя Вера освобождена.
сбоку по краю:
Любящая Вас тетя Шура

д. Сумароково

12.08.1941 Открытка

Кировская область
ст. Мураши
п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград 187 Петра Лаврова 44-6 Н.В.Мегорская
--
12/VIII 41
Дорогие ребятки.
Написала эти два слова и не знаю что писать. Ты уж наверное теперь получила и мою открытку от 8-го и т. Шурино письмо.
Папа еще не вернулся, но это теперь обычное явление.
Сегодня ночью из окна свалился Путька. Видно так у него все цело, так как сам мог забраться на кровать, а разбит у него нос и есть и пить не может и голосу нет. Дали ему мясо мелкими ниточками не может есть. Мне одна была отрада помурлычет он, но наверное, отлежится.
Ты видишь Ира из телеграммы, что я познакомилась с С.Ф.В.
Телеграмму предложила послать я расчитывая (общий адрес) будет стоить вдвое дешевле, но к ужасу моему стоило по 7 р. 50 к. на брата. Дорого обошлись "крепкие поцелуи" совсем неважные. Моя цель была дать понять, что мы не уехали, а посылала то телеграмму она. Наверное не сегодня завтра от тебя будет письмо и тогда я вы[я]сню интересующие меня вопросы.
Получила ли ты письмо от 17/VII от Марголиной и 30 р. от Сусловой от 21-го и 15 р. и от преподавателя Петрова в твоем вывороченном смятом конверте письмо и 10 р. денег, от 22 или 23-го не помню точно. После этого я не писала.
Тебе и Вадику наверное не раз думалось, что наверное мама нас совсем не любит, что даже не пытается взять нас, но уже теперь видно, что очень хорошо, что я и не пыталась. Теперь все равно пришлось бы уезжать.
Ира еще раз предлагаю сообщить фамилии, адреса и тел. старших девочек (необ. 8-го, а м.б. и 7-го * и писать вам каждый день по очереди. Напр. сегодня мне С.Ф. прочла все письмо Иры по тел., а твою открытку от 31-го я ей прочла, она очень долго не имела от них известий.
Письмо от 28/VII так и не получено, от 20-го получила 2-го уже после твоей телеграммы и открытки
по краю: Привет от Зины.
по краю: Привет тебе от всех соседей. Целую люб. Мама

* – 8 и 7 классов.

15.08.1941 Открытка А.И.Светлова

1941.08.15_Svetlov_1_adr.jpg1941.08.15_Svetlov_2_txt.jpg
Кировская область
ст. Мураши
почт. отд. Верхораменье
189 школа
Светловой Ире
--
от А.И. Светлова
Ленингр 68 Б.Под'яческ. 22 кв.2
--
15/VIII 41 г.
Дорогие Ирочка и Вадик!
Наконец то приветствуем Вас с окончательным приездом в безопасное место и с хорошим устройством на нем. Наше первое письмо к Вам вернулось к нам обратно. Посылаю, всетаки открытку, т.к. надеюсь, что она скорее дойдет. Во втором письме я ставил вопрос о возвращении Ирочки обратно в Л., чтобы учиться в 8 классе. Сейчас об этом не может быть и речи. События так складываются, что эвакуируют всех детей вместе с матерями, служащими и неслужащими (последних сперва). Хорошо, что Вы устроились и о Вас не нужно беспокоится. Бедная Нина Петровна пишет нам, что много натерпелась в дороге, но еще не доехала с Ляликом до Самары.
Мы живем сносно. Здоровье у обоих слабоватое но лучше. Бомбежки еще не было. По карточкам дают все положенное, но ведь этого не совсем хватает. Прикупаем по коммерческим. Денег, конечно, все не хватает. Твои письма передаем твоей маме. Их от'езд пока отменен. Заменили другими из особенно добивавшихся от'езда. Они особенно не горевали.
Твоего папу послали на работы по рытью окопов. Он на 2 дня вернулся и потом опять поехал. Они Вам пишут, но письма идут медленно.
Пишите.
сбоку слева:
Хоть ... у Вас(ней)ну?. Берегите здоровье. Не пейте сырой воды. Пиши дневник. Потом будет интересно читать свои наблюдения за разными характерами?
  • Нина Петровна с Ляликом – какая-то родня Светловых.

16.08.1941 Письмо

19-16/VIII-41 г.

13/VIII
Дорогие Ирочка и Вадик.
Сегодня (13-го) наконец то приехал папа. Я по правде сказать, когда его провожала не очень была уверена, что вообще увижу его. Вот напр. провожая вас у меня было определенное чувство, что я вас увижу.
Открытку которую я написала вчера (12-го) только сегодня опустил Гр. Ант., а ночь она пролежала на столе у Зины П.
Вчера я не хотела писать, что я больна, но сегодня – я чувствую себя лучше, только сегодня появилась слабость. Ни с того ни сего у меня дизентерия. 9-го я ела на улице эскимо и еще удивилась, что мне с рубля дала 60 к. сдачи. Зелени я в этом году, (кроме одного маленького огурчика, который мне дала Зина П.) даже не видела. Началось у меня 10-го вечером и в ночь на 11-е у меня t по самочувствию была 40°, а я восседала среди ночи при открытом окне несколько раз наверное минут по 15. Сегодня за то у меня раздувается нос красный как свекла и около носа лихорадка на щеке. С вечера 10-го и по 3 часа дня 13-го я съела 3 малюсеньких сухаря и несколько кружек чая, потому что ни одного из моих кормильцев не было со мной.
10-го веч. Зина М. была у меня с Вовой, она хотела что Вова и отец у меня переночевали им так нужно было. При Зине у меня началось, ну и конечно мне совсем было бы неприятно ночью из за них себя стеснять. Были бы девочка и женщина. Потом она думала одного Вову, ну а в конце концов благополучно увезла его домой. На утро он приехал, чтоб посидеть у меня день, но мне и это мешало. Ты знаешь какая у меня симпатия к ним обоим. Вскоре приехала и Зина и когда я рассказала про t и свое состояние, то она его опять увезла.
Врача в этот день мне никто не вызвал. Если б у меня был бактериофаг, мне бы не пришлось так запустить дело. Я уж ли не специалистка по поносу из за Вадьки.
За все время пока я не получила твою открытку от 31-го я волновалась, что у Вадика понос. Мне об этом (якобы с твоих слов при встрече с Бор. Смирн.) еще 28-го передал Гр. Ант.
Я тебе в общем ни разу не писала настоящего письма. Так что теперь создался очень большой период, который нужно охватить и письмо из за этого выходит очень сбивчивым.

16-ое авг.
Продолжаю письмо. В твоем письме от 6-го к т. Соне ты пишешь что вас разместят по избам. Я уже заранее беспокоюсь о ваших вещах. Как нибудь гарантируй их сохранность. Если попадутся хозяева хорошие, то просто м.б. лучше им же сдать на хранение что получше и мелочи, а то пока вы будете в школе их же ребятишки могут растаскать или испортить. Мулинэ напр. канву, полотно, батист – м.б. попросить какую нибудь преподавательницу спрятать или Марголину. В общем надеюсь на тебя что примешь меры.
Что ты надумала сушить чернику, это очень хорошо если тебе удалось. Вот напр. я сейчас больна, в аптеках сух. черники нет, а где то папа видел так нужен рецепт врача, а так черника стоит 13 р. кило. Вчера мне Коханкова купила 150 гр., а сегодня т. Соня принесла 200 гр.
Как хорошо что я вас не забрала обратно, теперь надо уезжать в обязательно порядке матерям с детьми. А куда нам бы ехать?
Я только хотела писать тебе адрес Гали А. они уж давно прислали адрес (Белая Холуница Кир. обл.) а сегодня пришла телеграмма от З.Д. "сокращена телеграфируй совет отъезда Беднодемьяновск Зина."
Гр. Ант. живет все время здесь, ему из за нарыва на пальце оперировали в Мечник. б-це правую руку и вот уж скоро месяц он ходит с недвижимой рукою.
Зин. Дм. попала с детьми 18-го VII в передрягу, потеряли одеяло, подушку, Володино пальто и вообще что было с ними кроме большого багажа.
Ирочка выясни пожалуйста насчет письма в незапеч. смятом (твоем перевернутом) конверте с 10 р. которые я лично отдавала преподавателю Петрову 22 или 23 июля. Я как раз со слов Дины Ал. сомневалась в Сусловой, а тут видать все в порядке.
Ира насчет пальто и чего теплого не знаю что удастся, Варюша согласилась шить (на Зину. П) тебе пальто, но вот тут я заболела и по правде сказать как то шить то неизвестно м.б. послать и нельзя будет, а ведь денег нет платить за работу.
Я 10-го написала заявление опять на станцию и вот заболела, хотела 11-го идти. У папы на зав. тоже можно устроиться телефонисткой, по правде сказать ни туда ни сюда все тяжело, хотела бы куда нибудь в гостиницу. Вообще то сейчас устроиться куда либо не женам мобилиз. почти невозможно.
Ирочка заставь Вадика написать хоть несколько слов. Я из за него очень рада, что нет речки. Уж скоро месяц как пришла телегр. что утонула Люся Павлова. Зин. Алексееву взяли, она здесь. Медведь сбежал. К[л.] Вас. мне вчера сказала, что и Вадик наверное тоже будет пытаться, но я все таки лучшего мнения об его умственных способностях.
Ирочка пиши опять? домой. Папа говорит чтоб я ехала к вам, а что я там буду делать? Простой дояркой, свиноводкой и пр.

дописка на первом листе сверху вверх ногами:
Папа очень постарел отращивает седую бородку клинушком.
Путька отлежался двое с половиной суток ни одной капельки не пил и ни крошечки не съел. А теперь только подавай только голоса нет еще настоящего хотя уже мурлычет. Вот живучие животные с 4-го этажа упасть и ничего. Носик прошел у него ... Привет от него.
сбоку по краю листа:
Вам все передают приветы, но на открытках прямо нет места писать. Крепко целую мама

19.08.1941 Письмо Е.Л.Васильева детям

1941.08.19_EL_1.jpg1941.08.19_EL_2.jpg
Дорогие любимые Иринка и Вадик.
Целую Вас крепко крепко. Пишите побольше как вы там живете. Меня и маму все интересует, что касается Вас.
Я был по трудовой повинности на рытье окопов за Новгородом. Видел как бомбили Старую Руссу и аэродром, который мы строили. Сам побывал и под пулеметным огнем и под бомбами <нрзб>.
Вы наверное теперь поняли, что хорошо сделали рано уехав из Ленинграда со своей школой. Теперь дети отправляются со своими матерями и будут жить в гораздо худших условиях. Мои дела очень плохи т.к. меня сокращают: УКС ликвидировался, а на Заводе и своим делать нечего.
Найти работу в Ленинграде сейчас очень трудно. Не знаю что и делать. Мамочка ведь тоже безработная по вине моего бывшего начальства, которое сперва приказало мне ехать на Урал, после оставило в Ленинграде и послало рыть окопы.- Если уцелею в этой передряге, то после раскажу Вам все подробности.
Вадимка у тебя скоро начнутся занятия. Занимайся родной получше.
Если будет трудно – попроси помочь Ирочку. Держитесь вместе. Обоим легче будет перенести возможные невзгоды. – У меня на душе очень тяжело. Скучаю по вам. Еще раз горячо и крепко целую Вас, родные.
Пишите чаще и больше.
Вадимка царапай и ты. Брось свою лень.
19-VIII-41
Папа

20.08.1941 Открытка

Кировская область
ст. Мураши
п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград 187 ул. Петра Лаврова 44 кв.6 Мегорская Наталия Владимировна
--

20/VIII 41 г.

Дорогие Ирочка и Вадик.
Давно ничего нет из Мурашей, ни Вальтер {от 5-го), ни Марголин (от 7-го) ничего не получали. А от тебя Ира последнее письмо т. Оле и т. Соне от 6/VIII. Не скучай.
сверху над строчкой вписано:
Получила сейчас твою открытку от 11-го.
Вчера (19-го) снесла в школу посылку. Дина Ан. К. сказала, что вероятно 22-го отправят.
Я с 10-го числа из за болезни не выходила на улицу, у меня сильная слабость.
Вчера мне позвонил папа Иды о приеме посылок. Я со своей стороны позвонила т. Оле, и вот то что она смогла достать, то я послала.
800 гр. (всего) конфект, (по 200 гр. разных). 400 гр. по коммерческой и 400 гр. по карточкам одолжила т. Соня. 200 гр. печенья т. Оля послала от себя. Т. Оля дала свою серенькую горжетку, берет коричневый. Я попросила ее купить тебе рейтузы. Шерстяных конечно нет, но и эти черные бумажные она еле еле ухватила последние.
Под низ оденешь гетры шерстяные, которые заштопаешь и будет тепло и внизу и наверху шее и голове от берета и горжетки. Жаль конечно что нельзя послать пальто, но страшно сразу рисковать всем!
Вадику опять нет его № галош. 6-го числа я видела, но подумала куплю и будут мертвым капиталом лежать, как уже лежат в сундуке мои 5 №. Сегодня попробую съездить вдруг на счастье есть. Также постараюсь купить вам книги для ученья.
Эту уж посылку запакую на имя Вадика, а там уж вы разберетесь. Проситесь как нибудь вместе жить. Положила 2 куска туал. мыла (по ком. ц. 1р. 50 и 1р. 80) 1 кусок для стирки твои сарафаны материал, 3 пакетика ваты, платье фланелевое. Хорошо если получите.
Пишите чаще. Вадик, когда же дождемся от тебя
сбоку по левому краю:
Целую крепко. Папа вам написал в посылке. Мила уехала в П...?
сбоку по правому краю:
Путька отлежался как будто и не падал с 4-го этажа

23.08.1941 Открытка

Кировская область
ст. Мураши
п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград 187 ул. Петра Лаврова 44 кв.6 Н.В.Мегорская
--

23/VIII 41 г.

Дорогие Ирочка и Вадик.
Письма твоего от 11-го еще не получила. Видишь как открытки быстрее доходят.
Соф. Фил. еще ничего от своих не получила. Наверное Ира тоже письмо написала, в тот же день.
Ты Ира молодец, моя дочка. Я так в тебе уверена. Вадик слушайся Иру, с ней не пропадешь. Вадька, хоть и не хочется на таком далеком расстоянии ругаться, но все таки скажу тебе, ты балда. Обязан написать хоть несколько слов. Ведь как никак а в IV классе считаешься, как же ты учиться будешь, если строчки маме с папой написать не можешь. Отговариваться что писать нечего – враки.
А если б Ира не писала, ты тоже бы не писал? Так бы мы ничего и не знали о тебе.
Ира сообщаю тебе о З.Д. и Гале.
Зин. Дм. видимо теперь на пути к своей матери (как следует из ее телеграмм к Гр.Ан.)
адрес. ст. Торбеево Ленинск. ж.д. г. Беднодемьянск Пензенской обл. Революционная ул. 18. Елиз. Дм. Алмазовой.
Ольга Дм. все время здесь ночует и готовит Гр. Ан. Из за своей руки он еще месяца 1½ (в лучшем случае) инвалид.
Ирочка я Варюше отнесла тебе пальто шить но что реальное для тебя из этого получится не знаю.
21-го папе директор предложил ехать туда же, где уже находятся все уехавшие месяц назад, а именно (дурацкое назв.) в Верхнюю Салду. Письма от[т]уда – ни деревца ни кустика.
Хотя ты и высказываешься чтоб ты хотела чтоб мы были там, но Ира перестань скучать и плакать, а для меня дороже всего город в котором я родилась.
Папа мне позвонил по телеф. в 6 ч. веч. 21-го и надо было сразу решить, а я спросила завтра утром не поздно будет. Папа сказал "нет" и приехал домой, а вчера и даже сегодня заявление лежит и директ. нет. Папа загадывал на трамв. билетах и ему 4 раза выходило ехать. М.б. я и буду виновницей всего, но мое сердце говорит не надо ехать. *
Я очень ослабела после дизентерии, а продуктов ведь нет никаких и в довершении Зина П. потеряла обе наши карточки на 400 гр. сахара 400 гр. конфект 100 гр. масла крупу, селедки. Сахару нет ни кусочка. Конф. "карандаши" стоят 65 к. штука.
24-го посылку (с книгами не посылала) так как Вовка М. сам забирает свои книжки уезжая, а сначала Зина М. мне предл. их продать.
сверху вверх ногами:
от Муси ничего нет. Привет от Путьки.
слева по краю:
Если поедем сообщим телеграммою
справа по краю:
Перемени пластинку? и не скучай, вас двое не пропадете

* – к сожалению, «сердце» обмануло. Если бы уехали, возможно, ЕЛ избежал бы ареста, а НВ не умерла так рано.

26.08.1941 Открытка

Кировская область
ст. Мураши
п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград 187 Петра Лаврова 44-6 Н.В.Мегорская
--
26/VIII
Дорогие Ирочка и Вадик.
24-го получила твое письмо от 11/VII
23-го Валя занесла твою записку от 13-го и 25-го получила письмо от 16-го. Приходится (как и с самого начала поездки) только хвалить и благодарить тебя.
Ирочка, кажется твое желание исполняется и папа опять командируется на Урал в г. Златоуст. Отъезд назначен на 29-ое. Пальто тебе шьется.
Отправка посылок из школы назначена на завтра (27-ое). Пальто видимо к отправке не будет готово, тогда мы берем его с собой и как нибудь будем стараться переправить уже там. Сейчас ничего предвидеть нельзя.
Во всяком случае, посылка с гетрами, рейтузами (бумаж) флан. платьем, мылом 800 гр. конф., т. Олиной серенькой горжеткой уже находится в школе с 20-го числа и пойдет к вам. Если завтра не отправят, т. Оля обещала привезти тетради. Дадим телеграмму когда будет все ясно, но конечно как все это будет неизвестно.
Я после болезни начинаю немного оправляться. Сегодня стояла в очереди и достала 15 шт. яиц в дорогу (по 5 шт. дают)
Проезжая близко около вас опустим письмо, но брать сразу конечно нечего и думать, пока мы не знаем тамошних условий.
Открытка у меня получилась очень нескладная, но я очень устаю последнее время и голова плохо варит.
Тобой и Вадиком я очень довольна. Очень жалею, что он заболел, но надеюсь, что во время перехватили болезнь. Важно есть ли у вас там бактериофаг. Мне папа нашел по рецепту, а теперь сколько я в аптеках ни спрашивала нигде нет.
Привет тебе от всех кому ты посылаешь приветы. Я и папа крепко вас целуем. Люб. мама.
сверху вверх ногами:
Пиши опять на т. Соню и т. Олю
слева по краю:
Вышлем денег тебе, сейчас еще не знаю сколько.

30.08.1941 Открытка

Кировская область
ст. Мураши
п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград 187 Петра Лаврова 44-6 Н.В.Мегорская
--

30/VIII-41 г.

Дорогие Ирочка и Вадик.
Завтра будет неделя как я получила твое последнее письмо от 16/VIII. Мы попрежнему дома, собираемся каждый день, но все откладывается отъезд. Делаем себе волосяной матрас, купили ватное одеяло за 84 р. (верх темный ситец в цветочках, а низ серый) чтоб было не марко. Посылки ваши тоже еще на месте. Хотим послать красное одеяло, хоть тебе Ира, а ты Вадику дашь свое, а то ватные у вас короткие и у Вадика всегда голые ноги торчали, а там их покрывать некому.
Путьку, если мы уедем, берет т. Соня, д. Саша согласился.
Пальто твое Ирочка дошивается, но меня очень беспокоит такое долгое откладывание отправки посылок с одной то стороны хорошо (из за пальто), а вообще то плохо.
Встретила на днях Лену Тумм, она обещала тебе написать. Учиться не предполагают.

31/VIII
Вчера не смогла дописать открытку некогда было, нужно было съездить получить на станции членские взносы в кассу Взаимопомощи (30 р.). Так и не пришлось ни разу воспользоваться ссудой.
Зашла также в библ. сдать книгу. Эра поехала с детьми от станции в Ярослав. обл. и давно уж вернулась самостоятельно. А одна мать (Куликова из нашей бригады) поехала за своими 3 детьми еще 9 авг. и до сих пор не вернулась, что с ними неизвестно. А я еще жалела, что отправила вас не от станции.
Адрес Зин. Дм., который я тебе написала в предыдущей открытке, оказывается не тот. Она осталась там где была, преподавать в школе. Адрес Кировская область, Белая Холуница. Пролетарская ул. 32. З.Д.Алмазовой.
Ирочка и Вадик привет вам от т. Веры и т..Шуры. Т. Шура тебе посылала письмо, наверное ты его получила. Т. Оля и д. Саша хотели сегодня к нам приехать, а по тел. мы разговариваем с т. Олей каждый день.
От Муси так ничего и нет.
Пиши бабушке и З.Д. Беда только что у тебя уж наверное не на чем писать. Привет от т. Сони и вообще от всех всех.
Я все таки нисколько не жалею, что вы уехали.
Целую люб. мама

08.09.1941 Открытка

Кировская область
ст. Мураши
п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград 187 ул. Петра Лаврова 44 кв.6 Мегорская Наталия Владимировна
--

8/IX-41 г.

Дорогие Ирочка и Вадик!
Сегодня после 15 дневного перерыва получила твое заказное письмо от 20/VIII.
Очень интересно получилось. Сегодня я только что взяла из школы посылку, чтоб ее перепаковать и вложить туда остальные вещи. Теперь в помещении школы для самой школы – директорская и еще одна комната, напротив, для посылок.
Без пропуска не пропускают. Когда я входила как раз шла Дина Ан. и я с ней прошла.
А оттуда мне написали чтоб меня пропустили. Под часами у часового (буквально) одна пожилая дама пыталась убедить часового, чтоб ее пропустили узнать насчет посылки.
Я когда узнала что ей нужно предложила ей узнать от меня все. Мы с ней вышли и стояли наверное минут 15. Она мне назвала фамилию девочек и их имена, и мне совершенно ни к чему, что это ты про них и написала. Я утром, когда получила письмо, очень торопилась и мельком прочла его. Когда уже потом я зашла к Соф.Ф. я там, еще раз прочитала письмо и тогда мне стукнуло в голове, кто была эта дама, она еще мне указывала на свой дом и сказала, что живет во втором этаже. Я вернулась и поднялась к ним, но самой Любовь Вас. еще не было дома, а была очень любезная барышня, которую зовут как она сказала (когда записывала мой адрес) как и меня.
Потом я зашла к Фаризе оказывается ее мать получила от нее вчера и сегодня по письму. Говорила я на бульваре с женщиной, которая нянчила ее маленького брата. Фаризе накуплено и приготовлено масса хороших теплых вещей, но вот беда посылка то ни с места. В школе Мар. Пав. сказала, что будут стараться их отправить, но ведь не от них зависит.!
Соф.Ф. посылку взяла обратно и как Наташа сказала вещи разложила по местам, но конечно если посылки пойдут, то другое дело. Наташа очень скучает по Леночке.
Путька прекрасно себя чувствует, ты оказалась права, что он поправится. Ему последнее время везет. За несколько дней он съел на 8 р. кило колбасы соевой, которую папа купил для себя и для него, а пришлось есть только Путьке, так как папу срочно вызвали 3-го на завод и оттуда отправили в командировку. О совместной поездке не может быть и речи.
Привет тебе от всех. Крепко целую вас.
сверху вверх ногами:
Я не писала с 31-го авг.
сбоку по левому краю:
Я обращаюсь к обоим, а приходится писать одной Ире.
сбоку по правому краю:
Вадька ты негодный мальчишка.

С 31 августа по 8 сентября произошли важные события: замкнулось кольцо Блокады и ЕЛ арестовали (в ночь на 5 сентября). Об этих событиях НВ не упоминает. Про арест – сознательно, так как 6 сентября лично присутствовала при обыске в квартире и прекрасно знала, что речь идет отнюдь не о командировке. Видимо, не хотела расстраивать детей.

12.09.1941 Открытка в Самарканд

1941.09.12_NV_2MYu_1_adr.jpg1941.09.12_NV_2MYu_2_txt.jpg
Узб. С.С.Р.
г. Самарканд
Шелководная 13
Марии Юрьевне Свинцовой
--
Самаркандский штамп – от 27 сен. (открытка шла 2 недели)
--
сверху приписано: отпр 13-го

12/IX-41 г.

Дорогая мамочка!
М.б. за эти дни и есть чтолибо от тебя, но я эти две ночи провела у т. Оли. У нее кроме Тани (одной девушки, которая у них живет) никого нет. * Пишет ли тебе Ира. Может случиться так что кроме тебя никого у них и не будет.
Тебе прямо беда писать, так как ты сейчас же начинаешь плакать, а писать враки ненатурально. Я то когда провожала детей имела предчувствие что с ними увижусь. Значит из этого следует, что я буду жива.
Во время моей болезни (дезинт.) я очень часто видела т. Соню. Она мне каждый день покупала на карточки хлеб.
Перед нашим (несостоявшимся отъездом) бывала у них, Варюша шила Ире пальто.
Теперь пальто Варюша не дошила, она разсердилась на меня и очень обидела меня, но нет возможности описывать из за чего. Теперь еще так получилось что остаюсь ей за работу должной без всякой надежды ей отдать, так как все деньги на сегодня всего лишь 70 р.
Мне очень трудно написать даже эту открытку, начала вчера, а заканчиваю еле еле лишь сейчас
13/IX
Мама пиши детям. М.б. тебе еще Ира не сообщила своего адреса, то пишу его. Кировская область ст. Мураши п/о Верхораменье 189 школа Светловой.
Мамочка целую тебя крепко. Привет перешли Юре.
Целую крепко.
Привет от т. Сони и т. Оли.
Люб. дочь Наташа

* – подразумевается, что муж т. Оли арестован.

15.09.1941 Открытка

Кировская область
ст. Мураши
п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград 36 Лиговка 39 кв.3 Мегорская
--

15/IX 41

Дорогие Ирочка и Вадик.
Сегодняшняя открытка пишется мной совсем в другом настроении, чем от 13-го. И число то было не симпатичное и на самом деле мы с т. Олей были на волоске. Я и писала как в последний раз в предчувствии. Подробности конечно очень я знаю вас интересуют, но я боюсь что из за них не дошла бы вся открытка. *
В общем теперь даже смешно, что пережив в вечер своих имянин (8-го) удовольствие на своей улице (З дня? внизу, я 2-ую переночевала у Клеткиных с А.A.?, с Зиной и Валей и целый день все собиралась ехать к т. Оле.
Добралась совсем не на радость и так 3 ночи, и когда я определенно чувствовала что надо уходить выяснилось что т. Оле надо дежурить с 6-9 ч. веч., а уж после 9 ч. веч. до 10 не добраться никуда и я уж решила остаться для т. Оли. Написав и отправив опустить с Таней открытки (тебе и маме) я одетая сидела в простенке под телефоном. Таня собиралась пить чай, а я хотела с ней, но чайник вскипел, а пить не пришлось до следующего утра. Нрзб вдоль улицы участились летать дальние большие мухи, мы с Таней вышли в подворотню к т. Олям? кстати иначе неизвестно что было бы. **
Ольге Мих. пришлось уехать с детьми на Пет. ст. а мы теперь у т. Шуры. Хоть всегда считалось соседство ненадежное, но низко и очень устойчиво, вспомни какая толщина стен, а когда будет очень нужно, будем внизу между Димочкой и лестницей, где живет М.Ник.
Путька находился у Павловых, я очень без него скучала. Собираюсь идти и снести ему остатки курицы.
Т. Шура нас очень хорошо приняла, спали мы с т. О. на одном матрасе валетом. Подушки дала Феня, а спали не раздеваясь. Т. Оля уже поехала за одеялом и проч.
Вот тебе и спокойная улочка. Кроме неприятных воспоминаний, холодно и потолок может от любого сотрясения обвалиться в любую минуту окончательно
... вынесла 9 ведер штукатурки и стекол
[Привет] от т. Шуры, Оли и Веры. Целую крепко. Люб. мама
по правому краю неразборчивая строчка, расшифрованная больше по смыслу , нежели по буквам. Возможно ошибочно:
Ира у тебя манера писать всякий день всем своим тетям. Пиши по очереди

Очень сбивчивое письмо, обусловленное переживаниями от бомбёжек. Описывается эпизод с вылетом стекол в окнах у т. Оли на Б.Подьяческой. После этого они перебрались к теткам Мегорским на Лиговский, 39.

* – открытка от 13 сентября, похоже, действительно не дошла, во всяком случае, среди корреспонденции ИА найти её не удалось.
** – боязнь цензуры. Из-за этого много иносказаний: «удовольствие» – бомбёжка, «дальние большие мухи» – снаряды дальнобойных орудий и т.д. В данном месте говорится о счастливом избежании неприятностей во время вылета стекол в комнатах т. Оли.

17.09.1941 Открытка

Кировская область
ст. Мураши
п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград Лиговка 39 кв.3 Мегорская
--

17/IX-41

Дорогие ребятишки.
Позавчера 15-го я отправила вам открытку, а потом ходила домой и там нашла открытку от 16-го (запоздалую) и письмо от 30-го. Больно мне было читать, как вы радуетесь посылке, а она и не послана. Правда не по моей вине но от этого не легче.
8-го я взяла ее домой, чтоб перепаковать и вложить еще многое. В ночь с 8-го на 9-ое, 3 дома по <нрзб> улице и 2 из них 10 и 12, как раз против школы * и теперь я не знаю где лучше вещам находиться.
Теперь мы с т. Олей находимся у т. Шуры. 3 ночи с т. Олей на одной кровати, а сегодня т. Шура достала мне кровать и матрац и поставила это к т. Вере в комнату и она не довольна. Конечно мне совсем не хочется быть у т. Веры в комнате, но скорчившись спать тоже очень неудобно. Да все очень коряво.
Купили перед несостоявшимся отъездом ватное одеяло, сделали матрац, а пользоваться ни мне ни папе совсем почти не пришлось. Папа так без ничего, даже без галош, а какую я ему хорошую Эст. руб. купила. Один раз только и одел, а пошел в рваной серой.
Учиться здесь никто и не думает.
Путька теперь живет у Павловых, я без него очень скучаю. Позавчера носила ему косточки от курицы. А сегодня пришлось от трамвая вернуться, а теперь уж поздно, не вернуться до 10 ч.
Ты жалеешь в письме Дм.П., а ему повезло и он работает, изо всей семьи только нет Толи но от него есть письма. Зина всецело занята добычей для всей семьи так что ей не до кино.
В каждом письме ты пишешь про Галю. Я тебе 2 раза уже писала адрес. Пишу 3-й раз.
Киров. об. Белая Холуница, Пролетарская 32.
Привет тебе от т. Веры, Шуры и т. Оли (она очень расстроена из за Ал.Ив.
Т. Соню я не видала с 7 сент. как то она без д. С.
Целую вас крепко. Пишите.
Люб. мама.

* – из-за боязни цензуры слова, которые указывают на бедствия, связанные с войной (типа «разрушены»), вовсе опускаются.

20.09.1941 Письмо

20/IX-41 г.

Дорогие Ирочка и Вадик.
Сегодня я впервые за 10 дней ночевала в своем доме, но и то не у себя, а у Ел.Вл. Мне нужно было вчера дежурить на чердаке с 6-9 ч. веч. и поэтому я пришла сюда.
Но когда я подошла к дому была большая толпа и было распоряжение не подыматься наверх, так как собирались обезвредить начинку пирожка *, свалившегося на улице сзади нас и каким то образом оставшейся без последствий, так и на сегодня осталось.
На чердак я несколько раз поднималась, но в общем не дежурила. С 9:00 – 11 пришлось просидеть в убежище д. №46, а с 11:15 до 12:30 под аркой в подвале, потом ночь спокойно проспала в 5 №, даже до 10½ ч. утра.
Т. Шура устроила мне кровать у т. Веры, но в окружении трех сестер, тяжело для нервов, находиться среди них. На т. Шуру за эти годы в худшую сторону подействовала т. Вера.
Я думала, что пробуду эту ночь с Путькой, а он вчера при моих глазах сбежал вниз (как будто на мой голос) а потом уж наверх не приходил. Я очень без него скучаю, единственное близкое существо, которое мне осталось. Путька последнее время жил у Павловых, они хорошо его кормили.
Зина хотя во всю теряет карточки, но хорошо и достает продукты. Целые дни за добычей.
между строк надписано:

* у нее вместо макарон вырезали сахар, и в 5-ый раз потеряла промтоварные карточки
* по ним же мыло и керосин. Теперь без керосина и мыла ½ месяца

Я кроме сахара ничего не покупала, очень большие очереди, за картошкой человек 600, дают №№. Многие ездят за картошкой куда нибудь.
Хорошо Ира что вы уехали. Вчера, когда я сидела в д.46, Тося К. спросила меня, есть ли от тебя письма. Я сказала, что вы будете учиться – она говорит "хорошо, хоть не будут так мучиться как здесь".
В этом месяце у меня папина карточка на хлеб и все, а потом наверное двести грамм не будет хватать. ** Еще хорошо что перед предполагаемым отъездом я достала (по 15 руб. кило) сахарн. песку 4 кило, несколько пачек чаю и по коммерческой еще цене 600 гр. русского масла и яиц штук около 40. Вот и пью чай.
Сухарей у меня почти полный заплечный мешок, но не знаешь, где их лучше уберечь. Вещи все рекомендуют (уж по опыту раскопок) связывать в узлы и внутрь вкладывать записки с фамилиями. Свое зимнее пальто, вашу посылку (я 8-го взяла ее обратно чтоб перепаковать и вложить Вадику сапоги и галоши и пр.) ватное одеяло, я сложила в брезентовый портплед и вложила несколько записок. Очень мне больно, что посылка не отправлена. 1 чемодан (Ан. Ал. дала) стоит у Клеткиных. Папино зимнее пальто в старой серой толстовке лежит в сундуке.
Меня больше всего мучает, что он совершенно безо всего, в одних носках даже без калош, а дома пропадает 3 пары калош. Те которые ему дали, когда он ездил в командировку, потом новые которые он носил вместо сандалий и потом совсем новые, которые он купил перед отъездом. Здесь м.б. все пропадет, а он очень мерзнет. У обоих д. С. все взято теплое, потому что прямо из дома ***
Т. Оля очень расстраивается и не надеется больше видеть А.И.
А я ничего не знаю, так как меня не было дома, когда папу вызвали и я с ним не прощалась. В общем все очень безрадостно.
Кроме тех №№ о которых я тебе писала, еще где Н.Яблокова и №8. ****
Ой с утра был дождь и было спокойно, а сейчас проясняется и выглядывает солнце. *****
Я хотела сегодня поехать к Ан. Мих. Гор. на Пет., а теперь уж не знаю, придется ли или уже обратно до т. Шуры.
Да еще раз говорю, хорошо что вас здесь нет. Теперь бы и я сама не прочь бы быть подальше отсюда, но ведь 2 раза не судьба была мне уехать и все время так не хотелось уезжать, неужели я не правильно чувствовала.
Видишь, я так привыкла мелко писать в открытках, что я в закрытке больше пишу чем ты в письме, а сейчас уж не знаю что и писать, а места остается много.
18-го я заходила к Соф. Ф. она теперь с Наташей каждый вечер в 8 ч. уходит на ночь как будто первое время война? теперь в д. №20 и там даже Наташе кроватка поставлена.
К Люб. Вас. я тоже заходила 18-го но не застала ее дома, отдала ей квитанцию от телеграммы.
Все бы ничего еслиб была вам послана посылка. Тетради т. Оля хочет послать бандеролью, не знаю соберется ли. Она каждый день ездит к себе. Окна заколочены фанерой, очень холодно и она там жить теперь не будет и вообще там очень не спокойно. А я то думала после 8-го там успокоиться, в тихой улочке. Убежище у них хорошее, но дом то низок.
Придется оставить пропадать зря место в письме, очень холодно сидеть, так как я все время держу окна незакрытыми, только вот эти 4 часа, что и нахожусь здесь закрыла.
Ирочка не расстраивайся и не плачь. Надо бы мне конечно писать в более веселом тоне, но тогда было бы не искренно.
Я не помню какой адрес Гали ты получила. Теперь то наверное получила настоящий, я тебе его писала 2 раза. Последний раз я помню в открытке от 13/IX. В тот же день я написала и бабушке.
Ну, дорогие мои Ирочка и Вадик не скучайте, учитесь, особенно пишу насчет учения тебе Вадик.
Сейчас кто то кричит с бульвара "мама, мама" так и хочется выглянуть, хотя пишу письмо вам же. Оказывается кто то из старш. девочек кричит, что у нее 456 № в очереди, наверное за картошкой.
Вадик хоть бы несколько слов приписал от себя, а то я прямо забыла, что ты из себя представляешь.
Привет вам от т. Сони, Варюши, т. Оли, т. Шуры, т. Веры, Марии Ник, Анны Ал., Зины , от Ел.Вл., Анны Хр.
Все про вас спрашивают и интересуются как вам живется. А мне бы очень хотелось передать привет Надежде Александровне и воспитательнице Вадика, хоть их и не знаю.
Крепко, крепко вас целую мои родные, любимые ребятишки.
Люб. вас мама.

* – бомба, опять подцензурное иносказание
** – на самом деле норму в 200 гр. хлеба с 20 ноября по 25 декабря снизят до 125 гр. для низшей категории, к каковой принадлежала НВ.
*** – т.е. ЕЛ арестовали не на квартире.
**** – видимо речь идёт об арестах в других квартирах, но вроде, НВ ранее ничего такого не писала.
***** – в плохую погоду бомбежки маловероятны.

26.09.1941 Открытка

Кировская область
ст. Мураши
п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград 187 ул. Петра Лаврова 44 кв.6 Мегорская Наталия Владимировна
--

26/IX-41 г.

Дорогие Ирочка и Вадик.
Не была дома и поэтому не знаю, есть ли письма или нет.
С 22 на 23 ночевала дома. Впервые за две недели, и как раз на мое счастье ночь была спокойная и Путька был около меня, мурлыкал. Он пропадал несколько дней, а как раз 22-го явился.
Утром 23-го, т. Оля зашла за мной, она интересовалась узнать что сказала мне Валя П. которая через одного знакомого может узнать о всех трех. * Но конечно ничего не известно. Вместе с т. Олей ходили к т. Соне, а оттуда (хотя я и очень не хотела) поехали к т. О. У нее в комнатах ни одного стекла, темно и холодно. Забиты окна прессованым картоном, да еще вечером в их кв. выключили свет, совсем симпатично. Спали вдвоем на кровати Ольги Мих. в корридоре около тел. Ужасно плохо.
Вчера я наконец добралась до Ан.М.Г. и здесь впервые с 7-го сент. спала замечательно удобно и спокойно раздевшись совсем. Сегодня наверное тоже буду здесь ночевать.
Не знаю что случилось с т. Шурой, она такая злая, все ворчит. Я даже не знала что она может быть такой. Сначала сама предложила быть у них, устроила мне кровать, а потом чуть ли не выгоняла и не позволяла мне поставить чаю на свою керосинку несмотря на то что я дала 2 л. керосину и т. Оля 2, а у них с т. Верой совсем керосину не было.
Как хорошо детишки, что вы не здесь, а мне так тоскливо и неизвестно что будет.
Целую вас крепко, крепко.
Люб. вас мама.
От Вадика так и не дождалась ни слова. Хоть бы подписался раз.

03.10.1941 Письмо

3/X 41г.

Дорогие Ирочка и Вадик.
Уже 2 недели как нет мне почты. Я знаю что ты конечно пишешь Ира, наверное если придут, то все разом, как и ты мои получила за август месяц.
Я вам не писала с 26-го сент. Вадика не поздравляла с днем рождения так как нельзя расчитать когда письмо дойдет. Да даже и насчет простой телеграммы нельзя ручаться. На телеграмму то у меня и денег нет. У меня всего навсего осталось 28 руб. и никаких надежд. За квартиру не плочено еще за за sic июль. Не знаю что и будет.
В тот день когда я отправила открытку (26-го) я очень стремилась зайти домой, думала что нибудь есть от тебя. Но я поехала сначала к т. Шуре, накануне когда я была на Петрогр. ст. мне сообщили насчет домов, которые около нее и я хотела проверить, но оказалось в другую сторону. *
Когда я входила в парад. меня нагнала Феня (она стояла для т. Шуры в очереди за подс. маслом) для того чтоб я передала т. Ш. что у нее очередь уже близко. Я думала что это будет не долго и предложила т. Шуре сходить для нее и заодно для себя. Но продавец так копался, что я уж домой не попала и осталась ночевать у т. Шуры.
На другой день я в 3 ч. пошла домой, а вечером к т. Соне и у нее ночевала до вчерашнего дня. А вчера Евг. Ал. запретила мне ночевать. Тебе конечно трудно все понять из за чего все это. Я хотя и не виновата, но в общем из за меня как бы страдают и т. С. и т. О. Варюша особенно и Ев.Ал. да и вообще все, все время упрекают меня за то что у меня такие милые знакомые, которые живут на той же улице где Мила
Ты знаешь прекрасно, как я не любила и В и К., а если за мое добро так отплатили, так что ж я могла поделать. Ведь не 4 дня была знакома, а 4 с лишним года. Очень жаль что я не могу поговорить с тобой как следует а так тебе ничего не понятно. **
Сегодня я ночевала дома и на мое счастье ночь была спокойная, но все равно я плохо спала. Путька пропал и я совсем одна. Он наверное присвоился в какой нибудь квартире. Один раз уже так было, но потом она нашелся, а теперь уж его нет несколько дней.
Больше всего мне бы хотелось отправить вам посылку, так обидно что тут все лежит, пропадает, а вам там какая была бы польза.
Еще бы я хотела передать папе зимнее пальто, которое он купил и вообще все чего у него нет, а он совершенно без ничего, даже без галош. ***
Скоро станет совсем холодно, а дров ни полена. У т. Оли есть 1½ кубометра дров, но у нее в окнах ни одного стекла и забито все досками, а сама она у т. Шуры. Она бы конечно лучше бы хотела жить у себя, но прямо невозможно.
Таня теперь тоже находится там где мать, а ты наверное слыхала как там тесно.
Раньше мне казалось ужасным представить себе жизнь в деревне зимой, а теперь я думаю что все таки хоть в избах тепло. А хлеб белый ведь все равно был бы только Вадику (детям до 12 лет.) Прошлый месяц у меня была папина карточка, так что мне 400 гр. хлеба в день хватало, а теперь у меня 200 гр.
Хорошо что у меня есть сухари, мой чемоданчик белый,
... чемоданчика два (побольше) черных. Кило сахара, кило песку,
... монпасье, 700 гр. подс. масла, 200 гр. кокосового и грамм
... масла русского. Немного чечевицы, немного овсянки, пшенички,
.. грамм 600 манной и 200 гр. шок. соевого порошку и 17 штук яиц.
Этот месяц проживу, а там уж что загадывать.
Зина Павлова всецело обслуживает свою семью, стоит в очередях, варит обед на своей плите в комнате, так как керосину очень мало. Анна Ал. имеет первую категорию и Валя достает, так что продуктов у них хватает. Работат? три?, – от Толи были письма так что у них все в порядке.
Хорошо хоть у кого нибудь все благополучно.
Смирнов Борис ездит куда то далеко к красноармейцам и привозит овощи.
Один раз приехал после страшной тревоги в 12 ночи.
Они пекут лепешки из дуранды.
Я эти дни у т. Сони была очень сыта, так как был все время мясной суп, а на второе мясная котлета (75 гр.) с макаронами. Чувствую физически я себя очень крепко, не то что после дезинтерии. Еще нисколько не изголодалась. Утром сегодня поджарила хлеб на кокосовом масле с яйцом и пила соевый порошок с гоголь-моголем. Колбасу соевую еще не хочу есть, а тем более дуранду. Сейчас варю себе овсянку. Поем, а потом не знаю что буду делать.
Пошел дождь, так что м.б. и сегодня будет тихо.
Привет вам от всех.
Крепко крепко целую вас мои родные ребятишки, учитесь. [Отлично] как вышло, вы там учитесь, а здесь никто не учится.
Еще раз целую. Люб. мама.
Опускаю письмо 4-го
Нечего сказать тебе? было? ... ...

* – о бомбежках.
** – упрекают за то, что арест ЕЛ якобы потянул за собой аресты двух дядь Саш, а «В и К.» (Милорадовичи) полагаются первопричиной. В вину НВ ставится поддержание знакомства с Милорадовичами.
***НВ только через месяц узнает, что вчера её мужа расстреляли.

12.10.1941 Письмецо на четвертушке листа

1941.10.12_NV_1.jpg
[Край с датой оборван, но судя по тексту, письмо от 12 октября.]
--
Дорогие мои ребята.
Наконец то после 3-х недельного перерыва начали в разнобой приходить письма (вообще всем).
10-го т. Оля получила открытку от 22-го, а 11/X (вчера) от 12/IX. Завтра пойду домой опять, наверное еще будут письма.
От З.Д. я видела у Ст.Игн. лежало 2 письма и 3 открытки, последняя от 27/IX.
Я опять с 4 окт. нахожусь у т. Шуры.
После того как я 5 дней жила у т. Сони я 2 ночи провела в своем доме. В ночь на 3-ье спала на своей кровати, а в ночь на 4-ое первую часть ночи провела на лестнице около татар сидела на своем чемоданчике рядом с Анной Хр., а после 1-го сеанса и Ел. Вл. подошла, а потом уже остаток ночи перестали спускаться и я спала у них на диванчике.
У т Шуры хорошо тем, что никуда не спускаются теперь, а сидят в корридорчике, а я большей частью с вечера сижу читаю ... и ложусь спать, но конечно мало
... могу особенно под утро засыпаю. Теперь
... т. Вера стала ложиться.
Сейчас я сижу и пишу от Раи. Я к ней пришла в 3 часа дня.
Застирала у нее свой шерстяной платок и уже он высох, у них топят паровое.
У т. В. и т. Ш. совсем нет керосина, только и пользуются кипятком от меня и т. Оли. Я принесла свой примус. Прошлый месяц керосину дали 2½ литра на человека. (Я получила и за папину). А теперь до 15-го дали только по ½ литра.
Бытовой энергией пользоваться нельзя. Теперь опять в моде буржуйки, самовары и большой спрос на трубы. Я принесла к т. Шуре свой самовар.
Вера купила за 3 р. 60 к. трубу, но еще ни разу самовар не ставили. Т. Вера получила от диспансера пособие 75 р. в месяц. При теперешнем карточном рационе хватит и в 3 раз меньше. У меня всего 21 руб.
Мне очень больно что у вас нет денег и посылка не послана, но я сейчас ничего не могу сделать. Конфекты я пока еще храню за исключением 200 гр. мягких.
У меня несколько больших желаний, чтоб война кончилась, послать вам посылку, передать папе вещи и поступить на работу.
Научилась плести сетки, но это очень невыгодно оплачивается. За 200 рядов от? 27 р., а делать дней 10.
Об дядях С. и о п. ничего неизвестно.
Кончаю
Я крепко целую
Посылаю конверты и открытку
Люб. мама

13.10.1941 Записочка

1941.10.13_NV_1.jpg1941.10.13_NV_2.jpg

13/X

Дорогие Ирочка и Вадик.
Сегодня была дома и как ожидала две открытки от 18/IX и от 22/IX.
Т. Соня вчера получила от тебя от 15/IX.
Пишу тебе на всякий случай адрес Саши Булах там живут Марочка и Лидочка: г. Орск Чкаловской обл. п/о Никель до востребования А.А.Булах.
Если решишься попроси хоть немного денег под предлогом, что с Ленингр. плохо сообщение. Для Саши 10 руб. несколько? раз? плюнуть
В Орске же живет подруга Тони Лерм. Варя. Там же и Сережа Булах.
Лишний адрес не мешает.
Мне очень больно, что я ничего не могу послать вам, но ты сама понимаешь положение.
Т. Оля думала устроиться на работу в госпиталь на Пет. ст. но была там и там кругом очень опасно.
Целую крепко крепко.
Конверт сдала Алекс. Максимовне.
Привет от нее и т. Сони.
Люб. мама

15.10.1941 3 и 4 листики из блокнота

Возможно это письмо от 14 окт., о котором упоминается в последующей открытке. Два первых листка утрачены.

III

Т. Олин дом цел но в окна которые на улицу выбиты все стекла и заколочены теперь досками. Заколачивают теперь досками или делают ставни очень многие. Вообще то предписано сделать это всем как профилактическое средство для предохранения стекол.
Ира, я тебе в прошлом письме писала чтоб ты написала С.Булах письмо и попросила денег. Ира, ты не гордись. Саша ведь не знает ничего, ты ему напиши, то что я тебе писала. Адрес его я узнала из открытки, которую он написал д. С. Он зарабатывает много, ему ничего не соста

IV

вит если ты у него попросишь рублей 10.
вписано: Конечно он если пришлет, то больше
Ты так и напиши что тебе не на что купить марок и пр. Напиши насчет меня как мне пришлось взять расчет и как два раза не пришлось выехать.
Марочка и Лидочка живут с Сашей и его др. женой. А Аню он тоже звал приехать. Аня здесь работает получает 400 р. Я со своей стороны хочу у нее попросить для себя денег, хоть сколько она сможет дать.
Теперь выкупить месячный паек на ижд. карточку стоит 36 р. с хлебом.
Меня очень беспокоит вопрос с квартирой, еще за июль не заплачено.
Ты уж очень скоро истратила 75 р. правда ты расчитывала, что я еще пришлю но видишь как получилось.
Т. Оля все устраивается работать, тогда обещала послать тебе
Целую мама

  • т. Оля
  • д. С. – А.А.Меркулов-старший
  • С.Булах – А.А.Булах
  • Марочка и Лидочка – его дети от первого брака
  • др. жена – Конрад Галина Родриховна, вторая жена А.А.Булаха
  • Аня – Денисова Анна Михайловна, первая жена А.А.Булаха

16.10.1941 Открытка

Кировская область
ст. Мураши
п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград 187 ул. Петра Лаврова 44 кв.6 Мегорская Наталия Владимировна
--

16/X-41 г.

Дорогие ребятишки Ирочка и Вадик.
Наверное эту открытку вы получите раньше письма от 14/X или одновременно.
Я сейчас собираюсь ехать на главный почтамт узнавать насчет посылок, в конце открытки припишу что узнаю. Люб. Вас. также слыхала о 8 кило и вот я решила поехать.
дописана строчка:

Узнала что посылки не принимаются, только в армию.

Вчера еще я хотела съездить, но ходила в баню и после бани не хотела рисковать простудиться. Два дня тому назад выпал снег, не знаю только надолго ли так холодно. С начала этого месяца я хожу в зимнем пальто с мыслью в случае чего чтоб остаться в теплом. Т. Оля тоже давно уже треплет зимнее.
Ира твою открытку от 28-го на т. Шуру получила 14-го.
Я только 13-го ходила на квартиру за открытками от тебя и оттуда зашла к т. Соне.
Я думала у них не задерживаться, а сразу идти к т. Шуре. Теперь за последнее время нужно было быть дома до половины восьмого веч. так все веч. представления начинались в это время, а тут 2-ой день, эта точность была нарушена на 40 м. а накануне на 20 м.
Ал. Макс. меня первым делом встретила упреками на основании получения твоей открытки. Нельзя так редко писать, знаете что девочка беспокоится и т.п. Дала мне для тебя конверт, который я и вложила в свое письмо.
За селедки (3 шт.) она решила меня покормить, пока разогрели суп пока я писала тебе дополнительную записку хотели еще мне греть пшенную кашу, но у меня как раз была с собой маленькая кастрюлечка и я в нее положила кашу и с удовольствием съела ее на другой день. В общем только без 10 м. 7 ч. я спустилась во двор как пришлось сейчас же вернуться и остаться на ночь, хотя после того как Ев. Ал. мне запретила у них ночевать я уже приходила только не на долго.
Здесь мне находиться очень тяжело. То с т. О. то с т. Ш (больше всего с ней) что нибудь неладно скажешь и пошло. А сегодня вышло с т. Верой. Все так мелочно, что не стоит внимания, а из за каждого слова придирки. Конечно дело к зиме, дома я не могу быть даже и днем. Холодно везде кроме их корридорчика. Керосина нет ни у т. Ш. ни у В., а мы с т. О как приехали отдали, каждая по 2 л. керосину и как в пропасти в керосинках исчезло.
сверху строчка:

керосину дали ½? л. на декаду

Я могла 2 раза сварить немного чечевицы и 2 раза напиться чаю. А теперь с 4-го я принесла свой примус и у меня с 4-го горит 2-ой литр. А все время я ту же т. В. пою чаем, а иногда и т. Ш. В общем ты понимаешь меня как мне симпатично.
Т. Вера вначале пока ничего не произошло просила вас крепко поцеловать.
сбоку:
Целую. Пока. Люб. мама

24.10.1941 Открытка

Кировская область
ст. Мураши
п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград 68 Б.Подъяческая 22 кв.2 О.Д.Светлова
--

24-го окт.

Дорогие Ирочка и Вадик.
Давно опять нет ничего от вас, но теперь я не удивляюсь так знаю что тебе не на чем писать.
В письме (заказном) от 22/IX * я послала тебе открытку и конверт и расчитывала ответ получить в конце этого месяца, а м.б. даже и в начале следующего. Я сейчас имею тебе послать 13 руб. на конверты, и пр., но так мало посылать отдельно не буду, постараюсь присоединить, когда кто нибудь будет посылать своим детям напр. Люб. Вас. 10 руб. мне дала Ольга Фед. Сама дала без моей просьбы. Сказала "пошли Ире на марки, умру так отдашь Люсе, а то и не надо". 3 руб. дала т. Шура.
Я записалась в доноры и 22/X дала 180 гр. крови. Теперь получив за это 108 руб. я имею возможность заплатить за 2 месяца квартплату (июль, август). Для себя у меня остается 8 руб., но я не горюю так теперь очень мало денег надо чтоб выкупить то что дают, а там видно будет.
У мена на прошлой неделе так чесалась левая рука, а денег совершенно неоткуда было ожидать, как Анна Мих. Гор. посоветовала мне сдать кровь. Теперь у меня снова вчера зачесалась левая рука, а откуда денег ждать, не предполагаю.
Папу и д. С.М. вряд ли скоро придется увидеть, а насчет д. С.С. еще пока ничего не известно.
Теперь я опять нахожусь у т. О. Она с Таней наглухо заколотили, законопатили и занавесили окна и топят печку, так что вечером очень уютно, а днем конечно совершенно темно, а электроэнергии не хватает, чтоб жечь сколько вздумается. Т. Оля устроилась на работу с 28/X кастеляншей.
Целуем вас.
Пишите. Люб. мама

* – письмо не сохранилось.

28.10.1941 Письмо небольшое

послано Заказным
--

28/X 41 г.

Дорогие Ирочка и Вадик.
Пишу уже 4-ый раз под ряд не получая ничего от вас. Наверное мое заказное письмо от 22/IX с конвертом и открыткой шло очень долго и ты не могла поэтому мне написать, не на чем было.
Да, детишки, ничего радостного не могу я написать, но я считаю что уж лучше вам знать все, сразу пережить и примириться. Очень трудно конечно писать ничего подробно не объясняя, но что я могу объяснить, когда все так несправедливо и непонятно.
Вы знаете лучше всех какой образ жизни вел папа, как он честно работал столько лет под ряд на одном месте, а теперь когда я справляюсь о нем мне ответили что разведенной справки не дают, а когда я сказала что должны же дети знать про отца. "М.б. они и сами не захотят ничего узнавать про такого отца." Если бы вам было лет 5-6, тогда другое дело, а так я считаю что ты Ира совершенно взрослый человек по своему развитию.
Я осталась без отца, когда мне было 15½ лет. Тяжело теперь мне с вами придется. Или даже м.б. тебе Ира придется быть за старшую и заботиться о Вадике. Все таки хорошо что вы уехали.
снизу листа вверх ногами:

Напиши С.Б. и о папе и о. д. С. и попроси денег

Вот Галя Старч. пишет что вы печете картошку. А здесь картошки нельзя достать совершенно. Конечно кто то ест, но не знаю каким образом достают.
Что мне обидно так это что нельзя вам послать хоть небольшую посылку. Пока я еще могу не трогать ваши конфекты, но в дальнейшем не знаю смогу ли я удержаться, когда у меня кончится сахар, да и вообще нечего будет есть, так хоть пососать что нибудь.
Я так вчера плакала, когда узнала что я никогда не увижу Ев. * Последнее время он словно чувствовал, был со мной очень хорошим. Он написал вам после окопов письмо, которое хотел вложить в посылку, вернее вложил, но посылка не пошла. Постараюсь сохранить вам это письмо. Помнишь я писала когда я провожала его с Витеб. вокз. то я еще тогда думала, что я его больше не увижу что он не вернется, тогда я оказывается ошиблась, но лишь не на долго.
Оказывается о папе узнать может только Вадик так как у него фамилия одна, а про тебя говорить не приходится так как ты Светлова и Алекс. Не знаю м.б. я делаю неправильно что пишу вам все это, но я боюсь что мало ли что может быть и вы так и ничего не будете знать.
Ирочка и Вадик несмотря на все я сегодня уже в лучшем настроении чем была вчера и надеюсь что все обойдется и мы с вами увидимся и еще будем жить все вместе.
на обороте между строчками 5 и 6, вверх ногами вписано:
Привет от Елены Вл. и Анны Хр. и от всех родных и Мар.Ник.

НВ уже почти наверняка знала, что ЕЛ уже нет в живых, о чём и намекает в этом письме.

* – официально о расстреле сообщили только через 3 дня – 1 ноября, но, видимо, были какие-то другие предварительные сведения.

  • С.Б. – Саша Булах
  • д. С. – дядя Саша, А.А.Меркулов-старший
  • Галя Старч?. – видимо соученица ИА, и возможно, наряду с Марой – дочь Люб.Вас. Т.е. фаимилия Люб. Вас. – что-то типа Старченко.
  • Елена Вл. и Анна Хр. – Кованько из кв.5 по П.Лаврова
  • Мар. Ник. – Модзалевская, домработница и соседка по Лиговской, 39.

31.10.1941 Талон к денежному переводу

1941.10.31_NV_1_adr.jpg1941.10.31_NV_2_txt.jpg
Талон
к переводу по почте
на 30 р. – к.
От Мегорской Наталии Владимировны
Ленинград Петра Лаврова 44 кв 6
--

31/X 41г..

Дорогие ребятишки Ирочка и Вадик.
Посылаю вам сколько могу. Хотела послать телеграфом, но очень дорого 6 р. 50, а так 1 р. слишком маленькая сумма для такой цены.
Послала заказное 28-го, на днях опять напишу.
Пишите целую.
Люб. мама
Привет от всех родных.

03.11.1941 Письмо

1941.11.03_NV_1.jpg

3/XI 41г.

1 ч. дня
Дорогие Ирочка и Вадик.
Думаю что письмо это придет только, только ко дню твоего рождения Ирочка.
Перо не поворачивается писать тебе поздравление, потому что одновременно с поздравлением я должна вам сообщить о том что ни папы, ни дяди С.М. больше нет на свете. 1-го XI в субботу мне и т. С. сообщили об этом.
Бедные мои ребятишки, даже день когда это произошло не могли сказать. Недавно, в октябре. Ужасно, не хочется верить что могли так напрасно погибнуть неповинные ни в чем люди. Насчет А.И. еще пока ничего не известно. Хоть бы он остался жив.
Брат И.В. как узнавали с его службы находится теперь в Свердловске. Я была 2-го XI у С.Ф. и она сказала мне об этом.
Последнее время опять перебои с почтой, не знаю получаете ли вы мои письма. Я писала 22 сент. заказное, с открыткой и конвертом, потом открытку 26 сент., письмо 4 октября, 14 октября письмо, 16 окт. открытку
19-го Зина П. послала тебе письмо с конвертом и я туда вложила записку
24-го (не помню кажется открытку) 28-го заказное с тремя листиками бумаги и с 3 конвертами с марками. 31-го послала по почте перевод с 30 руб. Хоть отдашь свой долг, надеюсь небольшой и м.б. хоть что нибудь позволишь себе и Вадику в день своего рождения. Напиши сколько ты должна.
Я продала новую серую рубашку, которую купила папе к предполагавшемуся отъезду. Он ее даже не примерил. Как была сложена с ярлыком, так и осталась. Стоила она 38 р. 50 к., а Рая кому то ее продала и дала мне 40 р. Потом О.Ф. дала мне 30 р. за серый клетчатый материал вроде фланели, помнишь его?
Он у меня был вложен в посылку вашу, но так как нет никакой надежды ее послать, то уж лучше получить вам хоть 30 р.
Конфекты ваши и печенье до сих пор еще целые, но уж наверное скоро я примусь и за них, так как и сухарей и сахару у меня остается совсем немного. Недели 2 и все. Яйца я до сих пор еще не съела и масла русского грамм 100 еще есть. Подсолнечное еще все цело. Вот крупы кроме манной почти не осталось.
4 ч. дня.
Ирочка, я сидела писала письмо у Ан. Хр. так как я у них сегодня ночевала. Дома я совсем не могу ночевать.
Я вздумала сходить наверх согреть на плитке чаю себе и Ан. Хр. Теперь ведь керосину совсем не дают. Приборами пользоваться теперь нельзя, но посколько я совершенно не пользуюсь электричеством, а счетчик отдельный, то иногда когда прихожу узнать о письмах от тебя, ставлю себе на плитку немного кипитку. Сегодня когда я пришла, мне сначала Игн. дала твою открытку от 13-го, а потом сейчас же принесла почта письмо от 2-го – 9-го.
Ирочка, ты теперь знай, что вся моя надежда и опора на тебя.
Я конечно как только будет возможно на работу устроюсь, но ты знаешь, что я могу получать 200-260 р. не больше.
внизу листа вверх ногами строчка:

Посмотри в конверте внутри

Теперь конечно чтоб прожить мне нужно очень мало.
22 коп. в день на 200 гр. хлеба в день и остальное всего так мало 600 гр. крупы в месяц 300 гр. расп. масла 400 гр. мяса сах гр. 200 (в месяц) и конф. гр. 300. В эту декаду большой расход 7 р. 50 на плитку шоколада, которую дают к праздникам. У меня сейчас есть 40 руб. За квартиру я заплатила с пеней 106 р. 50 к. за июль и август, за обе комнаты. Я не знаю удастся ли мне сохранить комнаты, но буду стараться. Я еще могу продать отрез тот, есть новые совсем мужские галоши, пальто которое купили папе за 160 руб. в коммис. маг. На отрез то конечно покупатели теперь найдутся. Теперь кто работает у тех деньги есть.
Сегодня получила одновременно с твоим письмо от Зин. Пет. что у нее есть желающая купить дама. М.б. конечно она просто хочет, чтоб я зашла, так как она знала что я должна была окончательно узнать 1-го. Мужа ее тоже нет дома с 3 окт. *, а все чем забрасывают меня и до сих пор Евг.Ал. Варюша и Женя я ей высказала.
Т. С. требует что я вообще к ним как она выражается "не шлялась". А я от них требую только чтоб они подождали бросать камнем в человека, когда еще ничего не выяснено. А ведь ты знаешь какие условия у З. Двухлетний Димочка, полуслепая мать, буйвол Вовка и сама З. без работы без копейки и вообще без ничего. Бросить камень всегда успеть можно. Т. С. то как ты знаешь "божья коровка" она всецело под влиянием кого нибудь бывает, а все подозрения то первые пошли от меня, а они только повторять стали и раздули все. Не знаю раскроется ли когда нибудь правда, а сейчас мне нисколько не легче, если я знаю что и другим тяжело. **
Ирочка я так тронута письмом Надежды Александровны. Мой долг ей написать, но ты извинись за меня и она поймет, что я сейчас слишком расстроена чтоб писать еще. Пока я писала я несколько раз принималась плакать. Поблагодари Н.А. за все, за все. Твое и ее письмо пришло как раз, когда важно участие.
Тебе Ирочка, очень просила передать привет Ан. Хр. и поцеловать тебя и Вадика.
Варюша очень жалеет вас и тоже просила написать вам свое сочувствие. Она ведь Варюша, сейчас ругается, а сейчас и по хорошему, она ведь очень привязана ко всей семье М., а порой она бывает просто ненормальная.
Ты напиши ей отдельно записочку, я ведь ей за пальто твое так и осталась должна. А вообще то она ведь для меня делала то, что ни одна родная тетка не сделает.
Кончаю писать у А.Х.
У т. О. не была уж с 30-го X. Она наверное сердится на меня что не еду, хочет знать, что нам сказали, но было бы что хорошее, а так то только плакать вместе. Хоть бы ей не пришлось идти туда же куда мы ходили с т. С.
Ира м.б. можно прислать какую нибудь бумажку, чтоб сохранить площадь за Вадиком в папиной комнате. Пока то никто не вспоминает, а все же на дальнейшее.
Наверное теперь от тебя опять скоро будут письма. Я то тебе теперь часто пишу.
Еще раз поблагодари Н.А.
Привет. Целую вас мои родные, люб. мама.
на первом листе сверху вверх ногами:
Вадик спасибо хоть и за эти несколько слов
Надеюсь что еще раскачаешься написать. Учись лучше.
Ты теперь единственный мужчина в нашей семье.
Жаль открыток совсем нет в продаже. Они скорее доходят.

* – очевидно, что в дате ошибка. Милорадовича арестовали в сентябре, и скорее всего, как раз 3 числа.
** – картина представляется такой: НВ первой высказала подозрение что Милорадович. был как-то причастен к арестам ЕЛ и ААМ. Т. Соня уверовала в это и вместе со всеми соседями и родными упрекала НВ за то, что та продолжает якшаться с Зинаидой Петровной, хотя НВ уже сняла свои подозрения.

07.11.1941 Письмо с обрезанным нижнем краем. Ссора с т. Олей

19-7/XI-41 г.

Сверху надписано:
Это письмо не читай никому сразу, а пропускай что найдешь сама нужным.
Бабушке сегодня тоже написала, а Юр. адрес сейчас не знаю. Не хочу идти наверх, холодно.
карандашом:
Отправлено 10/XI
Дорогие, любимые вы все мои ребятишки Ирочка и Вадик.
Наверное вы все мои письма получаете сейчас сразу оптом. Последнее время так тяжело на душе, что только и делается легче как напишешь вам, а главное когда конечно получено твое письмо Ирочка.
Я только 3-го отправила письмо и теперь опять пишу.
4-го я на на свое горе поехала к т. О. Я у нее не была с 30-го. Казалось бы чего т. О. слишком сильно расстраиваться. А.И. эвакуировали в Новосибирск. * А она видите ли ожидала его на праздники домой. Я стояла у печки в тягостном молчании, потому что там что еще будет, а главное, что теперь человек жив. Мне стало так холодно и плохо. Т. О. правда дала мне капель.
Я была то главным образом огорчена не ею, а Таней, но об этом не стоит. Во время тревоги заснули так все были расстроены, что и внимания не обращали на все звуки. Ночью часа в 4 проснулись и вот слово за слово началась история кончившаяся чуть что не сердечным припадком т. О. Я ей в ответ сказала что то по поводу того что она "пилила" А.И. и донимала упреками. Ну а она уже мне такие в ответ оскорбления, что теперь конечно всякие "дипломатические сношения" прерваны. А что ужаснее всего, так это то что, когда происходила эта маленькая перепалка, я лежала с ней на одной кровати валетом. Она встала и пошла на кровать к Тане
далее обрез листа
продолжение на обороте:
ей конечно обидно, что ты пишешь мне такие ласковые письма и Н.А. мне пишет такое хорошее письмо. а ей нет. Ты Ира напиши ей письмо, как я будто ничего тебе не писала плохого о наших отношениях. Она вообще то ведь отходчивая, если пойти ей навстречу, но знаешь не люблю этого делать первая. А тебе не надо плевать в колодезь. Она теперь работает и если быть с ней по хорошему м.б. что нибудь пошлет тебе. Ты напиши ей и попроси чтоб она дала прочесть открытку мне, объясняя, что ты не можешь за неимением открыток писать отдельно. Напиши поласковее. Ты можешь как дочь сделать запрос в Новосибирск и об А.И. Когда я сказала ей об этом, она была очень довольна этой возможности. Я как то написала от ее имени открытку Н.П. она в Магнитогорске с Ив. Вл. и Ляликом.
Т. О. имеет в этом месяце рабочую карточку, так что при теперешнем ее небольшом аппетите ей хватает и хлеба и пр.
У меня кончаются мои последние сухари и за ваши конфекты я принялась уже. Еслиб сейчас можно было послать посылку, то я бы послала а дальше уж не смогу. Сахару у меня еще есть несколько кусков. Крупы осталось только немного манной, 200 гр. – макарон 150 гр. – вермишели , 100 гр. – перловой и 100 гр. рису и чечевицы 100 гр.
сверху над строкой:
немного масла и несколько яиц
К праздникам давали по 100 гр. шоколаду. Хоть и дорого для меня, но все же взяла 50 гр. – 2 р. лом и 50 гр. который стоит 79 р. кило. Все таки что питательное ввести в организм. Больше всего я хотела бы картошки, но ее теперь уже даже ни у кого не видно и тогда когда были очереди, я ее только видела.
Сегодня Елена Вл. купила на карточки вермишель со свининой и сейчас будем есть суп, а потом оладьи. Я дала манной, а Ел.Вл. свою муку. Вчера Е.В. тоже дала мне тарелку супу. Позавчера у Горчаковой обедала суп грибной с лапшой и кашу.
далее обрез листа

Скорее всего, лист был обрезан ИА позднее – она не захотела сохранять описание ссоры двух своих мам: родной и приемной.

* – Александр Иванович Светлов. Интересная информация, но вряд ли достоверная.

  • т. Оля (т. О.)
  • Юр. – Юрий Владимирович, брат НВ в Узбекистане
  • А.И. – Светлов
  • Таня – какая-то приживалка при т. Оле
  • Н.А. – Надежда Алдр. – учительница ИА.
  • Н.П. (Нина Петровна) с Ив.Вл. и Ляликом в Магнитогорске – та же родня из открытки Светловых
  • Елена Вл. – Кованько, соседка из кв.5
  • Горчакова – Анна Михайловна

09.11.1941 Письмо на четвертушке листа

9-ое ноября.

Дорогие мои Ирочка и Вадик.
Несколько дней не могла опустить письма, за неимением марок. 7-го в ларьках не было марок, а почта была закрыта. Я очень боялась праздничных дней но ничего, пока даже окна у нас целы.
Пришла от Ел. Вл. сварить себе чечевицы, да собираюсь который день к Рае идти, да вот и вечер и сегодня тревога мешает. Если кончится засветло то пойду обязательно. Вчера было очень опасно ходить по улицам из за дальнобойных. У меня здесь такой холодище вчера было 5°, а сегодня 6°
сверху листа дописано вверх ногами:

Адрес Вали Космаковой: г. Красноярск Кировский район Садовая ул. 5 кв 1 Валентина Сергеевна Горчакова
ей я написала ваш адрес.

Пишу адрес Юры: Ташкентская область, Верхне Чирчикский район п/о Янги-базар Райводхоз Райгидрометру. Но вряд ли он на месте. Мама писала что он собирался уезжать. Я так поняла, на персид. границу.
Кончаю потому что очень холодно, пойду вниз. Я хочу Рае снести виноград, жалко погибнет такой красивый. Папино детище надо сохранить. Сегодня на улице 3° тепла, а на днях было 10° гр. мороза, нести то было опасно.
Привет тебе от Ел. Вл. Анны Хр. Зины П.
В квартире и даже в доме Елиз. Мир. Ш. очень жалеют папу и прямо не верят, что может так быть с ним. Зенитки постреливают, и бомбы видно не в нашем районе. Целую мама.
сверху листа дописано карандашом:

Отправляю письмо только 10, то не было марок, то не было ящика, все сняты, надо идти на почту.

16.11.1941 Письмо

19-16/XI-41 г.

Дорогие Ирочка и Вадик.
Опять долго нет писем.
Последние дни я все ночую в доме и каждый день спрашиваю у Игн. про письма. Хотела и вчера и сегодня поехать к Анне Мих. Там у меня есть небольшой мешочек черных сухарей, она и то предупреждала, чтоб я скорее их забирала, а то она не ручается, что сможет их сохранить. Я сама уже 2-ой день начинаю чувствовать голод. Вчера я сварила
...блюдечко манной каши, часть яйца сжарила,
...множко сделала гоголь-моголь с кашей. Съела и
...чувствовала. Пошла к т. С. и там меня Ал.Макс. накормила обедом: кислые щи и гречневую кашу, а потом чай. Взяла у т. С. свои последние 3 яйца, немного русского масла и 2 черных сухаря. Конфекты ваши уж доедаю, у меня еще правда не получено 40 гр. конф. Уж еслиб можно было послать посылку хоть сколько нибудь конф. уж послала бы.
Ты Ирочка пишешь, чтоб я заходила в школу, а какой смысл?
Ты все таки ясно не представляешь всего происходящего.
Я каждый день по несколько раз благославляю судьбу, что вы так удачно теперь устроены. Ведь Вадик ..[ме]ня и тебя с потрохами съел бы. Получил бы ... на всех 450 гр. хлеба и до дому не донес бы. Конечно если б работала на станции, то получала бы 1-ую категорию. Да, надо было всему так случиться. Я стараюсь изо всех сил не терять равновесия., но трудно очень.
Особенно с 6 час. веч. когда начинаются представления.
Ан.Хр. ожидая Ел.Вл. с работы начинает так причитать, что просто душу выворачивает наизнанку. Вообще то она все время смерть себе призывает, ведь правда 81 год не шутка прожить на свете, чего только не перевидала, а теперь сидит целый день в ожидании "Леночки" голодная, холодная. Днем то еще терпимо, схожу согрею себе и ей чаю. А вечером до прихода Е.В, сплошной кошмар, каждый ... разные ужасы представляет "где моя бедная Лен[очка] ... где моя мученица?"
Хоть бы скорей декабрь прошел. [Самый] темный и холодный месяц. Мне 22 декабря давать кровь, но уж вряд ли я смогу этот раз, еслиб дали 1-ую категорию, так еще теперь не дадут.
Да, все то мои письма невеселые, а уж это кроме того и нудное, но что ж когда ничего интересного не выжмешь.
Сегодня с утра тут пришла целая семья 3 взрослых и 3 детей, их попросили выйти из своего дома рядом должны разряжать.
Я все таки все не теряю надежды на лучшее будущее, но когда мы увидимся? Единственный интерес к твоим письмам. Пиши Ирочка теперь я тебе много послала на чем писать. Я понимаю, [что] ты и пишешь, да все почта, то нет ничего, а то сразу все. У ... давно не была, все собираюсь.
Привет Над. Ал., Маре, Гале и Ире
Целую тебя и Вадика. Привет вам от Ан.Х, Ел. Вл. т. С. Вар[юши]... Ольг. Ф., Раи, Люси, т. Ш т. В.
К т. Оле не ездила хоть нужно бы кое за чем
Еще раз целую мои родные...

18.11.1941 Письмо на четвертушке листа

19-18/XI-41 г.

Любимые мои ребятки, опускаю письмо 18/XI. Теперь не так то просто опустить письмо, ящики сняты.
Вчера собралась ехать к Ан.М. Вышла из дому в 4 ч. зашла к С.Ф. думала нет ли у нее писем. Получила она 15/XI от Иры от 16/X открытку. Целый месяц шла. Из нее я узнала, что вы начали учиться.
Вы все пишите о бандеролях, но ведь ничего нельзя.
Пока я была у С.Ф. стало уж 5 ч. я еще хотела зайти к Люб. Вас. но было уже поздно. Я вообще теперь после 6 ч. веч. избегаю быть на улице. Не для чего без нужды подвергать себя разным неприятным возможностям.
Дошла я до Марсова поля, там хотела сесть на 3 или 31, пропустила 12 разных трамваев, а один 31 прошел переполненный. Потом села на любой, чтоб только переехать мост, но даже и это не пришлось, так как трамваи встали. Было уже около 6, смеркалось.
До Ан.М. и думать нечего, до дому тоже далеко, я боялась что не успею дойти, и хлеб у меня не был получен.
Мне пришлось зайти на Халтурину sic к одной своей старой знакомой Сераф. Ник. у которой мы с Юрой жили детьми.
Она мне предложила переночевать и муж ее сначала был любезен, а потом был очень недоволен, что я осталась из за несчастья которое у нас. *
Да, Ирочка много приходится переживать всяких минут. Потом мы сидели несколько часов внизу, но много зря, потому что у С.Н. больное сердце и ей трудно взад вперед подыматься. Ночь я слышала только одну, а потом заснула и ничего не слышала
на первой странице сверху:

Целую крепко. Привет всем.

* – жена расстрелянного

25.11.1941 Открытка маленькая дореволюционная

1941.11.25_NV_1_adr.jpg

Кировская область
ст. Мураши п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград 187 ул. Петра Лаврова 44 кв.6 Н.В.Мегорская
--

19-25/XI-41 г.

сверху: Послано 27
Дорогие Ирочка и Вадик.
Сегодня день твоего рождения.
Ирочка и я (хотя и вообще все время) в особенности думаю про тебя. Ночь на сегодня я ночевала у т. Шуры, после более чем месячного перерыва. Я шла м.б. и к Рае, но посколько т. Шура очень мило меня встретила и потом спросила "ты к нам" так же мило, то я и осталась ночевать. Сегодня она предложила, если я хочу, опять поночевать некоторое время у них. Т. Вера была сегодня там, где часто бывает * и особенно вспомнила тебя и Вадика и просила это передать вам и поцеловать вас.
Собираюсь ехать к т. Оле, там у меня есть грамм 200 овсянки, на одну заварку соевого какао, чай и яйцо (наверное протухшее).
Т. Оля, как я узнала от т. Ш. уже не работает. Не знаю как мы с ней встретимся потом напишу тебе. Так скучаю без известий? от тебя. Каждый день справляюсь насчет писем.
В пятом № тоже не сладко находиться. Да Ирочка приходится все терпеть.
Целую тебя и Вадика.
Привет Над. А., Маре, Гале, Ире. Люб. мама
слева по краю малоразборчивый текст (расшифровка приблизительна):
Была 22-го у Люб. Вас. она тоже ничего не имеет.

* – в церкви?

04-06.12.1941 Открытка с текстом на двух сторонах

1941.12.04-06_NV_1_adr_txt.jpg
Кировская область
ст. Мураши п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград 187 ул. Петра Лаврова 44 кв.6 Мегорская Н.В.
--
Осн. текст:

4/XII-41 г.

Дорогие Ирочка и Вадик.
Вчера был ровно месяц как получила последние известия от вас. Первый раз такой большой промежуток. Мне тоже как то не хочется посылать вам письма, думаю что и мои не доходят. Но все таки я пишу вам часто.
Поговаривают что вас отправили дальше, сегодня постараюсь зайти в школу узнать. Зайду если не помешает тр.* к Люб. Вас. и к Соф. Фил. м.б. у них что нибудь есть.
С 27-го ноября я ночую у себя было 3° а теперь 6° видимо своим присутствием нагрела. Под ватным одеялом, на голове платок, спать очень тепло. Ложиться и вставать неприятно. На ночь в ноги ставлю 2 теплых утюга, грею у Ан. Ал. в печке.
Ан. Ал. теперь взяла расчет, с 5 ч. утра занимается хозяйством. Они питаются, как многие желали бы. У меня уж кончилось все.
Съездила к т. О. за овсянкой, всего то было грамм 200 и то грамм 50 отсыпали (вероятно Танька). Я т. О. свезла 100 гр. масла подс. Прошлый (вернее в окт.) месяц она просила меня получить масло. Получила мне Ол.Ф. да Люся не зная чье масло израсходовала, а отдавать им не чем. израсходовали 300 гр. а отдали 50 гр. Я т. О. свезла последнее свое и написала на записке, что деньги и бутылочку, она бы отдала через т. Ш.
Вчера я заходила к т. Ш. так она мне ничего не передала, а т. В. сказала что так как я разбила банку А.И. которая стояла под кроватью (ты наверное знаешь), то она считает, что не должна мне отдавать деньги, а наоборот я ей должна. Как будто с домработницы хозяйка высчитывает. Я ей написала целое письмо, где все высказала. Еще были мелочи, прямо стыдно за нее.
3-го была в бане на 1-ой Сов. и ночевала у Раи, у них нет света и паров. не топят, так что тоже 6°, но в комнате так же красиво и уютно. Миша купил ковер во всю почти комнату. Топят кухню и все сидят там.

Текст на лицевой стороне:
6/XII
Дорогие ребятки. 4-го как и хотела заходила к Люб. Вас. у нее тоже нет писем.
Потом оттуда зашла к Соф. Ф. у них были открытки от Иры и Леночки от 26/X а получили 22/XI На 13 дней позднее послана чем твоя от 13-го X. Я очень скучаю без вас, но очень рада, что вы не здесь.
Я только пристроилась было ночевать у себя, так у меня нервы успокоились дома.
Но судьба решила и в этом мне отказать, так как в эту же ночь как я пришла (позавчера) произошло то что у т. О. уже давно. **
Причем совершенно только у тех, кто на юг, а у Ст.Иг. и др. все в порядке.
У Ел.Вл. я не ночевала уже с 23-го. Вчера когда я уходила я видела что она насколько можно поправила дело, но все равно тепла то немного.
Да, Ирочка много надо выдержки теперь иметь, чтоб не падать духом. Одна отрада получать твои письма, а их то и нет. Собираюсь послать телеграмму с оплаченным ответом. Хоть бы вы получали мои письма я то уж согласна терпеть. Вам больше есть о чем беспокоиться, а я все таки знаю что если вы на месте, то сыты и в тепле.
У меня сразу стало 15° мороза как на улице, а у Ан.Ал. ведро с окна упало и вода замерзла на полу. Сегодня опять ночевала у Раи, принесла свое замечательное одеяло. Хоть бы оно мне сохранилось. Я так рада что и у вас такие же теплые одеяла.
Привет Над. Ал., Маре, Гале, Ире.
Целую тебя и Вадика.
Зина П. и все они уехали на время к т. Груше?.

* – тревога.
** – разбиты стёкла после бомбежки.

31.12.1941 Письмо на трех листах

31-ое декабря

I

Дорогие мои родные ребятки.
Давно я вам не писала. Последний раз написала 10 декабря. Одна знакомая Ел.Вл. собиралась уезжать и я ей снесла письмо, но потом у нее дочь заболела корью и ей не пришлось уехать. Вчера я ее видела, и она сказала, что передала письмо одним знакомым, которые должны были улететь. *
Наверное скоро получу, Ирочка, от тебя письма, начали приходить, (правда от 2-х месячной давности)
28-го мне Анна Алекс. дала твою открытку от 24/X. От Зин. Дм. давно уж были открытки от 31/X и от 2/XI. От Толи получила только от 20/X, он находился в гор. Энгельсе (Немцев. Поволжья), а теперь наверное, уж на фронте.
Павловы живут дома, топят 2 раза в день и все равно страшный холод, ведь рядом у меня окна зияют, никак не заделаны, внизу не топят и рядом Ленский то уродец во двор перебрался.
Я с 5-го декаб. по 14-ое мыкалась, то у т. Шуры, то у Раи. У Раи паровое не топят, так что мороз был 3-4°, а кухонька

II

ты сама знаешь какая. На Ол.Ф. кровати спать прямо невозможно, без волосяного матраса, снизу прямо лед, а у Раи в комнате я Мише мешаю, он уж говорил О.Ф.
Т. Шура с т. Верой 14-го декабря утром мне устроили скандал, как только не обозвали и чурбаном и эгоисткой и лодырем. Что у них много желающих и на угол и на самовар с большой для них выгодой. Требовали с меня спичек, (элект. то ведь нет уже месяц, а я получила 2 коробка, да и израсходовала по темным парадным. Упрекали, что я не могу постоять для них в очереди, поставить самовар, вообще получилась такая безобразная сцена, я только молчала и плакала, потом у меня 3 дня физически болело сердце.
Чай я не стала после таких упреков пить и ушла к Рае, где и была до 17-го дек. Беда только та, что перед уходом т. Вера дала мне, (обещанную без моей просьбы, еще накануне, чашечку черной вермишели) а я до сих пор не получила за этот месяц крупы. Зина П. на что специалистка и то получила только вчера. Конф. за весь месяц тоже только вчера я получила, а то все

III

без очереди был только джем и повидло.
Получила я пол кило ирисок, но только они не настоящие, не сладкие, но все таки ничего, а то были 18 р. 40 к., сверху вроде шоколадом облиты, а внутри гадость. Ириски эти хоть дешевые 7 р. 40 к. А еще было так называемое конфектное "гралинэ" 9 р. кило. Я сдуру взяла 100 гр. так не смотря на голод не знала как съесть, буквально тошнотворное средство.
У меня все планы и расчеты были на то что я сдам кровь и получу 1-ую категорию, и вот меня врач не пропустил. Я так 27-го рыдала. Только и надеялась на это. Как будто у меня изо рта кусок отняли. Я расчитывала из этого пайка и т. Соне отдать, так как я 17-го пришла к ним, а у них 13-го дек. умерли Соф. Ал. и Евг. Ал. и 18-го нужно было их везти хоронить. Ал. Макс. сама мне предложила остаться ночевать на раскладной кровати. Они топят только одну печку. У Варюши в комнате спит Женя и Женина племянница, молоденькая девушка Нина, ее отец остался там где Варюшина сестра, жив ли неизвестно. **

IV

18-го похоронили С.А. и Е.А. а вчера Ст. Зин. Ольга Акимовна теперь переехала к т. Соне. Александра Максимовна ночует все время где нибудь в доме. Я последние 2 ночи ночевала у нее комнате 4° мороза. Но и здесь приходится уходить, позавчера Варюша гнала прямо "к чорту", сама я, говорит, "виновата, пожалела тебя, предложила ночевать, а и Ал. Макс. против и т. С. нечего объедать, у нее самой ничего нет". Я правда это время у них и воду носила из дома 17 по Кирочной против водников *** и в очереди стояла и т. С. была больная, горшки выносила. Когда хоронили Ст.Зин. до самого кладбища везла с Женей и еще с одной из дома гроб. В гору на мост было очень тяжело. А когда возвращались после похорон Евг.Ал. и Соф.Ал. вся улица и двор были залиты водой, попало в канализацию. Я зашла к Анне Ал. одела калоши, а валенки т. Сонины взяла подмышку. Почти по колена в ледяной воде дошла, а еще потом Варюша говорит, очень нужно было ноги мочить, шла бы к теткам. Легко сказать усталая, промерзшая, голодная изволь тащиться неизвестно на какой прием.
С 28-го дек. неожиданная радость прибавили 75 гр. хлеба, теперь получаем по 200 гр.
сверху листа вверх ногами дописано:

Привет от Зины П. и Анны Алекс., будешь писать, напиши Анне Ал. отдельную записочку поблагодари за меня. Она меня часто кофе поит сладким и лепешки не раз давала. Родные то хуже.

V

Кто уж поживился за счет этих 3 похорон, так это Александра Макс. Чего, чего только не натаскала сверху ****, а ведь наследницы то т. Соня с Ольгой Ак. А она все себе, а из милости т. С. дала шерстяные чулки, гамаши. Варюше шерстяные чулки, Нине, Жене и мне расщедрилась длинные шерстяные серые чулки, внизу правда рваные. Тебе т. Соня потихоньку от нее оставила скатерть ***** ("когда Ирочка замуж будет выходить) и бургиньоны (поддельный жемчуг).
Я взяла 2 томика Лермонтова, томик Чехова, Апухтина, 1 томик Пушкина, один 3 том Некрасова, все в хороших переплетах. Это Ал.Макс. и не знает, ну да она книжки не очень ценит. Там ей есть продавать ценные книги "Энциклопедический словарь" чуть не пол шкафа.
Потом т. С. разрешила мне взять 10 хорошеньких блюдечек для варенья, молочники, 3 горшочка, три огнеупорных тарелочки, блюдечко эмалированное, тарелку эмал. и сама уж я взяла хорошую эмалированную кружку. Попросила у Ал.Макс. я для Вадика тоненькую егеревскую фуфайку, так жалко стало, отказала, куда, говорит, посылки не идут. А куда ей мала, а для Вовочки лет 8 хранить надо. Еще принесла столик почти

VI

такой как у нас стоял под зеркалом. Все это конечно м.б. и ни к чему. Будет ли все цело, пока морозы большие, так спокойно.
Я продала за 315 р. пальто, которое покупали папе в комиссионном за 160 р. Заплатила 155 р. за квартиру сентябрь, октябрь, ноябрь.
Ольге Фед. отдала долг 35 р. и Варюше в счет работы за пальто дала 20 р. У меня теперь 100 р. Я расчитывала сдать кровь и послать вам хоть 50. Но ничего не вышло. Не знаю съумею ли сохранить квартиру, я очень расчитывала на донорство.
Получили ли вы 30 р. которые я послала 31 окт.?
У нас в квартире умерли у Смирновых Василий Пах. не болел, а так сразу и Зоя, таскала ночью дрова, да так одетая и свалилась. Есть подозрение не Абрам ли ее убил, она скоро ожидала ребенка.
Ирочка невеселое письмо я тебе написала хоть и большое, ну уж что есть. Я за это время пребывания у т. Сони окрепла так что до сих пор не изголодавшуюся не похожа, хотя вешу теперь 55 кило, в сент. была 64 кило, весной 70 кило, а раньше 80.
Ирочка пиши, думаю что теперь почта наладится.
Родные мои любимые, я очень без вас соскучилась. Некому и погоревать то вместе.
сверху листа вверх ногами дописка:

Привет Надежде Ал., Гале, Маре, Ире. Пишите.
Я очень много посылала конверты, а не знаю дошли ли
Целую крепко, крепко, вас мои родные. Люб. мама

* – письмо, похоже, не дошло – его нет среди корреспонденции ИА.
** – какое-то иносказание. Вероятно сестра Варвары и отец Нины арестованы.
*** – магазин на углу ул. Салтыкова-Щедрина и пр. Чернышевского.
**** – из квартиры 65, где жили умершие С.А. и Е.А. Меркуловы, С.З.Епифанов. Находилась этажом выше квартиры т. Сони (№ 63).
***** – этой синей скатертью до сих пор пользуются в семье Новожиловых.

02.01.1942 Записочка

2/I 42 г.

Дорогие мои!
Написала письмо еще позавчера, да не опустила и сегодня вероятно не опущу. Около водников есть ящик , да как то не знаю вынимают ли оттуда.
Ночевала я эти 2 ночи у Анны Ал. Она очень хорошо с Зиной ко мне относятся. Самовар ставят 2 раза обязательно, а эти три дня и днем еще ставили. Сегодня утром Ан.A. дала мне тарелку мясного супу, и к чаю патоки очень вкусной и позавчера тоже к чаю патоки.
Т. Соня дала мне манной, но не с чем ее есть. Варюша 31-го дала мне грамм 200 хлеба, ей племянницы муж привез буханочку 1200
Не так уж плохо, а вчера я вздумала у А.А. вымыть голову и пошла за водой в дом 38. Там была очередь 12 человек, мне стало очень плохо и не помню как упала без сознания. Очнулась, все трико мокрые
еле дошла с водой, полежала, потом вымыла голову и опять легла, вечером сходила за хлебом, прикрепила карточки. Сегодня опять лежала до ½ дня.
Нет все писем, скучаю так.
За Зией вчера и Абрам умер.
Павловы то молодцом они хорошо питаются
Ну Ирочка и Вадик целую вас без конца
Люб. мама

07.01.1942 Открытка

Кировская область
ст. Мураши п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград 187 ул. Петра Лаврова 44 кв.6 Мегорская Н.В.
--

7/I 42 г.

Дорогие мои родные, любимые Ириночка и Вадик!
Все нет и нет от вас ничего. Была вчера у Люб. Вас. у нее также ничего.
Нахожусь с 31-го дек. у Павловых. Они собирались было перебраться в Кантеровскую комнату, но на счастье потеплело, и они раздумали пока. Вчера у них даже было 13° тепла.
Позавчера я совсем собралась умирать, не могла даже слышать звука ложки о тарелку, которую у Пав. ел Гр.Ан. Ушла в 5№. Посидела там и хотя и невесело и неинтересно поговорили, а все таки мне стало легче. Гр.Ант. каким то образом сохранил свеж. капусту у него были чудные мясные щи даже с картошкой.
Вчера получила 600 гр. темной муки и вот вторй день вместе с Зинаидой и Анн.Ал. печем лепешки. Они то вообще пекут из чего либо каждый день.
Вчера я себя почувствовала настолько хорошо, что даже пошла в кино, но правда зря, жаль что на такую неинтересную картину "Большая жизнь". Я в кино не была с июня, когда смотрела "Песнь о любви".
У Смирновых умер Шурка, ну это то хорошо, давно бы надо.
Мы вчера с Люб.Вас. радовались за вас, что вас отправили – сыты, в тепле и даже учитесь. А то вот Зина (еще лучше других участь) не учится, а сидит целый день у печки печет лепешки, а другие не учатся и ни лепешек ни тепла.
Видала в последних числах декабря в 32-ой школе (заходила к Мар. Пав. узнать нет ли писем) по моему как я объяснила Зинаидке Тамару Обабкову. Она учится кажется только она одна из ваших и как будто Лена Тумм. Привет тебе от Тамары, от Зинаидки, от Ан.Ал., от Тоси К. от Варюши т. Сони, т. Ш., т. В. Т. Олю не видала с тех пор как я 14-го дек. ушла от теток
она раз ночевала у них, у нее уж очень холодно но теперь и у них 5° тепла.
Люб.Вас. помещается в комнате Гали и Мары. Очень мне понравился у нее пузатенький медный самоварчик. Мара и Галя знают, спроси. Самовары теперь в почете.
Зинаидка сейчас упражняется с удовольствием намазывает патокой лепешки. Она вообще с удовольствием кухарит, прямо на них с Ан.Ал. приятно смотреть так дружно все у них выходит. Кончаю писать.
Привет Над.Ал., Гале, Маре. Целую крепко.
слева по краю:
Люб. вас горячо мама

18.01.1942 Письмо

18/I 42 г.

Дорогие, родные, любимые Иринка и Вадик!
Пишу, пишу вам и все от вас нет ничего.
Думаю, пишу как в яму, а все таки м.б. и получите. Последнюю открытку я опустила 7-го января.
Я не знаю почему то напр. из Свердловска и даже из той же Кировской приходят письма напр. из Свердл. Танечка Навр. получила письмо от 15 декабря – 16 янв.
От Зин. Дм. была телеграмма от 8/I получена 10/I. Пишет "Терпим нужду надо прислать деньги Зина".
Родные мои ребятки, как я без вас тоскую, но ежеминутно радуюсь, что вы уехали. Мне столько приходится переживать, самое главное из за отсутствия своего угла. Голод я в своей жизни переживала несколько раз и тогда, когда все были по горло сыты, самыми изысканными вещами так что и теперь если б я имела возможность лежать в своей комнате в мало мальски сносной t, я совсем себя иначе чувствовала бы.
Я тебе писала в открытке от 7/I, что я с 31-го декабря находилась у Павловых. Мне у них было очень хорошо Анна Ал. и Зина очень хорошо ко мне относились. Я себя очень плохо чувствовала, после того как 1-го стоявши за водой (часа 1½) упала без сознания. Идти мне было некуда. Т. Соня с Варюшей меня усиленно выпроваживали к теткам. Но у них ты то прекрасно понимаешь, я не могу находиться. Быть там это значит самой стать такой же злобно-сумасшедшей как т. Шура и т. Вера. Последняя все таки была кроткая, но все равно с ней быть тяжело. Я к ним заходила 7-го, хотела спросить свои золотые вещички и кое что напр. голубое одеяло, но они оказывается в 5 ч. веч. уже укладываются и к ним не попадешь. Все таки попала к ним, дверь входную с воркотней открыл Евг.Як., а у них соскочила босиком открыть т. Вера. Я принесла чашку муки, которую я отдала за взятую у т. В. чашку вермишели. Поздравила их с праздником, так и т. Ш. уж на это не может злобно ответить, так только тоном "спасибо, спасибо Наташенька". Вернулась я к Павловым и вот в этот день мне подпортил Григ.Ант. Он один раз ночевал при мне у них, и так нахально занял все стулья, что Дм. Пав. негде было утром пить чай. Потом днем Гр.Ант. ел свой суп у них, а вечером еще раз пришел проситься поесть у них. Дм. Пав. говорит "у меня не "Дом Крестьянина", что это у вас по 2 комнаты подчеркнуто в тексте, а вы идете мешать мне семейному человеку, в одной комнате без воды, без света, без уборной. Дайте мне ваши комнаты, и я мигом их оборудую, навезу дров, остеклю". Григ.Ант. повертелся помялся и должен был уйти на мороз в свою комнату. А мне то каково было. Я сидела на оттоманке и делала вид, что читаю хотя ничего не видала.
В этот вечер так обошлось, а утром, уходя на работу говорит Анне Ал. "скажи Нат. Вл. чтоб она себе искала другую квартиру, у нее родни столько, что целая рота поместиться может, что же нас стеснять семейных людей". Я то как всегда лежала на оттоманке (у окна) лицом к стенке и делала вид что сплю. Настроение у меня стало ужасное. Я только только начала приходить в себя. Анна Ал. когда мне было очень очень плохо и нечего было есть, кроме своего хлеба давала мне 3 раза супа, и то по пол лепешечки, патоки раза 2. Утром и вечером всегда самовар и кофе пей пожалуйста из жита, все таки подкрепилась. А тут еще получили пол кило темной муки и т. С. дала 200 гр. Я 5 дней делала лепешки по 10 больших штук. У меня до этого по 5-6 дней не действовал желудок, а как стала есть эти лепешки сразу стал действовать без болезненно каждый день.
Анна Ал. мне ничего не говорит, день проходит я сама завожу разговор, она говорит "я вам так ничего бы и не сказала, мне жалко вас, я знаю ваше положение, а ему ведь дела нет, устает, раздражается" Я говорю "Анна Ал. я вполне понимаю Дм.П. и нисколько не обижаюсь, но ведь положение то у меня безвыходное.
Вечером я условилась ночевать в 5 № в корридоре, пришла в 10 ч. веч. за своим одеялом. Дверь мне открыла Валя, они уже спали. Я пошла она спрашивает "куда же вы" "буду в коррид. ночевать". Не успела я спуститься на первую площадку, как Валя бежит "папа просит вас вернуться". Ну, что я вернулась. Потом ночевала еще 4 ночи и он ничего даже 9-го сам пригласил чай пить с патокой.
12-го они перешли в комнату Кантер и на 13-е я ночевала в пустой их комнате, к утру было уже 4° мороза. И вот утром он спросил "а где же Нат. Вл." Анне Ал. не надо бы говорить, что я в их комнате, он же не пошел бы в комнату, а она сказала и вот он ей устроил скандал.
Потом я 2 ночи ночевала на стульях в №5, но у них 0° хотя буржуйка топится очень много. Ан.Хр. теперь тоже характером вроде т. Шуры, да и Ел.Вл. немного лучше стала. Хотя она сама же меня просила помочь ей свезти ее умершую тетушку сначала из Нового пер (как от т. Оли расстояние) в церковь Спаса Преображения на Рылеева, а потом на другой день на Волково кладбище, оба дня был 27° мороз. Было очень тяжело так как нас было только двое. Я согласилась только из за того, что она обещала меня покормить. Я с 30-го (кроме супа Ан. Ал.) не ела ничего горячего кроме кофе и лепешек.
За последнее время все время приходится таскать и поднимать тяжести. Гробы поднимала тяжелые. Воду таскать чистую грязную. Если б только для себя много ли мне воды нужно, а так приходится в благодарность за ночлег таскать не по силам.
Эту неделю в смысле питания мне повезло, я начиная с 11-го каждый день ела суп и даже мясной (конечно мясной слишком громкое название) 11 и 12 у Елены Вл.
13-го Елена Вл. накормила меня лепешками и пила свой настоящий кофе.
14-го получила 400 гр. муки и 75 гр. мясных консервов. Сделала лепешки на буржуйке и сварила суп из половины консервов было немного у меня сделано лапши из последнего яйца и из т. Сониной манной.
15-го я зашла к т. Соне и Ал.Макс. мне выслала из своей комнаты с т. Соней тарелку супа с белыми, белыми макаронами, я никак не ожидала в этот раз.
Вечером у Тонечки еще тарелку супа с пшенной крупой и мой малюсенький кусочек консервов и сделала еще в печке лепешек. Ночевала у Тонечки 2 ночи, наносила 4 ведра воды, вымыла Тонечку, себя и свой и ее платки и свою розовую с головы. У Тонечки прямо рай, тепло как ни у кого. Впервые за много месяцев спала без футболки, с голыми руками в одной рубашке. Как бы хорошо иногда хоть придти к ней отогреться и выспаться, но нет ты знаешь с Тонечкой у меня всегда бывали в разговорах конфликты, а теперь она и сама меня предупредила, что она очень раздражительная и вообще ей хочется быть одной, что у нее почти все время ночует ее сослуживица. Окончательный разговор был таков что она даже когда мы прощались не пригласила меня, хотя до этого говорила, что иногда я могу к ней придти переночевать.
Наверное это у меня такой невыносимый характер правда, что я никак не могу себя сдержать с тем человеком, который не может тоже похвастать спокойствием.
Да детишки тяжелее всего быть бездомной собакой.
Помните я всегда говорила "давайте сменяем комнаты на 2 меньшие, мало ли что с папой может быть", а вы все трое во главе с ним протестовали.
Ну и вот что теперь будет, м.б. даже если мне удастся с вами увидеться, я все таки не съумею сохранить площадь. Вас. Вас. ругался, что я не заделала окна и заявил управдому, чтоб у меня отобрали комнату. Пока у меня заплочено за ноябрь, за обе комнаты. Денег у меня 100 р.
Детки мои я часто думаю, что все равно раз уж нам не пришлось уехать, папа все равно умер бы не в окт. так в декабре или теперь, ведь людям которые как он привыкли каждый день пить вино, лишиться и питания и вина непереносимо.
Ты знаешь в нашем доме Козловых (у них еще мальчик твоих лет) умер отец, у Паженских тоже. Я думаю что они и не выпивали.
Родные мои кончаю письмо, боюсь что такое длинное письмо цензуре надоест читать, но так хочется отвести душу.
Сегодня ночевала у Ольги Фед. в кухне на столе (нас было в кухне 6 ч.) Сейчас иду на Петроградскую к Анне Мих. Гор.?
Целую
на первом листе сверху вверх ногами:

Целую крепко крепко. Думаю о вас беспрестанно и радуюсь за вас что вы сыты и в тепле.
Привет Над. Ал., Гале, Маре, Ире.
Люб. мама.

03.02.1942 Открытка самодельная

1942.02.03_NV_1_adr1942.02.03_NV_2_txt
Кировская область
ст. Мураши п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Ирине
--
Ленинград 187 ул. Петра Лаврова 44 кв.6 Мегорская Н.В.
--

3/II 42 г.

Родные мои любимые Иринка и Вадик.
Продолжаю все писать вам без надежды, что вы получаете. Кажется за тот период (3 м.) что я не имею от вас писем, я вам пишу 19-ое по счету.
Эту открытку мне сделал один мальчик Сережа, которому скоро будет 13 лет. Он очень хорошо рисует. Открыток в продаже нет, а быть может все таки открытки доходят. Если получите эту, то отвечайте тоже также, если нет открыток.
Я чувствую себя довольно прилично, хотя по всем причинам могло этого и не быть. Месяц тому назад, когда я так неожиданно лишилась донорства и связанного с ним для меня улучшения питания, мне казалось, что все для меня пропало, а вот прошел месяц и жив курилка.
Последнее время нахожусь у Анны Мих. с 18-го ночевала у нее 3 ночи, потом 2 ночи у Ал.Мак. и т. Сони и 1 ночь у Ел.Вл., а с 24-го опять у Ан.М.
Сейчас иду домой насчет карточек. Спасибо т. С. что по Варюшкиным словам, дала она мне д. С. валенки, стоят 30° и больше морозы, а у меня ноги в тепле. У т. Ш. с т. В. не была с 10-го янв. не знаю что с ними, но идти к ним не тянет.
Дорогие мои, каждую минуту рада за вас, что вы сыты в тепле и даже учитесь.
Была 23-го у Люб.Вас. она обещала сообща послать телеграмму, на другой день оставила ей деньги.
Ал.Мак. собирается в дорогу, если уедет, пошлю с ней письмо.
Привет Над.Ал., Маре, Гале, Ире. Целую крепко.
Люб. мама.

08.02.1942 Письмо на двух листах

фев. 1942 г.

Начато 8-го февраля посылаю с Хилецкими.

Дорогая, любимая моя девочка, прямо не хочу к Вадику и обращаться, пока он не напишет мне хоть 20 слов еще. Я просто начинаю забывать его, так он ничем себя не проявляет.
Сегодня у меня настоящий праздник, получила 2 письма от тебя и письмо от Муси. Кроме того 300 гр. песку и 100 гр. сливоч. масла.
2-го ф. я ушла на Петр. к Ан.Мих и только 7-го поздно вечером вернулась, уж не имела возможности подниматься насчет писем. Оказывается письма 2 дня лежали у Зинаидки.
дописано позже между строк:

10-го получила твою открытку от 23/XI так что насчет денег я теперь спокойна

Спасибо тебе Ируся за платочек, мне З. сначала дала Мусино письмо, я начала его читать, а как только она принесла твое письмо, я бросила Мус. не дочитав и принялась за твое. Я сразу читала вслух и конечно слезы у меня были близко, так что твоей чистенький, хорошенький платочек сразу поднесла к глазам, а то мой платок теперь стирать приходится очень редко.
Я то все таки держу норму чистоты как никто, при всех моих скитаниях умудряюсь мыться через 10 дней и стирать платок шерстяной недели через 3. За водой то почти везде надо ездить на Неву. Я говорю ездить потому что я вожу воду на твоих санках. Я мылась 31-го у Хилец. выстирала белье с себя, 1-го сожгла свою голубую футболку и черную батистовую рубашку, чулки Ел.Вал., а самое страшное, что мог быть пожар, а без воды ты представляешь что было бы. Хорошо еще что я сама же заметила и потушила. Сколько я перенервничала, только меня люди так любезно приютили, а я что чуть не натворила.
8-го когда я возвращалась утром с хлебом, в воротах А.Ал. колола дрова и сказала что есть письма. Зинаидка такая умница догадалась тебе сообщить адрес Муси, который она прочла на конверте. М.б. ты ее письмо получишь на много раньше чем мое.
Напиши т. Оле и обязательно т. Соне. М.б. ты писала, да не дошли.
Ирунчик, ты меня спрашиваешь, как я выгляжу и пишешь, если узнаешь, что плохо, то будешь плакать. Выходит надо тебе врать, а я, ты знаешь это, не умею. Я тебе уже писала, что взвешивалась в конце дек. и была 55 кило, а теперь конечно еще похудела, но это не важно для меня, ты меня знаешь, мне немного надо чтоб потолстеть, а как я страдала от своей полноты. Все так ужасаются на свои исчезнувшие мяса и жиры, что прямо смешно. Я же нисколько не горюю о своем жире. Как про Вадика говорили "были бы кости, а мясо нарастет". И совершенно правильно, ты знаешь, что с ним было, а ведь потом стал мальчик ничего.
Ирусенька, родная моя доченька, только теперь мы обе по настоящему поняли как любим друг друга. Ты то всегда старалась ласкаться ко мне, а я сама отклоняла? твои поцелуи.
Также насчет Муси, как ты ревновала ее ко мне, а вот теперь сравнить твое и ее письмо. Ей 21 год, а тебе еле 15 ... она ближе сюда а видимо совершенно не понимает ничего. Трудно будет вам без Евг.Л. А Ира и В. с тобой? Они учатся? Она вообще то думала, что мы уехали, как предполагали. А насчет вас она наверное предп., что вас вернули, как почти всех.

3
Пишу еще раз ее адрес м.б. Зинино письмо не дойдет.
сверху:

Вологда ул Маяковского 8 ком.2 65 общежитие

Ты видимо пишешь не мало, а я получила только от 29 окт. и от 13 окт. открытку получ 3 нояб., а потом 28 дек. от 24-го окт. и вот теперь 6-го фев. письмо Зин. от 13-го и мне от 27-го дек.
Папино письмо я послала Над. Ал. еще 12-го ноября. У себя я сохранила копию, но сейчас мне нет времени его переписать. Вот видишь как с почтой, а ты пишешь посылать карточки и тем более какие я не знаю, ты писала, а я ведь не получала. Я ведь тебе послала за 3 месяца 19 писем, а сколько ты получила?
Миле я написала еще в нояб. от бабушки нет ничего, жива ли она. Все хочу послать телегр.
Я ходила к т. Шуре 9-го и думаю, что пожалуй видела ее в последний раз, если не съумею зайти вскоре, она лежит как говорит с воспалением легких, а сама все время то за тем, то за другим встает. Т. Вера выглядит ужасно. Я была у них 10 янв. и т. Ш. меня тогда чуть не убила. А сегодня она так хорошо со мной была, благославила меня, я ей руку поцеловала. Теперь то они очень бы хотели, чтоб я у них поселилась в помощь, но мне в январе деваться некуда было, а теперь то с пол беды. В марте у Раи опять можно будет.
Анна Мих. так ко мне замечательно относится, все время нет нет да и даст тарелку мясного супа, к чаю (ее крепкому, горячему) часто то пол пиленого кусочка сах., а ты знаешь сейчас никто из родных, никогда этого не сделает.
Вот еще Ал. Макс. тоже всегда, когда я прихожу к т. Соне, поддерживает меня, дает тарелку супу замечательного, а один раз был такой шикарный обед, как грибной суп а на второе рисовая каша со сладким киселем из настоящей клюквы. Мне сейчас особенно нужны бы витамины, у меня уже 3 нед. распухли, болят десны. Болят даже ночью, как будто рот ошпаренный. Такое удовольствие когда ешь хлеб, а есть больно. Теперь все полюбили горбушки и у продавщиц все их просят, и хлеб стали теперь резать иначе, чтоб больше приходилось горбушек.
Я тебе кажется писала про рыбий жир, помнишь еще брали из бутылочки ботинки мазать. Я 50 гр. рыб. ж. сменяла на 100 гр. настоящей манной, на 100 гр. ячневой, 50 гр. песку и еще должна мне эта дама грамм 50 какой нибудь крупы. У меня еще есть 50 гр. и из за десен я пожалуй сама буду его есть хоть и противно и жаль, еще могла получить бы крупы.
Знаешь Ирочка, как жаль что я раньше не знала, оказывается я давным давно могла ночевать у Хилецких, случайно стояли в переулке в очереди с Зиной и она узнав мое положение, сама предложила мне у них ночевать, Анна Мих. тоже пока меня не гонит, а наоборот приглашает.
Хилецкие наверное уедут, так как за ними приехал представитель от учреждения Инниного отца. Они мне предлагают поселиться в комнате Елиз. Вал., которая по нашему черному ходу (20 м.) зачеркнуто в тексте
Денег 90 руб. за кварт. запл. по нояб. включ.
Да, Ирочка получила ли ты 30 р. посланные почтой 31-го окт. ответь мне.
Ну целую Вас мои родные ребятки. Вадик напиши мне еще хоть 20 слов.
Привет Н.А. и девочкам.

19-24.02.1942 Письмо на двух тетрадных листах

Штамп: ПРОСМОТРЕНО
Военной Цензурой
Ленинград
122
--

Получила 28/III-42 г. рукой ИА

19-19/II-41 г.

Отправлено 24-го фев.

Дорогая моя дочурочка Иринка, и бедный мой неграмотный сынишка Вадик.
Думаю, что наверное, за эти дни, есть мне что нибудь, еще от тебя, Ирочка, м.б. хоть запоздалое.
Я ушла из дому 13-го фев., ночевала последнюю ночь у Орловой. Теперь почту приносят в дворницкую, так как очень мало письмоносцев и говорят, что только раз в неделю.
15-го ф. должны были ехать Инна с матерью и наверное Елиз. Вал.
Я с ними дала письмо, чтоб они опустили по дальше. Не знаю когда я пошлю это письмо.
... сегодня 19-го фев).
Я с 13-го нахожусь у Анны Мих. Она 16-го утром заболела дизентерией и я за ней ухаживаю, а она меня подкармливает.
Напр. она купила за 100 р. литр молока и немного осталось, а так как ей нельзя теперь, то она отдала мне.
Я с лета не пила кофе с молоком, так вкусно. Потом суп у нее остался с бобами и с пшеном, мясной, каша пшенная. У нее тут временно ночует муж с женой, простые люди, но очень хорошие, так вот эта женщина 2 раза давала мне хлеба, тарелку гороха, кусочек сахару. В общем мне везет, за 3 недели февраля, я только 1-го, когда не выдали карточек, сидела совершенно без единой крошки и так и легла голодная.
У меня еще не получено 280 гр. крупы и за рыбий жир я дополучила пшено и немножечко есть еще ячневой мяса также 125 гр. я также ушла не получила, хочу сразу взять побольше кусочек со 2-ой выдачей. Так что видишь у меня дела совсем не так плохи.
Я не помню написала я тебе в том письме или нет, что у меня тут было два предложения – одно управхозом на 3 дома в нашем домохозяйстве, (400 руб. и 1-ая категория)
Я хотела согласиться, чтоб выгодно обменять свои комнаты на меньшие. Но ты сама понимаешь, какое это кляузное дело, особенно весной и теперь, когда надо отогревать трубы, производить вывозку нечистот со двора и пр. пр. Мне никто не посоветовал взяться.
А второе было со стороны Ел.Вл. Один ее знакомый адвокат Семен Наумыч, потерял только что жену и остался с 18 летней дочкой в двух комнатах, больной поносом, совершенно неприспособленный к теперешней жизни и дочка также привыкла к заботам мамаши.
Они правда мне показались оба очень симпатичными, но условия их жизни меня не прельстили. Я почти обещала сходив на Петрогратскую sic, придти к ним с 16 быть у них хозяйкой, но нет спасибо. В таком холоде и грязи, готовить на 2 служащие карточки какую то жидкую баланду и стирать чужое грязное белье.
У Анны М. мне хоть приятно находиться в культурной обстановке, хоть и приходится выносить судно и на помойку далеко грязное ведро и за водой на Неву далеко ездить и таскать в 4-й этаж тяжело. Но зато в свободное время сижу себе в полушубке, в мягком кресле и читаю Монте-Кристо. Чай крепкий и даже иногда кофе раза 3 в день. Сплю я последние ночи вместе с ней на широкой мягкой тахте.
Ирочка, я тебя очень прошу, когда ты получишь это письмо, напиши пожалуйста Анне Мих. несколько слов специально, поблагодари ее за заботу обо мне. Ты знаешь, что раньше мы никак не могли ожидать от нее такого внимательного, чуткого, дружеского отношения.
Я всегда думала, что она отностится ко мне снисходительно, с полу презрительной гордостью. Ведь 3-го сентября мы с папой были у нее и папа ее из всех знакомых и родных видел ее последней.
Он так хорошо тогда выглядел был такой интересный (похудее). Был в новой эстонской серой рубашке, галстук был выстиран и выглажен, брюки отпарены. Я прямо на него любовалась, как будто и не было всех кошмаров, которые пришлось пережить за все годы. Вообще как вы уехали, он ко мне прекрасно относился и я тоже не могу себя в чем нибудь упрекнуть по отношению его за последнее время. Только вот в последний день, когда я с ним виделась, мы были на рынке и он так не хотел меня отпускать одну к т. Ш. и к этим проклятым Зин. и комп., а я оставила его на рынке, стоять за соевой колбасой для него и Путьки и ушла, мне тяжело было стоять, а он хотел идти со мной. Все таки на несколько часов были бы дольше вместе и м.б. я что нибудь почувствовала бы, когда он уходил.
Путька, так на 6 руб. и слопал весь килограмм колбасы, а потом спустя несколько времени пропал и конечно съеден как все его приятели.
Теперь музейная редкость, если у кого есть кот. Напр. у Анны Мих. – Люлик до сих пор ни за что не станет есть что попало, а его насильно Анна М. кормит с ложечки тем что ему не по вкусу. А сам он охотно ест только вареное мясо иногда свежий хлеб, 100 р. молоко и это не допивая, и приходилось вымывать блюдце. Прямо не видала сама бы – не поверила. Похудел он ужасно.
Я не помню при вас ли усыпили Пиушку.
Ирочка если ты не писала специально т. С. и т. Оле, то напиши обязательно, а то про т. С. ты даже не упоминаешь, а с т. Олей я ведь не вижусь. Я не в силах ходить пешком такие концы в один день, без надежды на подкрепление.
Ты пишешь мне все время, чтоб я посылала карточки, но я не доверяю почте, видишшь sic я послала Над. Ал. папино письмо, а где оно? М.б. еще придет, пока подожду, а потом перепишу еще раз и пошлю уж копию копии.
Пиши Ирочка и попытайся заставить Вадика. Как он отнесся к смерти папы и понял ли все?
Крепко, крепко вас целую мои родные. Привет всем Н.А. и девочкам

03.03.1942 Письмо от Зины Павловой

1942.03.03_ZinaP_1.jpg

3/III

Привет из Ленинграда.
Здравствуй дорогая подруга Ирочка.
Сегодня половина первого получила от тебя письмо а так же Н.В. от тебя за 30/I и от Муси Мегорской.
Ирочка живем мы плохо, но гораздо лучше чем раньше т.е. месяц тому назад

кусок в несколько строк аккуратно вырезан. Похоже, цензурой

иждивенец 400 гр дети 500 гр. а масла только по 100 гр всем а рабочим 150 гр.
хлеба норма в сутки раб. 500 гр служ 400 а нам иждивенцам а так же и детям 300 гр.
Ируся ты просишь чтобы я тебе писала о твоей маме (т.е. о Н.В. Мегорской)
Милая Ирочка от тебя скрывать не буду у Н.В. сейчас цинга
десна распухли и т.д. И потом еще дизинтерия
она это время находится у Кованько Е.В. а Анна Христиановна скончалась недели две тому назад.
Ируся но теперь дали нам по 150 гр. всем клюквы и сухих овощей
Ира

кусок в несколько строк вырезан

Ирочка у меня очень сильно болить рука правая, большой палец нарывает весь кругом как яйцо стал толстый красный белый нипоймешь какой, но сейчас стал лучше от Буровской жидкости я только и спаслась.
Ирочка 25/II мы получили от Толика письмо из Арска (из запасной части)
училище он уже окончил и теперь лейтинант два кубика
кормят очень хорошо ком. составская столовая обеды очень хорошие – всегда из трех блюд. получает 675 рублей.
Ируся, я прочла письмо Н.В. от тебя (она сама сказала что как получу чтоб читала если хочу) и меня он забеспокоил Вадик почему он так похудел, а ты все толстеешь очень-очень жаль Вадика
передай ему горячий привет с поцелуем
Писать больше нечего
Целую крепко-крепко
Зинаидка
Я и вообще мы не ... учились
Привет от мамы
Жду ответа
--
Кировская обл.
Станция Мураши
п/о Верхораменье
189 школа
Светловой Иринке

04.03.1942 Письмо Вадиму

19-4/III-42г.

Дорогой мой, родной Вадик.
Пишу тебе, лично, м.б. ты обижаешься, что я до сих пор все писала на Иру и потому мне не отвечаешь?
Вадик, я очень страдаю, что ты мне не пишешь, ведь знаешь как Ира раньше всегда ревновала, что я тебя люблю больше чем ее. Папы теперь нет и мне единственная мужская опора это ты мой милый сын. Вадик скажи Ире, что т. Соню вызывали и сказали, что д. Саша жив. * Будем надеяться, что и папа тоже. О папе узнать можешь только ты, а тебе еще мало лет. Вадюнчик мой родной, любимый, поднатужься, учись лучше, чтоб не пришлось тебе идти в ремесленное быть "шакалом"
Ты ведь сам знаешь, как на мою ничтожную зарплату нам трудно будет жить и как Ирочке тяжело будет если ей придется и учиться и работать. Ты обещал сбросить с себя лень и начать учиться как следует, время пришло.
Вадик я сейчас болею дезинтерией с 20-го февр. Я ухаживала за Анной Мих. (женой Дмитрия Серг. Г) и от нее заразилась и вот 24-го ф. такая тяжело больная шла пешком – ты знаешь, как это далеко. И идти то мне было некуда. Болезнь заразная, воды и уборной нигде нет. Заходила к т. Соне, но там опять чего то против меня напридумали.
В 9 часов вечера я пришла в 5 № к Елене Вл. и она меня приютила, я откровенно сказала ей, что со мной. Мне было очень плохо. Днем в поликлинике на Петр. ст., куда меня завела одна женщина, мне врач назначила впрыснуть 3 кубика камфары, так как у меня был очень слабый пульс, но я лежала на скамейке очень долго и никто не пришел. В больницу не берут.
Все эти дни я два раза днем и вечером ела перловую кашу, а как пришла с Петр. ст у меня во рту ничего не было 29 часов (больше суток). У меня скопилось теперь 1600 гр. хлеба. С продуктами стало гораздо лучше. Дали 100 гр масла, 200 гр песку 25 гр какао, крупы килограмм. Мяса я еще все не получила, сразу надо 375 гр. получить. Дают клюкву, сухие овощи и обещают еще другие хорошие вещи.
Так что Вадюнчик, все бы не плохо, надо только поправляться. Как будто мне делается лучше, только конечно слабость. Меня никто не узнает, иду я с палочкой, ходила в д 48 за карточками.

3.

От Ирочки получаю массу писем, последнее от 30/I я получила вчера 3 марта, а от 29-го янв. заказное 2-го марта. От тебя я еще не получила письма, хотя Ирочка мне пишет, что ты послал.
Спасибо Вадюнчик, ты не можешь себе представить, как мне это ценно.
Вчера я получила рекордное количество писем (и старых и новых).
От Муси от 5 фев., от бабушки от 20 дек. (это давно получено), от подруги Вали из Красноярска от 15/I. Это от той Вали у которой Алик и Инга. Помнишь еще ели яичницу из гусиных яиц. Она теперь с детьми в Красноярске.
Потом еще открытки и письма от Иры
Сегодня я иду к Ольге Фед. так как и Елена Вл. меня выгоняет.
Я сегодня написала письма бабушке, Мусе и вот тебе мой родной сыночек.
Пиши мне. Поцелуй Ирочку.
Да, я все забываю Ире ответить по поводу карточек. Не до того мне. А папино письмо я ведь послала еще 12 ноября в письме к Надежде Алекс. Получала ли Над. Ал. письмо от меня? М.б. цензура не пропустила папино письмо.
Ну, милый мой еще раз вас целую.
Любящая мама Н.Мегорская

* – совершенно дикая история, если это правда. Об этом же сообщала и А.М.Меркулова в письме к ИА от 05.07.1942.

28.03-17.04.1942 Письмо последнее

1942.03.28-04.17_NV_1.jpg1942.03.28-04.17_NV_2.jpg

явно поздняя вписка:

Ирочка привет от Зины.
Целую тебя и Вадюльку.
Пиши чаще

19-28/III-42 г.

Послано 17/IV

Дорогие мои ребятки. Вадюнчик ты снеси Ире 2 письмо без линеек, а тебе хватит и кусочка по линейке.
Долго я в этот раз Вам не писала. Я как по дороге (4-го марта) к О.Ф. поднялась на почту опустить в ящик письма и больше не отправляла. Я как пришла с 4-го так совершенно не встаю, у меня цынга в самой настоящей форме. Хлеба я совсем не ем, сначала меняла мне Ольга Фед. вместо трехсот половина белого. А я и белый ем не меньше 2-3. Теперь уж я совсем отступилась от хлеба. Ольга Фед. здоровая ухаживет за мной что ж делать, я ведь пить то ничего не имею. Она мне тут сменяла на 2-х д. порцию, чудный чай, грузинский 4 р. высш. сорт. Ну, такой что я не помню, когда пила. Я то накануне выпросила отравы, так мне было плохо во рту. И вот в мой мет. чайн. О.Ф. заварила полную чайную ложку. Меня вычистило как всегда и вот у меня в пустом желудке осталось 2½ чашки крепчайшего чаю, да еще утром 1½. Для желудка и десен хорошо, но у меня получилось отравление сердца такое сердцебиение, t поднялась до 39,2. Люся только успела взять гр. и сейчас же разбила. Вечером я чувствовала, что t спала.
О.Ф. ходила насчет карточек моих. Я написала Зине П. с просьбой сделать это для меня – в память вашей дружбы, так этот чорт отец 2-ой раз к О.Ф. приходил оказывается дома и в претензии, что пишется Зине, а что надо у него разрешения спрашивать.

29-ое марта.
О.Ф. принесла мне твои письма от 2/II от 31/I от 12/II от 18/II.
Ира знает ли Над.Ал. что письмо, которое я написала ей и в которое было вложено папино – пропало. Обязательно поговори с ней, а то мне м.б. она не знает и думает что я такая свинья. Теперь ты поблагодари и объясни в каком я положении.
Вадик никак не могу получить твоего письма, прямо в отчаянии. Вот уж краткость.
Ира и ты, Ирочка ты конечно обидишься, я понимаю горжусь, ценю и хвастаю что ты то мне так часто пишешь, вот прошлый было только 1 письмо от Милы так я и глаза разинула, но вот перед тем один за другим целый ворох мелких бум. меня раздражил. Получаю все сразу, а ведь это все деньги, да еще к чему заказные. Я сама столько посылала приличной бумаги. Карточек я никаких не посылала и не пошлю – надоела. Никаких и нет. Одна на паспорте в рамке, а другая все время со мной в сумке. Когда была на ногах и сама отправляла письма, тогда 3 месяца не получала от тебя, ты то получала от меня. Папино письмо видишь в Над. Ал. пропало посланное еще в ноябре.
Пиши мне через 5-6 д. Лучше бы вы с Вадиком съели что нибудь вместо заказных. Вот платочек не прочь получить бы еще потому, что тот драгоценный оставила у т. С. – не признаются, нав. Ал.М. подхватила.

Ирочка письмо лежит 1½ месяца, мне никак не окончить
сейчас пришла Зиночка и я с ней посылаю. Мне стало очень плохо и я не знаю как быть с доверенностью
М.б. Над. Ал. из этого серьезного письма сделает подготовку. Я долго еще не смогу вставать и вообще не знаю что из из себя представляю?
М.б. если устроите с деньгами и без доверенности отпустят. Шаг этот очень серьезный, что Зиночка тебе сегодня напишет по этому поводу.
Спишись лучше с Мусей. Тут близко. А бабушка элемент ненадежный. Но в общем смотри сама ты взрослая умная. *
Кончаю. Итак задерживаю З.
Вот написала что ты часто пишешь, а теперь и нет совсем.
Пиши Ирочка. Постараюсь еще написать.
Мама

Видно, что написание далось нелегко (недаром до отправки прошло полтора месяца) – мысли путаются, с трудом сдерживается раздражение. НВ не могла не понимать тяжести своего положения, но в письме нет ощущения конца (возможно, для спокойствия детей): «я долго еще не смогу вставать». Сколько ещё прожила НВ – неизвестно. В Блокадной книге указан май 1942 г., но это не очень доверенный источник. В любом случае, она долго цеплялась за жизнь, и крайне обидно, что смерть наступила, когда блокадное «смертное время» уже закончилось. Низкий поклон безвестной Ольге Федоровне и Зине Павловой, которые до конца ухаживали за нашей бабушкой.

* – обсуждается намерение детей ехать к бабушке в Узбекистан.

Упоминаемые в переписке лица

Родные

Близкие:

Мегорские:

  • родные тетки НВ (упоминаются практически во всех письмах, поэтому ссылки на эти письма не приводятся):
    • т. Шура, т. Ш. – Александра Дмитриевна (1877-1942). Жила на Лиговской, 39 кв.3?. Ее письмо от 10.08.1941 помещено выше.
    • т. Вера, т. В. – Вера Дмитриевна (1892-1942?). Жила на Лиговской, 39 кв.3?

      Мигорская Вера Дмитриевна. Дата смерти: апрель 1942. Место захоронения: неизвестно. (Блокада, т. 19)

    • т. Оля, т. О. – Ольга Дмитриевна (1886-1942?), приемная мать ИА. Жила на Б.Подьяческой, 22-2. В 1942 г. эвакуировалась в Магнитогорск, куда ранее выехали родственники мужа (см. ниже). 3

      д. Саша, д. С., д. С.С., Ал.Ив., А.И., Ал. Иванович – Александр Иванович Светлов (~1886-1941?) – муж т. Оли, приемный отец ИА. Его открытка от 15.08.1941 приведена выше. 21.07, 15.08, 30.08, 20.09, 24.10, 03.11, 07.11

      Н.П. (Нина Петровна) с Ив.Вл. и Ляликом – какая-то родня Светлова, летом 1941 г. через Самару выехали в Магнитогорск. 15.08

  • Муся – Мария Владимировна (1920 – 2002), сводная сестра НВ. 10.08, 30.08, 08.02, 19.03, 28.03,
  • Вер.Ник., Вера Н. – Вера Николаевна Садилова (?->1956), мать Муси, вторая жена Владимира Дмитриевича (1881 – <1924). 17.07, 08.08, 10.08
  • Ольга Алексеевна (ур. Быстреевская) (1896->1941) – жена Петра Дмитриевича (1878 – >1937) – дяди НВ. 2 июля 1941 уехала с сыном в Ярославскую обл. 10.08
  • Димочка, Дима – Дмитрий Петрович (1924->1984), её сын, эвакуирован с матерью. До эвакуации жили на Лиговской, 39-8. 10.08, 15.09
  • Юлия Алексеевна (ур. Елизаровская) – жена Василия Петровича Мегорского (1871-1940) – двоюродного брата т. Шуры. 10.08
  • Борис – Борис Васильевич (1913-1977), её сын. 10.08

Булахи:

Меркуловы:

  • т. Соня, т. С – София Юрьевна ур. Булах (1874 – 1956), родная тётя НВ. Проживала на Салтыкова-Щедрина (Кирочной), 32/34-63. Была «матриархом» клана Булахов-Меркуловых-Мегорских, упоминается во множестве писем.
  • д. Саша, д. С., д. С.М. – Александр Александрович (1875 – 1941), муж т. Сони. Арестован 5 сентября (на следующий день после ЕЛ). Оба осуждены по одному делу и расстреляны 2 октября. 21.07, 30.08, 17.09, 20.09, 15.10, 24.10, 28.10, 03.02, 04.03
  • Алекс. Максимовна – Александра Максимовна, жена Александра Александровича Меркулова-младшего (Кашурки). 13.10, 16.10, 16.11, 25.11, 31.12, 18.01, 03.02, 08.02, 28.03
    Вовочка – возможно сын её дочери Люси, т.е. её внук.

    К лету 1942 АМ уехала в Свердловск, откуда писала ИА. Там же была и её дочь Люся. В 1944 уже вместе с т. Соней возвращалась в Ленинград, из Куйбышева, сообщая, что Вовочка там временно остаётся.

  • Евг.Ал., Ев.Ал. – Евгения Александровна – сестра А.А.М.-старшего, умерла 13 дек. 03.10, 16.10, 03.11, 31.12
  • Соф.Ал. – София Александровна Меркулова. Жена Николая Александровича Меркулова – брата А.А.М.-старшего, умерла 13 дек. 31.12

    Меркулова София Александровна, 1858 г. р. Ул. Салтыкова-Щедрина, д. 32/34, кв. 65. Дата смерти: 1941. Место захоронения: неизвестно. (Блокада, т. 19).

Соседи

По дому на Петра Лаврова, 44

У Васильевых до Блокады были две комнаты в большой коммунальной квартире № 6. В этой же квартире, как можно понять из переписки и других источников, жили:

кв. №6

Алмазовы:

  • Зин.Дм., З.Д., – Зинаида Дмитриевна – устроилась в детсад и летом эвакуировалась с детьми: Галей (см. ниже) и Володей в Белую Холуницу Кировской области. 16.08, 30.08, 17.09, 23.08, 30.08, 12.10, 31.12, 18.01
  • Гр.Ант., Г.А. – Григорий Антонович?. Видимо оставшийся муж уехавшей Зин.Дм. (ему посылаются телеграммы от нее). 16.08, 23.08, 07.01
  • Ольга Дм., приходящая откуда-то кормить Г.А., возможно, его сестра. 23.08

Павловы:

  • Зина П., Зинаидка, З. – Зинаида Дмитриевна (1927 г.р.), дочь Павловых, подруга ИА. Ее письмо от 03.03.1942 помещено выше. 15.09, 03.10, 09.11, 04.12, 31.12, 02.01, 07.01, 08.02, 28.03
  • Дм. Пав., Дм.П. – Дмитрий Павлович (1896 г.р.), отец. 17.09, 18.01, 28.03
  • Анна Ал. – Анна Алексеевна (1901 г.р.), мать. 17.07, 20.09, 04.12, 31.12, 02.01, 07.01, 18.01, 08.02
  • Толя – сын, учился в военном училище в г. Энгельсе, в начале 1942 г. стал лейтенантом. 17.09, 03.10, 31.12, 03.03
  • Валя П. – дочь, имеет знакомства в НКВД, приносит продукты, т.е. где-то работает. 26.08, 15.09, 26.09, 03.10, 18.01
  • Павловы благополучно пережили «смертное время» и 26 июня 1942 г. Дмитрий Павлович, Анна Алексеевна и Зинаида были эвакуированы в Ивановскую область. Вместе с ними уехали остатки семьи Смирновых (см. ниже). 3

Смирновы:

  • Борис – Борис Васильевич (1930 г.р.), мальчик, эвакуированный вместе с ИА, но вернувшийся в Ленинград. Привозил овощи от красноармейцев. Умер в феврале 1942 г. (см. Мартиролог-44 ниже). 10.07, 17.07, 08.08, 03.10
  • Василий Пах. – Василий Пахомович (1897 г.р.), отец. Умер в декабре (Мартиролог-44) 31.12
  • Шурка – Александр Васильевич (1924 г.р.), брат. Умер в нач января (Мартиролог-44). 07.01
  • В квартире № 6 жили еще Смирновы, не упоминаемые НВ:
    – Вера Николаевна (1900 г.р.) – умерла в марте (Мартиролог-44).
    – Николай Васильевич (1938 г.р.) – умер в феврале (Мартиролог-44).
    – Александра Васильевна (1910 г.р.)
    – Анатолий Васильевич (1937 г.р.).
    Последние двое выжили и в июле 1942 г. были эвакуированы вместе с Павловыми в Ивановскую область 3

Чистяковы:

  • Ст.Иг., Игн. – Степанида Игнатьевна (1887). 17.07, 12.10, 03.11, 16.11, 04.12
  • Вас. Вас. – Василий Васильевич (1887) – заявил управдому, чтобы у НВ отобрали комнаты. 18.01
  • 10 июля 1942 г. Чистяковы были эвакуированы в Коломну. 3

Никитины:

  • Вовка Ник., Вовка Никитин – Владимир Владимирович (1928), мальчик, эвакуированный вместе с ИА, но потом вернувшийся в Ленинград. 10.07, 17.07
  • К лету 1942 г. остался «беспризорным-безнадзорным» (отец был на фронте, мать – похоже, умерла). Помещен в детский дом № 1 и эвакуирован с ним в Ханты-Мансийский АО. 3

Паршуковы:

  • Клавка, Клав. Вас. – Клавдия Васильевна (1909). 08.08, 16.08
  • С ней жили дети, про которых НВ не пишет:
    – Паршуков И. (1930)
    – Паршуков Я. (1934)
    7 июля 1942 г. эшелоном 90 все трое были эвакуированы в Казахстан 3

Полещук (Полищук):

Непосредственно эту фамилию НВ не употребляет, но дважды, говоря об умершей Зое, имеет в виду Полещук:

  • Зоя (Зия) – Зоя Ивановна ур. Берёзкина (1915-1941), родом из Вологодской обл. Сведения Ольги Сергеевны Дунаевой – потомка Берёзкиных. Умерла в декабре (Мартиролог-44 – указан 1885 г.р. – вероятно, ошибочно:). 31.12, 02.01
  • Абрам – Абрам (Арон?) Моисеевич Сведения О.С.Дунаевой, муж Зои. Его подозревали в убийстве жены, которая ждала ребенка. Умер вскоре после нее 31.12, 02.01
  • Еще в кв.6 жил(а) Полищук М. (1896), ум. в 1942 г. (Мартиролог-44). Возможно, это ошибочная запись об Абраме Моисеевиче.

Кантеры – уехали до Блокады. Их комнатой пользовались соседи. 07.01, 18.01

Ленский – «во двор перебрался», 31.12

Жители других квартир дома № 44:

  • Алибековы – Таня, девочка, эвакуированная вместе с ИА. Осталась её мать, возможно их НВ называет татарами. 17.07, 21.07, 12.10
  • Клеткины – квартира внизу, НВ ночевала у них во время бомбежек, хранила у них чемодан. 15.09, 20.09
  • Н.Яблокова – эвакуирована, есть её письмо к ИА. 20.09
  • Паженские – отец умер. 18.01
  • Елиз. Мир. Ш. – ? «жалеют» ЕЛ. Кто такие – неизвестно. Может быть, из кв.9. 09.11

На допросах ЕЛ называет еще жильцов дома:

  • Иванов, проживает в кв. № 4, бывший офицер.
  • Борисов, бывший офицер, работал ранее управдомом.
  • Лагутин, инженер (Список абонентов Ленинграда 1937. С.95 – указан только номер дома и телефон).
кв. № 5:

Квартира на той же лестничной площадке, что и кв.6.

Из допроса ЕЛ (на вопрос, кого знает из соседей):

  • «Кованько (имя и отчество не знаю) Ан.Хр. вдова полковника царской армии.»
  • «Кованько (имя и отчество не знаю) Ел.Вл. дочь указанной выше Кованько, и брат расстрелян за контрреволюционные преступления, проживает в квартире № 5.»
кв. № 7
  • Аня – девочка была эвакуирована вместе с ИА, 10.07
    Анина мать. 17.07
кв. № 25
кв. № 36
  • Хилецкие: Елиз.Вал., Инна – комната по черной лестнице.
    (Весь Ленинград 1933 стр.403 – кв.36.) 08.02, 19.02

По квартире т. Сони на Салтыкова-Щедрина, 32/34

Квартира т. Сони (№ 63) до войны не была коммунальной. Так что все там живущие, скорее всего, были родственниками Меркуловых или Варюши.

  • Варюша – Варвара, домработница. Жила в «задних комнатах». (Это комнаты, в которых после войны недолго жила семья Новожиловых, потом значительное время – семья ВЕ, затем – Нина Белозёрова.) 16.08, 23.08, 12.09, 20.09, 03.10, 03.11, 16.11, 31.12, 02.01, 07.01, 03.02

    В «предсмертной записке» Потя упоминает Варюшу вместе с Кашуркой.
    В 1942 г. А.М.Меркулова писала ИА: «Из Л-да писала Ольга Акимовна что Варюша умерла в июне месяце».

  • Женя – Е.Е.Баробанова? возможно родственница Варвары, а, может, просто у неё в комнате ночует. 03.11, 31.12

    Вместе с ней т. Соня летом 1942 уедет к Жениным родственникам в Ярославскую обл. (из письма А.М.Меркуловой).

  • Нина – племянница Жени. 03.11, 31.12
  • Ст. Зин. – Степан Зиновьевич Епифанов, кв.65, умер в середине декабря. 31.12 Ольга Акимовна – вдова Ст. Зин., переехала в кв.63 и оставалась там всю Блокаду до возвращения т.Сони и А.М.Меркуловой. 31.12

По квартире т. Шуры и т. Веры на Лиговском, 39

Квартира находилась в бывшем Доме Причта Знаменской церкви, выходящим на пл. Восстания. Мегорские жили здесь с 1875 г., а их предки по женской линии – с 1855 г.

  • М.Ник, Мария Ник., Марья Николаевна Модзалевская (~1884 г.р.), с начала века служила в семье Мегорских в качестве бонны, а потом «по хозяйству». 10.08, 15.09, 20.09, 28.10
  • Феня – домработница? 10.08, 03.10
  • А.И. – кто-то с банкой под кроватью. 04.12
  • Евг.Як. – открыл дверь. 18.01

Знакомые

  • Милорадовичи 17.07, 16.08, 23.08, 03.10, 03.11, 19.02
    – Зина М., Зин. Пет. – Зинаида Петровна (1902);
    – муж – Константин Владимирович;
    – Вова, Вовка М. – Владимир Константинович (1926), сын;
    – Димочка – Дмитрий Константинович (1939), сын;
    – полуслепая мать.
    «В. и К.» – очевидно тоже относится к этой семье.
    Проживали: Рубинштейна, 23-14 (ЕЛ на допросе называет номер дома – 15).

    Константин Владимирович, бывший белый офицер, переводчик на Балтийском заводе. Был у Васильевых 31 августа и 2 сентября, потом арестован – 13 сентября проводилась очная ставка между ним и ЕЛ.
    В Книге Памяти «Блокада» есть такая запись 2:

    Здесь какая-то ошибка – вряд ли его выпустили из НКВД.

    7 июля 1942 г. Зинаида Петровна с детьми была эвакуирована в Астрахань. 3

  • Горчаковы 20.09, 26.09, 24.10, 07.11, 16.11, 18.11, 18.01, 03.02, 08.02, 19.02, 19.03
    – Анна Мих., Ан.Мих.Гор.,Ан.М.Г., А.М. – Анна Михайловна Горчакова. Была последней из родных и знакомых, кто видел ЕЛ перед его арестом. Жила на Петроградской стороне, на углу пр. Кирова и ул. Академика Павлова. НВ много раз у нее ночевала.
    – Дмитрий Сергеевич, работал в Центр. Географ. музее (Галерная, 60), проживал в 1933 г.: В.О., 1 л., 48.

    Из 2-го допроса ЕЛ:
    «Будучи антисоветски настроенным, я опасался, что органы Советской власти в период перед взятием Ленинграда немцами, будут проводить репрессии по отношению антисоветского элемента, что я так же боялся, а поэтому принял решение на это период времени, т.е. до взятия немцами Ленинграда, перейти на нелегальное положение т.е. скрыться, для этой цели я решил использовать квартиру моего знакомого Горчакова Дмитрия Сергеевича (в прошлом сын помещика) проживающего в гор. Ленинграде, проспект Кирова, угол улицы академика Павлова, № не помню.
    3-го сентября с/г. я был в этой квартире и разговаривал с женой Горчакова, Анной Михайловной, но перед ней я этот вопрос осветил немного иначе, я сказал, что у меня очень ненадежная квартира и что мне хотелось бы в их квартире укрыться от бомбежек, она ответила мне согласием, но я не воспользовался этим т.к. был арестован органами НКВД.
    »

  • Вальтер 20.08, 23.08, 08.09, 20.09, 03.11, 18.11, 04.12
    – С.Ф.В., Соф.Ф., С.Ф. – София Филипповна (1912-1942), мама Иры – соученицы ИА.
    – Леночка, от который письма у С.Ф. 08.09
    – Наташа, скучающая по Леночке – еще одна малолетняя дочь С.Ф., оставшаяся в Ленинграде 08.09, 20.09
    – Упоминается также некий брат Иры, находящийся в Свердловске, возможно, арестован.

  • Другие:

  • Люб. Вас., Любовь Вас. – дама, у которой тоже эвакуированы дети (Галя и Мара) возможно по фамилии Старч. 08.09, 20.09, 16.10, 24.10, 18.11, 04.12, 07.01, 03.02
    Наталья Владимировна – барышня в кв. Люб. Вас. 08.09

  • Рая – у нее НВ много раз ночевала. Жила недалеко от Лиговской, 39, а возможно, в этом же доме. При ней муж Миша. 12.10, 03.11, 09.11, 16.11, 25.11, 04.12, 31.12, 08.02
  • Ольга Фед. – соседка Раи (а, м.б., родственница), передала деньги для ИА. У неё в комнате, похоже, и умерла НВ. 24.10, 03.11, 16.11, 04.12, 31.12, 18.01, 19.03, 28.03
    Люся – дочь Ольги Фед. 24.10, 16.11, 04.12, 28.03
  • Орлова – НВ ночевала у неё в феврале. Возможно, она же Рая, т.к. эта фамилия «всплыла» только один раз без каких-либо предварительных упоминаний, а ночёвки у Раи были обычным явлением. 19.02
  • Таня – девушка, живущая вместе с т. Олей. 12.09, 15.09, 03.10, 24.10, 07.11, 04.12
  • Ольга Мих. с детьми – соседка т. Оли. 15.09, 26.09
  • Мила – подруга НВ, уехала, до этого жила на той же улице, где и Милорадовичи, т.е. на ул. Рубинштейна. 03.10, 08.02, 28.03
  • Тоня Лермонтова – подруга НВ. 13.10
  • Тонечка – у нее НВ ночевала несколько раз. Возможно, она же Лермонтова 18.01
  • Варя в Орске – подруга Лермонтовой. 13.10
  • Коханкова – купила черники для больной НВ. 16.08
  • Белла Мазе? – находясь у нее, НВ пишет письмо. 17.07
  • Валя Космакова – подруга в Красноярске, возможно, она же Валентина Серг. Горчакова. У нее дети Алик и Инга. 09.11, 19.03
  • Сераф. Ник., С.Н. – старая знакомая на ул. Халтурина, у которой НВ с Юрой жили детьми. 18.11
  • Танечка Навр. – получено письмо из Свердловска 18.01

Подруги, соученики и сверстники ИА:

  • Катя Антипова – возвратилась со станции Лычково. 17.07
  • Аля Ишов? 21.07
  • Ида М. – вероятно дочь преподавателя Марголиной, отец оставался в Ленинграде. 21.07, 08.08, 20.08
  • Ира Вальтер – дочь С.Ф. (см. выше) 23.08, 31.12, 18.01, 03.02
  • Люся Павлова – утонула 16.08
  • Зин. Алексеева – «взяли» и живет теперь в Ленинграде. 16.08
  • Медведь – сбежал. 16.08
  • Лена Тумм – осталась в Ленинграде (30.08, 07.01)
  • Фариза – оставалась в Верхораменье, когда ИА уехала оттуда в Самарканд. Есть письмо от Фаризы. 08.09
  • Галя А – Алмазова, уехавшая вместе с Зин. Дм (см. выше). Ее адрес несколько раз запрашивала ИА и от нее имеется небольшое письмецо. 12.08, 17.09, 23.08, 17.09, 20.09
  • Галя Старч. – возможно она же просто Галя – дочь Люб.Вас. (см. выше), ей постоянно передаются приветы. 28.10, 07.01, 18.01, 03.02
  • Мара – дочь Люб.Вас. (см. выше). 04.12, 07.01, 18.01, 03.02
  • Тамара Обабкова – оставалась в Ленинграде. 07.01
  • Тося и Зоя Калинины – остались в Ленинграде, от них передаются приветы 08.07, 17.07
  • Тося К. – вероятно, она же Калинина. 20.09, 07.01
  • Сережа – 13-летний мальчик, изготовивший почтовую карточку. 03.02

Преподаватели и учителя:

Сослуживцы по тел. станции:

  • Эра – ученица 15 лет, эвакуирована с детьми от тел. станции в Ярославскую обл., самостоятельно вернулась в Ленинград. 10.07, 30.08
  • Куликова – эвакуирована с детьми, но до сентября ещё не вернулась 30.08

Остальные

  • «мамаша Тер. (или Пет.?) – чья-то мама, через которую НВ собиралась передать письмо.
  • Семен Наумыч с дочерью – адвокат, к которому НВ хотела наняться в обслугу. 19.02
  • Путька – кот Васильевых-Мегорских
  • Люлик – кот А.М.Горчаковой. 19.02
  • Пиушка? – видимо, предыдущий кот Васильевых-Мегорских

Блокадный мартиролог дома № 44 по Петра Лаврова

(по материалам Книги Памяти «Блокада»)

Умерло 69 человек. Список, конечно, неполный – кого-то хоронили без фамилий, кого-то – без адреса, у кого-то только улица написана и т.д. Удивительно, что в «нашей» квартире № 6 умерло больше всего жителей. Дом также известен тем, что в нем проживал с матерью артист Алексей Макарович Смирнов.

  • ДС – дата смерти
  • МЗН – место захоронения неизвестно
  • МЗП – место захоронения: Пискаревское кладб.
  • МЗБ – место захоронения: Большеохтинское кладб.

Отмечены фамилии, упоминаемые в письмах НВ.

кв. 1:
  • Мераненко Марфа Ал., 1875 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.19)
  • Минкин Георгий Максимович, 1904 г.р. ДС: 1941. МЗН (Блокада, т.20)
кв. 4:
  • Захарова Надежда Степановна, 1900 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.10)
  • Семашко Анастасия Болеславовна, 1897 г.р. ДС: 1942. МЗБ (Блокада, т.27)
кв. 5:
  • Кессарийский Виктор Васильевич, 1890 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.13)
  • Кессарийский Владимир Викторович, 1924 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.13)
  • Кессарийский Сергей Викторович, 1925 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.13)
  • Кованько Анна Христиановна, 1861 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.14)
кв. 6:
  • Мегорская Наталия Владимировна, 1906 г.р. ДС: май 1942. МЗН (Блокада, т.19)
  • Полищук Зоя, 1885 г.р. ДС: 1941. МЗН (Блокада, т.24)
  • Полищук М., 1896 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.24)
  • Смирнов Александр Васильевич, 1924 г.р. ДС: декабрь 1941. МЗБ (Блокада, т. 28)
  • Смирнов Борис Васильевич, 1930 г.р. ДС: февраль 1942. МЗН (Блокада, т.28)
  • Смирнов Василий Пахомович, 1897 г.р. ДС: ноябрь 1941. МЗБ (Блокада, т.28)
  • Смирнов Николай Васильевич, 1938 г.р. ДС: февраль 1942. МЗН (Блокада, т.28)
  • Смирнова Вера Николаевна, 1900 г.р. ДС: март 1942. МЗН (Блокада, т.28)
кв. 9:
  • Атауркина Василиса Михайловна, 1887 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.2)
  • Шумин Зелеман. ДС: август 1942. МЗН (Блокада, т.34)
кв. 11:
  • Мемицевич Юрий А., 1928 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.19)
кв. 12:
  • Кириллов Иван Филиппович, 1909 г.р. ДС: июнь 1942. МЗН (Блокада, т.13)
кв. 13:
  • Мельникова А. А., 1886 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.19)
кв. 14:
  • Волков Михаил Кузьмич, 1922 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.6)
кв. 15:
  • Мамлесхов, 1911 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.19)
кв. 16:
  • Гудзит Юрий Яковлевич, 1940 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.7)
  • Миркин Григорий Семенович, 1943 г.р. ДС: октябрь 1943. МЗБ (Блокада, т.20)
  • Ножкина Анастасия Федоровна, 1882 г.р. ДС: май 1943. МЗН (Блокада, т.22)
кв. 18:
  • Селютина Фейга Мордуховна, 1870 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.27)
кв. 19:
  • Эндельберг Нина, 1862 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.35)
кв. 20:
  • Алексеева А. М., 1878 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.1)
кв. 21:
  • Зверева Наталья Леонидовна, 1882 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.10)
  • Рухле Станислава Иосифовна, 1941 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.26)
кв. 22:
  • Салтан Мария Станиславовна, 1877 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.26)
кв. 23:
  • Ефимова Пел. Г., 1878 г.р. ДС: май 1942. МЗН (Блокада, т.10)
кв. 24:
  • Кашкин Владимир Иванович, 1908 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.13)
  • Луговой Василий Николаевич, 1924 г.р. ДС: 1942. МЗП (Блокада, т.18)
  • Мухина Анна Капитоновна, 1903 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.21)
  • Мухина Клавдия Флегонтовна, 1876 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.21)
  • Светлов Павел Иванович, 1904 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.26)
  • Светлова Антонина Павловна, 1936 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.26)
кв. 25:
  • Васильев Сергей Ильич, 1938 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.5)
  • Гусева Мар. Васильевна, 1915 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.8)
  • Козлов Борис Петрович, 1927 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.14)
  • Козлов Петр Матвеевич, 1890 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.14)
  • Сахаров Никифор Спиридонович, 1879 г.р. ДС: 1941. МЗН (Блокада, т.26)
  • Сахарова Аполинария Николаевна, 1903 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.26)
кв. 26:
  • Гарбузов Михаил Ефстафьевич, 1873 г.р. ДС: 1941. МЗН (Блокада, т.6)
  • Жукова Пелагея Андреевна, 1915 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.10)
  • Пузнич Василий Филиппович, 1925 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.25)
  • Разумова Екатерина Ивановна, 1873 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.25)
кв. 27:
  • Александров Павел Александрович, 1917 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.1)
  • Дмитриев Степан Дмитриевич, 1890 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.8)
  • Карасев Е. Н., 1890 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.13)
кв. 29:
  • Вильде Зинаида Андреевна, 1887 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.5)
  • Дружинина Матрена Ивановна, 1903 г.р. ДС: август 1942. МЗН (Блокада, т.9)
кв. 30:
  • Коновалов Николай Борисович, 1876 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.14)
кв. 31:
  • Жучкина Мария Ивановна, 1877 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.10)
кв. 32:
  • Дрибалова Анна Николаевна, 1919 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.8)
  • Позднякова Мария Ивановна, 1888 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.24)
кв. 34:
  • Коломилов Иван Васильевич, 1882 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.14)
кв. 36:
  • Куяло Александр Густавович, 1895 г.р. ДС: февраль 1943. МЗП (Блокада, т.17)
кв. 42:
  • Пундик Лейба Михайлович, 1887 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.25)
  • Пундик Фейга Шлемовна, 1890 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.25)
кв. 43:
  • Ечда Борис, 1932 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.10)
  • Семенов Евдоким Семенович, 1910 г.р. ДС: май 1942. МЗН (Блокада, т.27)
  • Семенова Мария Е., 1934 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.27)
кв. 44:
  • Платова, 1907 г.р. ДС: май 1942. МЗН (Блокада, т.24)
кв. 46:
  • Комова-Захарова Мария Васильевна, 1882 г.р. ДС: июнь 1942. МЗП (Блокада, т.14)
кв. 51:
  • Носова Мария Ивановна, 1897 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.22)
кв. 215?:
  • Шакова Анна Ивановна, 1868 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.33)
д. 44:
  • Шевцова Валентина Михайловна, 1899 г.р. ДС: 1942. МЗН (Блокада, т.34)

Источники:

  1. С.В.Яров «Блокадная этика. Представления о морали в Ленинграде в 1941 – 1942 гг.» «Нестор-История» 2011.
  2. Сайт Книга Памяти «Блокада».
  3. Сайт «Блокада Ленинграда. Эвакуация».
  4. Материалы уголовного дела № 2805. Архив УФСБ по СПб, арх. № 4093. «Дело Меркулова-Васильева-Палицына.»

Дуранда

В первый год блокады в ленинградских магазинах еще продавался жмых – спрессованные бруски отходов, оставшихся от производства муки (масла – это отходы семечек). Такие куски жмыха называли дурандой. Ее распаривали в кастрюле до консистенции каши или же запекали, добавляя в лепешки из дуранды последние остатки сахара: получались своеобразные конфеты. В самую страшную и голодную первую блокадную зиму дуранда спасла жизни сотен тысяч ленинградцев.

последнее обновление 06.12.18 15:44