К вопросу об авторстве «дневника петроградского чиновника»

В исторической и околоисторической литературе широко распространены цитаты из анонимного дневника под условным названием «Русская революция глазами петроградского чиновника». В нем описываются «роковые» события в Петрограде с сентября 1917 по сентябрь 1918 гг., увиденные глазами высокопоставленного служащего Министерства Финансов, аристократа и монархиста. Дневник представляет безусловный интерес для историков, так как в их распоряжении не так уж много личных свидетельств о тех событиях со стороны «проигравшего класса», записанных в «реальном» времени. И хотя рукопись впервые была опубликована как анонимная, повсеместно принята версия, что ее писал чиновник особых поручений Особой канцелярии по кредитной части Министерства Финансов Сергей Константинович Бельгард (1891-1931). В данной статье мы показываем, что он не является автором текста, и, более того, находим подлинного (как нам кажется) творца.

Предыстория

Впервые дневник стал достоянием общественности в 1985 г. после опубликования выдержек из него в сборнике трудов Славяно-балтийского института при университете в Осло1. Рукопись до 1971 г. находилась среди личных бумаг инженера Христиансена, вывезшего ее в Норвегию, затем еще 14 лет – в архиве университета, пока не была передана в библиотеку. Тут на нее и обратили внимание первые публикаторы П. Нильсен и Б. Вайль. Через год появилась перепечатка в эмигрантском журнале «Грани»2, а еще через три года на волне гласности с дневником могли ознакомиться читатели нашей страны – он был напечатан в том же объеме, что и первая публикация, в пяти номерах ленинградского журнала «Нева» за 1990 г.3

К моменту начала печати в «Неве» дневник считался анонимным, и редакция журнала сообщила в предисловии, что обратилась к «специалистам» с просьбой установить авторство. «Специалист» в лице писателя и журналиста Бориса Неплоха4 не заставил себя долго ждать – уже в следующем номере журнала появилась его статья, где впервые была выдвинута версия, что автором дневника является С.К. Бельгард. Эту версию осторожно поддержали Нильсен и Вайль: «Нам представляется, что она не лишена оснований: Сергей Константинович Бельгард вполне мог быть тем, кто вел этот дневник»5.

Следует отдать должное журналисту – он все-таки не стал делать окончательного вывода об авторстве, допуская иные варианты: «здесь все-таки лучше пока поставить знак вопроса, потому что прямых доказательств нет, и вряд ли они могут отыскаться»6. Тем не менее версия Неплоха «пошла в народ». А поскольку в ответ на статью не последовало опровержения и не было предложено альтернативных вариантов, то гипотетичность версии стала упускаться из виду и анонимный дневник постепенно превратился в «дневник С.К. Бельгарда». Мы не будем здесь приводить многочисленные ссылки на работы серьезных (и не очень) исследователей, в которых фигурирует именно это последнее название. На просторах интернета можно даже встретить цитаты из «дневника министра финансов Российской Империи С.К. Бельгарда»!

Существует и обратная сторона ложной атрибуции дневника. Воззрения автора, а также некоторые факты его биографии прямо переносятся на личность Бельгарда, представляя последнего в неверном свете (например, приписывая ему антисемитские взгляды).

Таким образом, выяснение подлинного автора служит не только истине, но является восстановлением исторической справедливости по отношению к Сергею Константиновичу Бельгарду.

Автор – не Бельгард

Вообще-то говоря, если мы собираемся установить истинного автора дневника, то данного подраздела может и не быть – «чтобы оправдать невиновного, достаточно найти настоящего убийцу». Тем не менее мы займемся опровержением «версии Бельгарда», чтобы, во-первых, разобрать методику, которой пользовался Б. Неплох, поскольку также намереваемся ее использовать; а во-вторых, для перестраховки: в случае, если мы сами (вдруг) ошибемся в атрибуции, то по крайней мере исправим несправедливость по отношению к С.К. Бельгарду, раз уж его столько лет поминали всуе, и заодно исключим его из списка возможных кандидатов на авторство. Нелишним будет также отметить ошибки Б. Неплоха.

Итак Сергей Константинович Бельгард. Потомок французских эмигрантов-роялистов, перешедших на российскую военную службу в конце XVIII в.
Родился в Санкт-Петербурге 22 февраля 1891 г.7 Отец – Константин Карлович Бельгард (21.05.1859-?), надворный советник, камергер, управляющий Аничковым дворцом. Мать – София Порфириевна, дочь генерал-майора Порфирия Тимофеевича Левенгофа из шведских дворян.

В мае 1912 г. Сергей Бельгард окончил престижное Императорское Училище Правоведения (72 выпуск), и в звании титулярного советника был причислен к Министерству Юстиции без содержания8. С декабря 1912 г. – на службе в Особой канцелярии по кредитной части Министерства Финансов, с 1915 г. – чиновник особых поручений в Иностранном отделе той же канцелярии. К 1917 г. дослужился до коллежского асессора и имел орден Св. Анны 3 степени9.

11 октября 1917 г. назначен специальным представителем Минфина в Риме для наведения порядка в платежах за итальянские военные поставки российской армии10.

После октябрьского переворота 1917 г. принимал участие в забастовке госслужащих, в марте 1918 г. возобновил работу в Кредитной канцелярии, а в конце 1918 г. назначен управляющим делами Главного комитета по ликвидации аннулированных госзаймов.

Выезжал в длительные командировки за границу. В 1920-1922 гг. – представитель Наркомфина в заграничной делегации, возглавляемой Л.Б. Красиным, в июне 1922 г. – эксперт по финансовым вопросам на Гаагской мирной конференции. Участвовал в работе англо-советской конференции в 1924 г. С осени 1922 до июня 1929 гг. состоял в должности помощника заведующего иностранным отделом (ИНО) Госбанка. С февраля 1926 г. исполнял обязанности представителя Госбанка в Лондоне. В марте 1929 г. вернулся в СССР, и затем был назначен директором Правления Госбанка11.

Был дважды женат.

Арестован в ночь с 22 на 23 августа 1930 г. Проходил по делу «контр-революционной меньшевистской вредительской организации в Госбанке СССР»12. Решением Коллегии ОГПУ от 25 апреля 1931 г. был приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян 29 апреля 1931 г. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. Реабилитирован 10 октября 1961 года.

Мы приводим здесь эту краткую биографию, так как некоторые сведения из нее (до 1918 г.) нам понадобятся для опровержения «версии Бельгарда», а «советский» период освещаем в качестве ответа на замечание Б. Неплоха, что «после 1918 года след Сергея Бельгарда теряется». Как видим, след, вполне себе, находится.

Более подробную и развернутую биографию Сергея Бельгарда можно прочитать на генеалогическом сайте авторов данной статьи: http://novbelgen.net/bg#bg.29.13

Метод Неплоха

Каким же образом Б. Неплох «вышел» на С.К. Бельгарда? Оговоримся сразу, что полагаем его методологию правильной – он шел в верном направлении. Однако, если бы исследователь действовал более скрупулезно, внимательнее читал сам дневник и не игнорировал некоторые несообразности, то результат мог бы быть совершенно иным.

Нильсен и Вайль сообщают, что из 530 рукописных страниц напечатали только пятую часть текста дневника, так как остальное представляет из себя пересказ газетных статей и декретов Советской власти без каких-либо комментариев со стороны автора. Они отобрали для публикации только записи, содержащие личные наблюдения чиновника, его комментарии, описание событий, в которых он сам участвовал. В данном случае это как раз то, что необходимо для установления авторства.

Сведения наблюдателя о себе крайне скупы, но из текста дневника все же можно извлечь некоторые полезные данные об авторе:

  • примерный возраст и дату рождения (без указания года) – 18-40 лет и 11 июля;
  • вероисповедание – православный;
  • семейное положение – закоренелый холостяк, при этом страдающий от одиночества;
  • место учебы – Императорское Училище Правоведения;
  • места работы – нештатный сотрудник Особой канцелярии по кредитной части Министерства Финансов, член правления нескольких акционерных обществ, где в некоторых из них был директором;
  • круг знакомств – разного рода аристократы, бывший Председатель Совета Министров, высшие чиновники Минфина и МИД, иностранные консулы и послы, представители крупной буржуазии;
  • указания на адреса проживания его и родителей – казенная квартира МФ (в здании МФ на наб. р. Мойки, 47), Моховая, 28 и Галерная улица (родители).
  • другие личные сведения, могущие оказать помощь в атрибуции.

Подробнее эти данные мы рассмотрим при определении настоящего автора, а пока вернемся к статье Б. Неплоха и выясним логику его рассуждений.

В поисках анонима журналист обратился к «Списку личного состава Министерства финансов на 1916 год». В этом списке, отсортированном по учреждениям МФ, в краткой форме приводятся именно те данные, которые и нужны: год рождения, учебное заведение с годом его окончания, годы поступления на государственную службу по ведомству МФ и в настоящую должность. Указываются вероисповедание, звание и награды.

Неплох приступил к «отбраковыванию» – выделению кандидатов из обширного списка служащих Минфина. И тут же совершил первую ошибку! Он опрометчиво посчитал Кредитную Канцелярию местом службы автора дневника, совершенно упустив из виду слово «нештатный». Далее исследователь действовал методологически верно, но к сожалению, уже на ложной выборке имен. Он справедливо выделил среди сотрудников Канцелярии выпускников Императорского Училища Правоведения, существенно ограничив число «кандидатов». Затем, исходя из возраста и «аристократизма», сразу же обратил внимание на Сергея Бельгарда. Здесь Неплох не раскрывает логику этого выбора – даже среди служащих Кредитной Канцелярии, как мы увидим далее, имелось несколько подходящих персонажей. Скорее всего, он сделал выбор задним числом – с учетом последующих косвенных доказательств, когда он обратился непосредственно к фигуре Бельгарда.

Этих косвенных доказательств всего два, и оба крайне неубедительны.

Первый аргумент извлекается из указаний на места проживания анонима и С.К. Бельгарда. Судя по дневнику, его автор до последних чисел ноября 1917 г. занимал казенную квартиру Минфина. Вот запись из дневника от 23 ноября:

…Саботирующие чиновники должны очистить квартиры к 27 ноября. Я перееду 26-го на Моховую, в квартиру графини Пален.

Речь идет о доме № 28 по Моховой улице, где проживала графиня Елена Павловна фон дер Пален, жена полковника, фрейлина императрицы13. В этом же доме довольно давно жили две двоюродные тетушки С.К. Бельгарда – фрейлины Варвара и Мария Валериановны Бельгард14. Б. Неплох посчитал это обстоятельство не случайным и веским доводом в пользу своей версии. Мы же утверждаем, что это – чистое совпадение (хотя и любопытное). В ответ на «косвенное доказательство» приводим свои, косвенные же, соображения на этот счет.

Дело в том, что Сергей Константинович принадлежал к другой ветви Бельгардов, нежели фрейлины. И хотя обе ветви имели общего предка – генерал-майора Александра Александровича Бельгарда (1770-1816) – прадеда Сергея Константиновича, они между собой мало контактировали и знали друг о друге не очень много. Например, брат Варвары и Марии – сенатор Алексей Валерианович Бельгард15 (кстати, тоже закончивший Училище Правоведения) в своих «Воспоминаниях»16 пишет о двоюродном брате Александре Карловиче17 (родном дяде Сергея) так, как будто это совсем чужой человек, ни разу не упоминая свое родство с ним и называя его исключительно «полтавским губернатором»18. О другом кузене, отце Сергея, он не упоминает вовсе. При этом сенатор не был чужд родственных отношений – родне по линии своей матери уделено немало страниц его книги.

Таким образом Сергей мог совсем не знать, что в доме на Моховой проживала его родня, и переезд по этому адресу никак не был связан с этим обстоятельством. Но если мы не правы и факт проживания в данном доме двоюродных тетушек был ему известен, то в этом случае Бельгард, как автор дневника, упомянул был своих родственниц, а не только неродную для него графиню Пален. Впрочем, это все находится в области предположений и не может склонить чашу весов ни в ту, ни в другую сторону.

Второе косвенное доказательство Неплоха касается более важного предмета – даты рождения автора дневника. Если достоверно установить день рождения «кандидата» на авторство, то косвенное доказательство становится почти стопроцентно прямым. Однако Неплох, видимо не имея доступа к точным биографическим данным о Сергее Бельгарде, останавливается именно на косвенном аргументе: 11 июля (день рождения автора дневника) в неких русских святцах является днем преподобного Сергея. Весьма неубедительно. А ведь сделай Неплох еще один шаг и выясни действительную дату рождения Бельгарда, то прибегать к подобному аргументу ему бы не пришлось. Более того, вся его версия мгновенно бы рассыпалась: 22 февраля и 11 июля – совершенно нестыкуемые даты, даже с учетом различных вариантов «сдвигов» между новым и старым стилями. Только на основании этой нестыковки С.К. Бельгард полностью исключается из рассмотрения в качестве автора «дневника петроградского чиновника».

Обратим внимание также и на другие несообразности, которые Б. Неплох предпочел не заметить. Это описанные в дневнике события, связанные с возрастом и аристократизмом.

Для начала отметим, что российские Бельгарды не были настоящими аристократами. Потомственные дворяне с французскими корнями, прослеживаемыми вплоть до XIV века, – да. Но среди них не было ни графов, ни баронов, ни князей. Это был род военного, а затем и служилого дворянства, хотя и с весьма высокими званиями в армии и значительными постами при Дворе и в правительстве России. Круг знакомств автора дневника «петроградского чиновника», напротив, показывает близость его к истинной аристократии – упоминаются те или иные личные отношения с графинями: Пален, Клейнмихель, Игнатьевой; баронессой Крузерштерн, князем Шаховским и графами Бергом и Мирбахом. С последним аноним познакомился еще в 1912 г. на обеде у В.Н. Коковцова (председателя Совета министров Российской империи в 1911-1914 гг., возведенного в графское достоинство в 1914 г.).

Упоминаемое событие – обед у Коковцова – подводит нас к теме возраста. В 1912 г. Сергею Бельгарду исполнился 21 год19, он только что закончил Училище Правоведения. Присутствие молодого титулярного советника на официальном обеде у председателя Совета министров в честь приезда германской делегации – маловероятно, если не сказать больше.

Еще эпизод:

Четверг, 21 марта 1918
Нового ничего. У меня завтракал норвежский военный агент капитан Стефенс20. Заходил Шателен21.

Вот так запросто к 27-летнему подчиненному заходит 45-летний товарищ Министра Финансов? Трудно представить. Заметим попутно, что «аристократическая» привычка давать завтраки и проводить совместные обеды с иностранными дипломатами несколько раз упоминается в дневнике.

Не будем подробно останавливаться на многочисленных служебных обязанностях «петроградского чиновника». Отметим только, что молодой коллежский асессор вряд ли мог быть директором правления солидного Русского Торгово-Промышленного акционерного общества.

Вообще же после прочтения дневника возникает портрет автора с его апатией, одиночеством и неврастенией, который мало походит на 27-летнего Сергея Бельгарда. Нам кажется, что аноним должен быть несколько постарше. К тому же Бельгард был дважды женат, а это также не соответствует образу закоренелого холостяка, каковым себя полагал автор текста.

Обратим внимание на еще одну несообразность. Известно, что Бельгард 11 октября 1917 г. был назначен специальным представителем Минфина в Риме и должен был отправиться в Италию. Автор же дневника ни сном ни духом не отмечает это назначение, продолжая описывать события в Петрограде в записях от 15, 16 и 19-26 октября. Мы не знаем, сколько продлилась командировка Бельгарда, но вполне вероятно, что он и вовсе отсутствовал в дни октябрьского переворота, и, соответственно, не мог зафиксировать в дневнике столь широко цитируемые наблюдения о «зверствах» большевиков.

Но достаточно о нестыковках – мы уже исключили Бельгарда из списка. Пора обратиться к поискам истинного автора. Но прежде, чем мы это сделаем, стоит упомянуть еще об одной попытке доказать, что автором дневника был С.К. Бельгард.

Доказательство Боннэр

Эту попытку сделала Елена Георгиевна Боннэр в своей книге о родословной академика Андрея Дмитриевича Сахарова22. Дело в том, что родной дядя академика Николай Иванович Сахаров (1891-1971) был женат первым браком на Валентине Владимировне, урожденной Бандровской, которая, в свою очередь, после развода с ним около 1929 г. вышла замуж за все того же Сергея Константиновича Бельгарда.

Боннэр после смерти мужа, занимаясь его родословной, натолкнулась на известную нам публикацию в журнале «Нева». Сначала она обратилась к падчерице Сергея Константиновича – Ирине Николаевне Сахаровой, – высказав ей свое «интуитивное убеждение», что автором дневника является ее отчим. Та не согласилась, считая, что это не его стиль и ему не был свойственен присутствующий в дневнике антисемитский оттенок (и, как мы теперь знаем, оказалась права). Боннэр, однако, по ее собственным словам, «не сдалась» и решила доказать собственную правоту. В отличие от Б. Неплоха, шедшего от общего к частному, она поступила наоборот: отталкиваясь от имени, попыталась найти данные, подтверждающие версию: «автор – Бельгард».

Елене Георгиевне было известно, что Сергей Константинович был расстрелян по так называемому «Делу Госбанка», и поэтому она обратилась к соответствующим документам23 в архиве МГБ (ныне ЦА ФСБ). Буквально сразу же после прочтения начальных сведений из анкетного листа арестованного она сделала поспешный вывод о тождестве анонимного автора дневника и Бельгарда. Доказательствами Боннэр посчитала три совпадения: оба закончили Училище Правоведения, оба служили в Кредитной Канцелярии и, наконец, оба участвовали в забастовке госслужащих. «Не может быть столько совпадений! – пишет Елена Георгиевна. – Бесспорно, С.К.Бельгард и неизвестный автор – одно лицо… Можно написать в "Неву"»24.

Все три аргумента не выдерживают критики: в 1917 г. в Министерстве Финансов служили по меньшей мере 32 выпускника Училища Правоведения, из них пятеро – в Кредитной Канцелярии, а в забастовке служащих участвовали поголовно все чиновники министерства. Вероятно исследователю так сильно хотелось подтвердить свое «интуитивное убеждение», что она проигнорировала такое важное обстоятельство, как несовпадение дат рождения, а также то, что автор дневника был только нештатным служащим Кредитной Канцелярии. Таким образом, попытку Е.Г. Боннэр, как и попытку Б. Неплоха, будем считать незасчитанными.

Наш метод

Разобравшись с Бельгардом, наконец приступим к поиску истинного (насколько это возможно) автора. Приводим достаточно подробно ход нашего «расследования», чтобы можно было указать на наши ошибки, если таковые будут замечены.

Итак, воспользуемся «методом Неплоха» и обратимся к «Списку личного состава Министерства Финансов», только в нашем случае к более «свежему» выпуску – на 1917 г.25 Из более чем тысячи сотрудников выделим выпускников Императорского Училища Правоведения (они обозначены в «Списке» аббревиатурой И.У.П.). У нас получился лист из 32 фамилий. Далее – «отбраковка» по возрасту. Здесь остановимся чуть подробнее, так как возможны разночтения.

Указание на возраст анонима взяты из записи в дневнике от 16 августа 1918 г.:

…Представил домовому Уполномоченному свой паспорт. Все мужское население, от 18 до 40 лет, берется на учет. Приятное занятие – воевать с союзниками в союзе с немцами.

Строго говоря, из фразы не следует, что автору меньше 40 – он мог представить паспорт именно для того, чтобы показать свой уже непризывной возраст. Подходя формально, отсев по этому показателю проводить нельзя. С другой стороны, чиновник вряд ли упоминал бы сей факт в дневнике, если бы он для него ничего не значил. Поэтому мы все-таки учтем диапазон возрастов 18-40 лет, но будем иметь в виду это «слабое место» в наших рассуждениях.

Автор дневника представил паспорт после своего дня рождения. Значит, в 1917 г. ему было не более 39 лет, то есть он родился не ранее 1878 г. Отсеиваем наш список по этому признаку – остается 15 персон (заодно мы исключили Бельгарда). Вот они с указанием года рождения и вероисповедания (Пр – православного, Лт – лютеранского):

Красовский		1878 Пр
Рауш фон Траубенберг	1879 Лт
Берг			1880 Пр
Дюшен			1883 Пр
Денисьев		1883 Пр
Гагемейстер		1883 Пр
Борзаковский		1883 Пр
Багговут		1884 Лт
Крузе			1885 Пр
Штанге			1886 Лт
Клименко		1888 Пр
Ростовцев		1889 Пр
Шванебах		1889 Пр
Вельяминов-Зернов	1890 Пр
Кессель			1893 (исходя из года выпуска И.П.У.) Пр

Отсев по вероисповеданию. Прямого указания на православность автора в дневнике нет, но можно смело утверждать это на основе записи от 2 мая 1918 г., в которой он описывает, как в страстной четверг по православному календарю отстоял всенощную в церкви «родного» И.У.П. Имеются и другие свидетельства в тексте о его приготовлениях к православной Пасхе. Таким образом, убираем из нашего списка лютеран Рауша, Багговута и Штанге:

Красовский		1878	кам-юнк кс
Берг			1880	нс
Дюшен			1883	кам-юнк сс
Денисьев		1883	нс
Гагемейстер		1883	нс
Борзаковский		1883	нс
Крузе			1885	нс
Клименко		1888	ттс
Ростовцев		1889	кск
Шванебах		1889	ттс
Вельяминов-Зернов	1890	ка
Кессель			1893	ттс

В этом списке нами указаны звания, по которым мы будем проводить дальнейший отсев. Проделаем это с учетом того, что аноним является членом и директором нескольких правлений в солидных акционерных обществах – то есть должен находиться на высокой ступени в «Табели о рангах». Сразу исключаем коллежского секретаря и делопроизводителя Ростовцева. Та же участь – для титулярных советников. Остаются 8 человек (отметим для них еще и место службы):

Красовский		1878	кам-юнк кс   ГДЗБ
Берг			1880	нс	     Нижегородское отд. КрПБ
Дюшен			1883	кам-юнк сс   ОКМ
Денисьев		1883	нс	     ОКПКЧ
Гагемейстер		1883	нс           ОКПКЧ
Борзаковский		1883	нс	     ОКПКЧ
Крузе			1885	нс	     ОКПКЧ
Вельяминов-Зернов	1890	ка	     ОКПКЧ

(Сокращения: ГДЗБ – Государственный Дворянский Земельный Банк; КрПБ – Крестьянский Поземельный Банк; ОКМ – Общая Канцелярия Министра; ОКПКЧ – Особая Канцелярия по кредитной части.)

Теперь отсеиваем по месту службы. Первым делом исключаем Берга, как не петербуржца. А далее – решительный шаг, который не сделали Неплох и Боннэр: убираем из списка всех служащих Кредитной Канцелярии – они записаны там в качестве штатных сотрудников. Чтобы было понятны основания на всякий случай приводим цитату из записи в дневнике от 18 марта 1918 г.:

…С Государственной службой окончательно покончил. На этих днях большинство штатных чинов Кредитной Канцелярии поступило обратно, вернее сказать было принято снова на службу. Нештатные остались за флагом – я в том числе.

Теперь в нашем списке всего двое: Красовский и Дюшен. Красовский – старший делопроизводитель в Государственном Дворянском Земельном Банке. Эта должность слишком привязана к одному месту и не оставляет возможности для работы в различных Правлениях. Дюшен же, как чиновник особых поручений при Канцелярии Министра, обладает большей свободой, да и статус его достаточно высокий.

В «Списке личного состава» Дюшен указан дважды: первый – на стр. 11 в разделе «Общая Канцелярия Министра» в качестве исполняющего обязанности Секретаря Министра (здесь он идет третьим после С.А. Шателена и вице-директора К.М. Иогансона), второй – на стр. 21 в подразделе той же канцелярии «Чиновники особых поручений Министерства Финансов V класса. Статские Советники». Приведем дословно первую запись:

И. об. Секретаря Министра.
Дюшен, Георг. Серг., в зв. Кам.-Юнк. Выс. Дв.,
чин. особ. пор. М.Ф., причисл. к Канцеляр. Сов. Министр., сс., орн., 
1883, Пр., И.У.П., 1905, 1914, 1915.

Расшифруем:

Исполняющий обязанности Секретаря Министра.
Дюшен, Георгий Сергеевич, в звании Камер-Юнкера Высочайшего Двора,
чиновник особых поручений Министерства Финансов, причислен к Канцелярии Совета Министров, статский советник, орденов не имеет,
1883 года рождения, закончил Императорское Училище Правоведения в 1905 г., в ведомство Министерства Финансов поступил в 1914 г., в настоящей должности – с 1915 г.

Так что же, автор дневника – Георгий Сергеевич Дюшен? Мы полагаем, что – да. Попытаемся обосновать это утверждение другими аргументами, выходя уже за рамки «Списка личного состава». Для этого поищем биографические факты о Дюшене и соотнесем их с данными из дневника.

Автор – Дюшен

Родители. Отец Георгия был достаточно известной личностью в царской России, поэтому основные факты его биографии неплохо представлены в публичном пространстве:

Дюшен Сергей Петрович (29.1.1857-1918), рус. генерал по флоту (1915). Закончил Морской корпус (1878) и кораблестроительное отделение Николаевской морской академии (1884). В 1892-95 гг. младший адъютант, в 1895-97 гг. старший делопроизводитель высшего оклада Главного морского штаба. В 1897-1907 гг. – штаб-офицер для особых поручений при управляющем Морским министерством. В 1904-09 гг. заведующий законодательной частью Главного морского штаба. В 1909-11 гг. и.д. начальника Главного управления кораблестроения и снабжений. С 1911 г. член, с 1914 г. председатель Главного военно-морского суда.

После Февральской революции отстранен от должности. В сентябре 1918 г. арестован в Петрограде как заложник, скончался (убит?) в тюрьме26.

Жена – Анна Николаевна, урожденная Зыбина, дочь капитана 1 ранга27. Была председателем морского благотворительного общества28.

С 1892 г., когда Сергей Петрович поступил в Главный Морской Штаб, располагавшийся в здании Адмиралтейства, Дюшены сняли неподалеку квартиру в доме Александра Михайловича Вонлярлярского по Галерной ул., 26. (В одной из адресных книг Санкт-Петербурга даже указан номер квартиры – 3.)29 В этом доме семья проживала вплоть до 1918 г.

Теперь обратимся непосредственно к Георгию Дюшену. После окончания И.У.П. он стал называться более «демократичным» именем Юрий. Это поначалу привело даже к путанице: при первом его «появлении» в адресных книгах Петербурга-Петрограда (1906) он одновременно указан дважды под обоими именами по одному адресу30.

Итак, что удалось найти на данный момент:

  • Родился в Санкт-Петербурге 11 июля 1883 г. Крещен 28 июля в церкви при Демидовском доме призрения трудящихся по набережной р. Мойки, 108. Восприемниками были его дядя, потомственный почетный гражданин Петр Петрович Дюшен, и жена капитан-лейтенанта флота Екатерина Николаевна Феодосьева (видимо, тетя)31.
  • С апреля 1895 по апрель 1898 гг. учился в 8-й Петербургской гимназии в III, IV и V классах. Выбыл из V класса вследствие болезни по прошению родителей. Поведения был отличного32.
  • В августе 1898 г. поступил в V класс известной гимназии Карла Мая на Васильевском острове. Закончил полный гимназический курс в 1902 г. По итогам учебы и испытательных экзаменов награжден серебряной медалью (средний балл 4,75). В аттестации сказано: «за время пребывания в гимназии был отличного поведения, из класса в класс переходил одним их первых»33.
  • В этом же 1902 году поступил по прошению отца в Императорское Училище Правоведения, которое закончил в 1905 г. Приведем выдержку из книги о выпускниках Училища Правоведения34.

    66-го выпуска, 1905 г. 16 Мая.
    8. Дюшен, Георгий Сергеевич, IX-м классом; статский советник, камер-юнкер; чиновник особых поручений 5 кл. при Министре финансов; и.о. секретаря Министра финансов; причислен к канцелярии Совета Министров. Убит в 20-х гг. [1920-х] в Петрограде.

    Эти данные практически дублируют запись из «Списка личного состава МФ», и здесь нет ничего нового для нас, за исключением туманного намека на конец жизненного пути. Из другого источника35 получаем более внятные сведения на этот счет: «В 1927 г. – арестован в Ленинграде, приговорен к 3 годам ссылки (по амнистии срок приговора сокращен на ?). В июле 1928 г. освобожден с ограничением проживания (-6).» (Минус 6 означал воспрещение проживания в 6 пунктах: Москве, Ленинграде, Киеве, Харькове, Одессе, Ростове на Дону, а также в этих и пограничных губерниях.)

  • Из этого же источника можно почерпнуть данные о наградах, полученных Георгием Сергеевичем до 1917 г. Помимо различных памятных медалей, он имел иностранные ордена: французский Орден Почетного Легиона кавалерский крест, бухарский Орден Золотой Звезды 2-й ст., японский Восходящего Солнца 4-й ст., персидский Льва и Солнца 3-й ст., черногорский Орден князя Даниила I-го 4-й ст. Как видим, иностранные награды не принимались в расчет в официальных документах Минфина.
  • В 1906-1910 гг. был членом комитета по приисканию мест воинским чинам, пострадавшим на войне с Японией36.
  • Стал коллежским асессором и получил звание камер-юнкера Высочайшего Двора в 1908 г.37
  • До 1916 г. проживал вместе с родителями на Галерной, 26. Затем переехал на казенную квартиру Минфина в доме на набережной Мойки, 4738. В адресной книге Ленинграда за 1923 г. указан делопроизводителем по адресу: Моховая, 2839.

Если верить сведениям о ссылке и ограничении проживания, то появления Дюшена в столичных адресных книгах после 1928 г. ожидать не стоит. Как закончилась его жизнь – неизвестно. Есть только одно позднее указание на Юрия Сергеевича Дюшена как на составителя «Англо-Русского геологического словаря», изданного в 1937 г.40 Но тот ли это Юрий Сергеевич – неясно, хотя сочетание имени и отчества с довольно редкой фамилией делает это вполне вероятным. Возможно он дожил до этого времени и для заработка использовал свое знание иностранных языков. Далее след Георгия (Юрия) Дюшена теряется (© Б.Л. Неплох). Вообще же, учитывая его происхождение и послужной список, кажется сомнительным, что он пережил Большой Террор 1937-1938 гг.

Исследование биографии Дюшена не входит в нашу задачу. Нас интересуют только факты, позволяющие подтвердить или опровергнуть его авторство пресловутого дневника. Поэтому к ним и обратимся.

День рождения

Главным доказательством, как и в случае с исключением Бельгарда, должна стать дата рождения. Вот соответствующая запись в дневнике:

11 июля [1918], четверг
Праздную сегодня по новому стилю годовщину дня своего рождения. У меня обедают мама, папа и Андрей Иванович.

Чтобы не было сомнений, проверим, на всякий случай, не ошиблись ли публикаторы дневника с датой, случайно перепутав, например, букву в названии месяца и поставив запись в другое место. Ответ – не ошиблись. Действительно, 11 июля в 1918 году приходилось на четверг, а данная запись следует после записи от 8 июля с описанием событий эсеровского мятежа, который, как известно, начался 6 июля.

Дата рождения Георгия Дюшена – 11 июля 1883 г. – взята нами из записи в метрической книге о его крещении. В 1893 г. Санкт-Петербургская Духовная Консистория сличала с этой записью «метрическую выписку» по делу о дворянстве Дюшенов: «выписка эта оказалась с подлинною метрической записью о рождении Георгия Дюшен во всем согласною»41.

Мы так скрупулезно проверяем эту дату, поскольку в других более поздних документах встречается ошибочное написание – 11 июня42. Похоже, что на каком-то этапе (скорее всего, при поступлении Георгия в 8-ю гимназию) при копировании выписки из метрической книги была сделана типичная описка «июль-июнь». Эта дата потом стала перетекать из одного документа в другой, пока при подаче Прошения о принятии в И.У.П. ошибку не заметил отец и не приписал сверху: «11 июля 1883 г.»43.

Таким образом, имея полное совпадение дат рождения автора дневника и Георгия Сергеевича Дюшена, уже можно с уверенностью говорить об их тождестве. Но приведем и другие аргументы.

Адреса

Сравнение адресов, упоминаемых в дневнике, с реальными местами проживания Георгия и его родителей также дает положительный результат. Записей с указанием на адреса всего две. Первая:

Понедельник, 13 ноября [1917]
…У меня очень тревожные дни. Завтра нас увольняют от службы, выселяют из казенных квартир. Я упаковываюсь, стараюсь относиться спокойно, но на душе тяжело. Не решил ещё, как устроить свою жизнь, поселюсь ли со своими на Галерной или постараюсь найти отдельную квартиру.

Вторая запись от 23 ноября (про переезд на Моховую) уже приводилась выше. (29 ноября автор дневника наконец туда переехал.)

С Галерной все ясно – с 1892 г. семья Дюшенов жила по адресу: Галерная ул., д. 26 кв. 3, там же до 1916 г. жил и Георгий. Затем он переехал на Мойку, 47. Это здание Минфина, где также располагались роскошные казенные квартиры для высших чиновников министерства, каковым и был Дюшен. А ведь наш автор дневника неоднократно упоминает, что до конца ноября 1917 г. проживал именно на казенной квартире Министерства Финансов. Заметим, что дом 47 своей задней частью примыкает к арке Главного Штаба и Дворцовой площади, так что наблюдатель, описывающий события большевистского переворота, действительно находился в гуще событий роковой ночи с 25 на 26 октября.

Ну, и наконец – Моховая, 28. По этому адресу Георгий (Юрий) Сергеевич Дюшен проживал в 1922 г. А это дом с квартирой графини фон дер Пален из дневника! Переехав сюда в конце ноября 1917 г., Дюшен жил здесь по крайней мере еще 5 лет.

Таким образом, все три адреса из дневника и три места проживания Дюшена и родителей совпадают. Формально можно конечно придраться к этим совпадениям: номер дома на Галерной в дневнике не указан, да и номеров квартир по другим адресам мы не знаем. То есть, теоретически семья анонима могла жить в другом доме на Галерной, а с 1916 г. аноним и Дюшен были соседями по дому сначала на Мойке, а затем и на Моховой. Согласитесь, что это невероятно – логичнее считать их одним лицом.

Еще одно косвенное доказательство

Есть еще один аргумент в пользу нашей версии – судьба отца. Нам известно, что генерал по флоту Сергей Петрович Дюшен был взят в заложники с началом «красного террора» в сентябре 1918 г. Этот факт хорошо соотносится с записями в дневнике:

2 сентября (20 авг)
Три дня ничего не записывал – не до того было. В пятницу утром убили Урицкого. … Пока что – произведена масса арестов.
В ночь на субботу (31-е) арестовали папу. В 1 час ночи явился отряд во главе с офицером – комендантом Адмиралтейского района, и увели папу. Обыска не производили. Папа сидит на Мойке, 67 (где жили Сухомлиновы), спит на голом полу, пищи не получает. Мама носит ему два раза в день еду и видела его. Допроса еще не было, а когда отпустят, неизвестно.
3 сентября
Вот уже 4 дня, что папа сидит, и когда это кончится – одному Богу известно …

И самая последняя запись в дневнике. В ней автор пишет об арестах и расстрелах на основании сведений, полученных из первых рук от датского посланника Скавениуса (Scavenius)44, который был на встрече иностранных дипломатов с «революционным диктатором» Петрограда Г.Е. Зиновьевым45:

Среда, 4 сентября 1918 г.
…Зиновьев подтвердил факт расстрела в Кронштадте 450 человек.
…Еще не подтвердилось, но, вероятно, в числе расстрелянных в Кронштадте В.Ф. Трепов, Граббе, Бутурлин. Их всех увезли в море на «Севастополе», расстреляли и тела бросили в море. Тела несчастных прибивает к берегу за Ораниенбаумом.
Арестованы старый граф Толь, Васильчиков (бывший министр Земледелия), Г.П. Карцов.
Что-то еще будет?

Дневник на этом обрывается. После известного постановления от 5 сентября46 «красный террор» усилился, и отец петроградского чиновника наверняка был расстрелян. Главный удар в эти дни был нанесен по офицерству и генералитету бывшей царской армии. Возможно после этой трагедии автор уже не мог уже более или менее хладнокровно описывать происходившие вокруг него события. Жизнь его самого оказалась под угрозой. Он решил сохранить записи и обратился с этим к сотруднику английского посольства, который и передал рукопись норвежскому инженеру. Дальнейшее мы в общих чертах уже знаем.

Итак, приведенные выше рассуждения и доказательства на наш взгляд достаточно убедительно показывают, что авторство «дневника петроградского чиновника» принадлежит именно Георгию (Юрию) Сергеевичу Дюшену – на момент написания статскому советнику, камер-юнкеру, чиновнику особых поручений при Министре финансов. Мы полагаем, что теперь правильное название для анонимного дневника – «Дневник Дюшена», а биографию Г.С. Дюшена (а также его семьи) можно дополнить сведениями из дневника. Но это уже другая задача и для других исследователей.

Заключение

1. В данной статье мы показали, что Сергей Константинович Бельгард не является автором пресловутого «дневника петроградского чиновника».

2. Мы утверждаем, что его автор – Георгий (Юрий) Сергеевич Дюшен. Главным доказательством служит совпадение его даты рождения с датой рождения анонима. Кроме этого выявлены соответствия по следующим параметрам: примерному возрасту, месту службы и учебы, должностному статусу, кругу знакомств, фактам биографии семьи, адресам проживания. Этого вполне достаточно, чтобы называть анонимный дневник петроградского чиновника «Дневником Дюшена».

Андрей Новожилов, Нина Белозерова
06.05.2016


  • 1 Русская революция глазами петроградского чиновника: дневник 1917-1918 г. Meddelelser nr. 48, Осло, 1986. 60 с. Публикация Петера Нильсена (Jens Petter Nielsen) и Бориса Вайля.
  • 2 Русская революция глазами петроградского чиновника: дневник 1917-1918 г. Грани №№ 145-146. Посев, 1987.
  • 3 «Глазами петроградского чиновника» Нева 1990 №№ 8-12.
  • 4 Борис Леонидович Неплох – в 1977 г. закончил заочное отделение Журналистского факультета ЛГУ, издавал многотиражные газеты и работал на ленинградском телевидении, в 1990 г. стал одним из основателей газеты «Ами» при Ленинградском обществе еврейской культуры. С 1991 – в Израиле, с 1994 – в Канаде. Издатель-редактор газеты «Монреаль-Торонто». Под псевдонимом Бьер Холлен выпустил две книги рассказов: «Вид с Королевской горы» (2004) и «Во всем виновата луна» (2009).
  • 5 Нева, 1990, № 10, С. 191.
  • 6 Там же. № 9, С. 195.
  • 7 ЦГИА СПб Ф. 19 Оп. 127. Д. 130. Л. 87 об. Метрическая книга церкви Рождества Иоанна Предтечи при 1-ом Кадетском корпусе за 1891 г.
  • 8 РГИА Ф. 1405 Оп. 544. Д. 950. Дело о службе бывшего причисленного к Мин. Юстиции Сергея Бельгарда.
  • 9 Список личного состава Министерства Финансов на 1916 год. Петроград, изд. редакции «Вестника Финансов».
  • 10 РГИА Ф. 1525. Оп. 1. Д. 232. Л. 25–44. Ведомости незаконченных заказов, о состоянии заказов и справочный материал по заказам в Италии.
  • 11 М.Г. Николаев «Неизвестные судьбы госбанковцев 1920-х: директор иностранного отдела Госбанка СССР В.С.Коробков» // «Деньги и Кредит» 2013 № 7, С. 66.
  • 12 ЦА ФСБ. Д. Р-27952. тт. 1-5. «Дело контр-рев. меньшевистской вредительской организации в Госбанке СССР».
  • 13 «Весь Петроград на 1917 год» Адресная и справочная книга г. Петрограда. Отдел III, С. 516.
  • 14 Там же. С. 53.
  • 15 Алексей Валерианович Бельгард (1861-1942) – государственный деятель, гофмейстер, сенатор, мемуарист. 1902-1905 – губернатор Эстляндии. 1905-1912 – начальник Главного управления по делам печати. С 1909 г. – гофмейстер. С февраля 1912 – сенатор. Был председателем в Исполнительной Комиссии по народному образованию. С 1918 г. – в эмиграции в Германии, с 1934 по 1940 гг. – в Эстонии. Умер 27 февраля 1942 в Берлине.
  • 16 А.В. Бельгард «Воспоминания» М. 2009.
  • 17 Александр Карлович Бельгард (1854-1921)- камергер (1891), харьковский вице-губернатор (1892-1896), губернатор Полтавы (1896-1902). В 1905 – уволен по прошению от службы, С 1916 – сенатор. После октябрьского переворота – в эмиграции. Умер в Берлине 10.11.1921.
  • 18 А.В. Бельгард «Воспоминания» С. 456.
  • 19 Граф Мирбах был в составе делегации немецкого канцлера Бетман-Гольвега, прибывшей в Россию в июле 1912 г. // События дня. Новое Время. 12 июля 1912.
  • 20 Вильям Стефенс – норвежский военный атташе в Петрограде (1917-1918).
  • 21 Сергей Андреевич Шателен (1873-1946) – дсс, в 1917 г. товарищ Министра Финансов
  • 22 Е.Г. Боннэр «Вольные заметки к родословной Андрея Сахарова», Изд. Права человека, 1996, С.147-150.
  • 23 ЦА ФСБ. Д. Р-27952. Т. 3
  • 24 Боннэр «Вольные заметки…» С. 148.
  • 25 Список личного состава Министерства Финансов на 1917 год. Петроград, изд. редакции «Вестника Финансов».
  • 26 К.А. Залесский. Кто был кто во второй мировой войне. Союзники Германии. М. 2003. С. 226.
  • 27 РГИА СПб Ф. 1343 Оп. 35 Д.8157. О сопричислении к дворянскому состоянию. Литеры "А-K". Дюшен. 25 апреля 1902 г.
  • 28 Адресные книги «Весь Петербург» и «Весь Петроград» на 1892-1917 гг.
  • 29 Там же. 1902 г.
  • 30 Весь Петербург на 1906 год. Адресная и справочная книга. Ч. 3 С. 223.
  • 31 ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 435-1. Л. 282. Метрическая книга церкви Святой Мученицы царицы Александры, что при Демидовском доме призрения трудящихся, наб. р. Мойки, 108, за 1883 г.
  • 32 ЦГИА. Ф. 144. Оп. 2. Д. 131. Петроградская гимназия и реальное училище К.Мая (1856-1918). Личные документы учеников гимназии, в т.ч. фотографии (фамилии на букву "Д") 1899-1920.
  • 33 ЦГИА. Ф. 355. Оп. 1. Д. 1067. Императорское училище правоведения Ведомства Министерства Юстиции (г.Петроград). Личные дела воспитанников и делопроизводственные дела. Дюшен Георгий. 1902.
  • 34 Н.Л. Пашенный. Императорское Училище правоведения и правоведы в годы мира, войны и смуты. – Мадрид: Изд. Комитета Правоведской кассы, 1967.
  • 35 А. Крылов-Толстикович. Придворный календарь на 1915 год. Комментарии. 2015. С. 253, 254.
  • 36 Весь Петербург. 1907-1911.
  • 37 Весь Петербург на 1909 г. Ч. 3. С. 261.
  • 38 Весь Петроград на 1917 г. Ч. 3. С. 227.
  • 39 Весь Петроград на 1923 г. Алфавитный указатель жителей. С. 161
  • 40 Англо-русский геологический словарь / Составил Ю. С. Дюшен; Под ред. акад. В. А. Обручева. – Москва: Онти. Глав. ред. техн. энциклопедии и словарей. Ленинград, 1937, тип. «Кр. печатник».
  • 41 О сопричислении к дворянскому состоянию. Дюшен. Л. 8, 8 об.
  • 42 ЦГИА. Личные документы учеников гимназии К. Мая на букву "Д".
  • 43 ЦГИА. Личное дело воспитанника ИУП Дюшена, 1902. Прошение о принятии в Училище.
  • 44 Харальд Скавениус (дат. Harald Roger Scavenius), 1873-1939 – датский государственный деятель, дипломат. Министр иностранных дел (1920–1922), посланник Дании в России (1912–1918), посол в Италии, Нидерландах и Швейцарии.
  • 45 Григорий Евсеевич Зиновьев (наст. фамилия Радомысльский), 1883-1938 – российский революционер, советский политический и государственный деятель. Член Политбюро ЦК партии (1921–1926), кандидат в члены Политбюро ЦК РКП(б) (1919–1921). Член Оргбюро ЦК РКП(б) (1923–1924). С мая 1918 по февраль 1919 – председатель Совнаркома Союза коммун Северной области и председатель Комитета революционной обороны Петрограда.
  • 46 РГАСПИ. Ф.19. Оп.1. Д.192. Л.10. Постановление СНК РСФСР от 5.09.1918 «О красном терроре».

последнее обновление 11.08.17 02:56